Язык рисунок: Язык рисунок (65 фото) » Рисунки для срисовки и не только

Содержание

Язык простой рисунок (68 фото) » Рисунки для срисовки и не только

Язык раскраска


Язык карандашом


Язык раскраска


Язык контур


Язык раскраска для детей


Рот рисунок


Губы рисунок


Язык мультяшный


Губы для срисовки


Раскраска Роллинг стоунз


Открытый рот карандашом


Язык карандашом


Нарисовать язык


Язык мультяшный


Язык без фона


Язык рисунок легкий


Язык на прозрачном фоне


Карандаш для губ


Губы для разукрашивания


Вампиры для срисовки легкие


Аниме губы мужские


Поцелуи карандашом легкие


Азбука английская глухих жестовый


Мультяшные рожицы с эмоциями


Рета аниме


Рисунки знаков препинания


Губы в мультяшном стиле


Красивые губы рисунок


Рисунки для срисовки губы


Губы для срисовки


Несложные рисунки для срисовки


Дактильная Азбука глухих


Губы черно белые


Рисование губ карандашом


Нарисовать губы


Рисунки карандашом для срисовки губы


Губы для срисовки карандашом


Улыбка для рисования


Поцелуй карандашом


Карандаш для губ


Анимация рта


Эмоции для рисования


Рот гача лайф


Правильное рисование губ


Губы для срисовки карандашом


Рожицы мимика


Рисунки карандашом для срисовки губы


Губы карандашом для начинающих


Как нарисовать мышку фото


Рисунки с надписями для срисовки


Зарисовки поцелуй


Губы с зубами карандашом


Нарисовать губы


Карандаш для губ


Рисунок легкий для срисовк


Рисунки с надписями для срисовки


Маленькие рисунки для срисовки карандашом


Нарисовать губы


Простое аниме лицо


Портрет карандашом для начинающих поэтапно


Дактильная русская (ручная) Азбука глухих


Мультяшный рот


Губы эскиз


Сердце рисунок карандашом для срисовки легкие


Язык жестов глухонемых алфавит



Язык простой рисунок (68 фото)

Рисунок на тему родной язык

1

Рисунок на тему мой родной язык


2

Плакат на тему Дружба народов


3

Многонациональный мир глазами детей


4

День народного единства рисунки


5

Легкие рисунки на день родного молдавского языка


6

Рисунки детей на день башкирского языка


7

Плакат родной язык


8

Родной край рисунок


9

Плакат русский язык


10

День защиты русского языка


11

Единство народов России


12

Конкурс рисунков родной край


13

Рисунок моя Россия


14

Дружба народов глазами детей


15

Стенгазета на тему русский язык


16

День Мордовского языка


17

Плакат русский язык язык межнационального общения


18

Рисунок на тему родной язык


19

Плакат на тему родной язык


20

Рисунки на школьбь ную тему


21

Адыгейские иллюстрации


22

Плакат на день родного языка


23

Рисунок на тему моя Республика


24

Толерантность плакат


25

Рисунки про Татарстан детские


26

Патриотический рисунок


27

Рисунок на патриотическую тему


28

Милый сердцу уголок рисунок


29

Рисунок по родному языку


30

День народного единства плакат


31

Рисунок Габдуллы Тукая сказки Эш беткэч уйнарга ярый


32

Рисунок на тему Забайкалье


33

Рисунок на тему Дружба народов


34

Многонациональный мир глазами детей


35

Плакат на тему родной язык


36

В дружбе народов единство России


37

Рисунок ко Дню Республики


38

Дружба народов мир на планете


39

Конкурс рисунков многонациональная Россия


40

Башкирия рисунок


41

Единство народов России


42

Ричунок на тему » школы»


43

Рисунок на тему моя Югра


44

Габдуллы Тукая забавный ученик


45

Рисунок на тему Дружба


46

Рисунок на тему Славянская письменность


47

Рисунок на тему моя малая Родина


48

Детские рисунки на тему Родина моя Алтай


49

Детские рисунки на тему миру мир


50

Юбилей школы рисунок на конкурс


51

Конкурс рисунков Дружба народов в школе


52

Мир рисунок


53

Рисунок на тему моя Родина


54

Зелёная Планета глазами детей


55

Детские рисунки природы


56

Пейзаж для детей


57

Рисунок ко Дню Республики


58

Многонациональный мир глазами детей


59

Многонациональная Россия дети


60

Семь девушек рисунок


61

Рисунки на тему казачества детям


62

Россия Родина моя рисунки на конкурс


63

Рисунок на тему дети Подмосковья


64

Горы глазами детей


65

В дружбе народов единство России


66

Башкортостан мой край родной


67

Родные просторы рисунок


68

Международный день родного языка


69

День мира рисунки


70

Рисунки на тему земля наш дом родной


71

Рисунок моя Россия


72

Рисунок на тему Россия


73

Язык наш дар бесценный


74

Рисунок на тему Родина


75

Церковь глазами детей


76

Рисунок на тему моя Удмуртия


77

Иллюстрации на тему Россия


78

Любимый уголок родной природы


79

Планета глазами детей


80

Рисунок на тему мир во всем мире


81

Рисунок моя Россия


82

День Республики детские рисунки


83

Рисунок на кубанскую тему


84

Экология рисунок


85

Моя Югра край в котором я живу


86

Плакат русский язык


87

Мой родной край Саратов рисунки


88

Родной край рисунок детский Чувашский


89

Детские рисунки про мир на земле


90

Дружная Планета конкурс рисунков


91

Рисунок на тему лето


92

Республика Карелия рисунок


93

Плакат земля наш общий дом


94

Рисование Дружба народов


95

Любимый уголок родной природы


96

Плакаты за мир во всем мире


97

РИСУНОК — Перевод на английский

Но оказывается, что печатать детский рисунок Микки Мауса на глазури незаконно.

But it turns out to be illegal to print a child’s drawing of Micky Mouse onto a plate of sugar.

Интересная картина, но у нас не достаточно информации чтобы увидеть весь рисунок.

So there’s an interesting pattern, but we don’t have enough data here to actually see the pattern.

Но затем вы присматриваетесь и понимаете, что рисунок сделан из того, что существует во времени.

Then you have this double take and see that it’s actually something that existed in time.

Чтобы вставить в рисунок изображение, выполните указанные ниже действия.

To insert an image into your drawing, follow these steps:

И этот обманывающий зрение рисунок показывает вам — все, что вывидите на этом рисунке — это Ллуватар.

And this hallucinatory drawing shows you — everything you see in this drawing is Iluvatar.

Затем откройте документ, в который требуется вставить рисунок.

Then, open the doc that you want to paste the drawing into.

Дети могли принести рисунок, а пекарня печатала его на глазури сверху торта на день рождения.

And kids could bring in drawings and have the store print a sugar plate for the top of their birthday cake.

В разделе «Желание» были вот такие работы Шуншо, они также периода Эдо — рисунок чернилами по шелку.

Then, under «Desire,» they showed these Shunsho paintings — also from the Edo period — ink on silk.

Подробнее о добавлении изображений на рисунок

Learn more about adding images to your drawing.

Это происходит так: рисунок — сетчатка — мозг.

So you have an image, a retina, and a brain.

У всех схожий рисунок, то есть все они очень длинные — даже нелепо длинные, по сравнению с другими белками.

They all have a common design, such as they’re all very long — they’re sort of outlandishly long compared to other proteins.

Текст будет добавлен на рисунок.

Your text will be added to your drawing.

Если вы пользуетесь старой версией презентаций Google, вставить рисунок можно в меню Вставить > Рисунок.

If you’re using the old presentation editor, you can insert a drawing by selecting Insert > Drawing and then selecting the type of object you’d like to insert from the toolbar.

%d1%8f%d0%b7%d1%8b%d0%ba PNG рисунок, картинки и пнг прозрачный для бесплатной загрузки

  • дизайн плаката премьера фильма кино с белым вектором экрана ба

    1200*1200

  • набор векторных иконок реалистичные погоды изолированных на прозрачной ба

    800*800

  • ценю хорошо как плоская цвет значок векторная icon замечания

    5556*5556

  • малыш парень им значок на прозрачных ба новорожденного весы вес

    5556*5556

  • Буква c с логотипом дизайн вдохновение изолированные на белом ба

    1200*1200

  • чат комментарий образование синий значок на абстрактных облако сообщение

    5556*5556

  • новые facebook покрытия с red lion и черный и синий полигональной ба

    5556*5556

  • Муслимая молитва с фоном ka ba

    1200*1200

  • церковь

    5556*5556

  • надпись laa ba sa thohurun ​​insya allah

    1200*1200

  • витамин b b1 b2 b3 b4 b6 b7 b9 b12 значок логотипа холекальциферол золотой комплекс с химической формулой шаблон дизайна

    1200*1200

  • витамин b b1 b2 b3 b4 b6 b7 b9 b12 значок логотипа холекальциферол золотой комплекс с химической формулой шаблон дизайна

    1200*1200

  • Лаба теплая крытая девочка и кошка пьют кашу la ba

    3543*4724

  • laba festival la ba porridge вкусная еда зимой

    3543*4724

  • al ba ith 99 ИМЯ АЛЛАХ

    1200*1200

  • Векторная иллюстрация мультфильм различных овощей на деревянном ба

    800*800

  • Вентилятор кондиционера fan ba shi emoji pack

    3000*3000

  • ba угол звезда голографическая радуга лазерная наклейка

    1200*1200

  • vietnam halong bay cat ba island inland river

    1024*3653

  • wang ba nian jing do not listen carry a bear cartoon with pictures

    1024*1369

  • dont listen wang ba nian jing fox expression pack

    1024*1369

  • простой ба дизайн логотипа вектор

    8542*8542

  • гостиница алиф Бата хиджая

    2500*2500

  • Искусство selamat hari raya idul adha с абстрактными ka ba vectir иллюстрация

    1200*1200

  • Крутая музыка вечеринка певца креативный постер музыка Я Май Ба концерт вечер К

    3240*4320

  • Ай Йе Ба Ба Ба Ба

    3597*3511

  • Ай Йе Ба Ба Ба Ба

    1927*1000

  • Молодежная лига Ай Туан Ба Ба

    2000*2185

  • Красный фон осень и зима новая одежда для электронной коммерции рекламный плакат женской одежды psd taobao ba

    1920*600

  • syafakallah la ba sa thohurun ​​in syaa allah арабская молитва для бесплатного скачивания

    2048*2048

  • thawab ka ba bah Форма sunbroush

    2000*2000

  • письмо логотип

    1200*1200

  • письмо логотип

    1200*1200

  • письмо логотип

    1200*1200

  • ba jie beauty cartoon character yellow

    2000*2000

  • 520 Рекламный фон ко Дню святого Валентина Фон taobao День святого Валентина taobao ba

    1500*750

  • письмо логотип

    1200*1200

  • мусульманская пара хадж ка ба

    2600*2600

  • в первоначальном письме логотип шаблон

    1200*1200

  • начальный вектор логотипа

    8542*8542

  • кхмерский шрифт ба золотой шрифт

    2000*2000

  • концепция образования в выпускном вечере баннер с цоколем и золотой ба

    6250*6250

  • чт ба вторник вьетнамские надписи

    2000*2000

  • фигура люди иллюстрация Ба Зиху

    3000*3000

  • Деревянные лодки с людьми Ба Яо

    2500*1216

  • в первоначальном письме шаблон векторный дизайн логотипа

    1200*1200

  • ба конфеты шоколад

    800*800

  • вектор поп арт иллюстрацией черная женщина шопинг

    800*800

  • в первоначальном письме ба логотипа

    1200*1200

  • свиной мак

    2000*2000

  • Язык — зеркало желудка, и не только

    Пирогова Ирина Юрьевна

    Врач-гастроэнтеролог-нутрициолог, врач интегративной медицины

    Глаза — зеркало души человека, а язык смело можно назвать зеркалом здоровья. Цвет языка, форма и наличие налета на нем может говорить о той или иной патологии. Многие заболевания не дают о себе знать достаточно долго, и неожиданно проявляется развернутая картина клинических симптомов. Многие врачи предупреждают, что организм дает знать о заболевании практически сразу, и самое главное — это заметить и научиться распознавать болезни. Непосредственная помощь в определении здоровья это, конечно же, язык.

    Анатомия языка

    Язык — это мышечный орган, который покрыт слизистой оболочкой. Орган выполняет множество функций, участвует в образовании речи, определении вкуса пищи, перемешивает и помогает образованию пищевого комка, проталкивает его в пищевод. Анатомически язык разделяется на две части, задняя часть языка называется корнем, а передняя часть, которая свободно двигается, называется телом. Верхнюю поверхность, которая похожа на бархат, называют спинкой языка. Весь язык покрыт сосочками 4 групп, которые отвечают за определение вкуса.

    Как должен выглядеть здоровый язык?

    Язык здорового человека бледно-розового цвета с ровной складкой, которая проходит вдоль языка. Язык мягкий, и не приносит никаких неприятных ощущений при движении. Сосочки на языке хорошо различимы, и не сглажены. В зависимости от времени года на здоровом языке может быть немного белого налета, летом налет немного толще, и сквозь него все равно просматриваются сосочки слизистой оболочки. Зимой налет может принимать желтоватый оттенок, а осенью налет становится светлее и суше. К тому же наличие тонкого налета на языке может говорить о незначительной патологии, которая развивается местно в полости рта, например гингивит десен, кандидоз полости рта и даже кариес. Уплотнение налета, при котором уже трудно отличить спинку языка, является сигналом к действиям, и может указывать на некоторые заболевания, в том числе и даже хронические.

    О чем говорит цвет языка?

    По цвету языка можно определить множество заболеваний, и каждому из них соответствует свой характерный цвет. При инфекционных заболеваниях, например, кори или гриппе, цвет языка становится бардовым, к тому же, такой цвет языка говорит о наличии жара. Бледный язык говорит о недостаточном питании, патологии крови — анемии, или о сердечной недостаточности. Фиолетовый язык сигнализирует не только о заболеваниях крови, но и указывает на заболевания дыхательной системы. Желтый или серый язык бывает у курильщиков, при желтухе или указывает на проблемы с желудочно-кишечным трактом. Черный язык, который так пугает родителей, и кстати не зря, говорит о слабости печени и селезенки, дизентерии, о серьезных вирусных инфекциях и даже об абсцессах. О заболеваниях почек говорит синий цвет языка. Голубоватый оттенок языка встречается при плохой циркуляции крови, цинге и при отравлениях тяжелыми металлами, особенно ртутью. Белый язык говорит непосредственно о грибковой инфекции или обезвоживании организма. О проблемах в полости рта можно судить при наличии темно-коричневого языка, что указывает на кровотечения в полости рта и в частности при пародонтите и гингивите.

    Причины налета на языке

    Главной причиной, конечно, является плохая гигиена полости рта. Ухаживать надо не только за зубами, но и за языком. По этим причинам выпущены специальный щетки, которые подходят для чистки зубов (щетинки) и для языка, обратная сторона такой зубной щетки имеет ребристую поверхность. Но не всем деткам в силу возраста можно пользоваться зубной щеткой, для таких целей отлично подойдет и зубные щетки — напальчники с ребристой рабочей поверхностью.

    Но не только плохая гигиена провоцирует образование налета, различные проблемы в полости рта стоматологического характера могут провоцировать образование налета. При первых подозрениях и появлении налета на языке, необходимо изначально обратится к стоматологу для исключения стоматологической патологии. Нарушение работы желудка или всего желудочно-кишечного тракта в целом так же является провокатором в образовании налета. Скопление налета на языке у детей происходит по различным причинам. Самой распространенной причиной налета на языке у грудных детей является кандидоз полости рта. У детей пубертатного возраста налет может образовываться из-за гормонально скачка, и воспалительных заболеваний слизистой оболочки полости рта, так называемого юношеского гингивита.

    О чем говорит цвет налета на языке?

    Цвет налета может сказать о том или ином заболевании, о той или иной проблеме с определенным органом и даже группой органов. Но, для полного понимания процесса, еще необходимо учитывать места расположения налета, только сложив эти два компонента, можно говорить практически со 100% вероятностью, что это именно данная патология.

    Налет на языке в большинстве случаев отличается от цвета языка. Чем толще налет, тем серьезнее патологический процесс. Налет — это первый признак снижения иммунитета, по толщине налета на языке можно сделать вывод о нарушении какого иммунитета идет речь (общий или местный).

    О заболеваниях желудочно-кишечного тракта говорит наличие толстого белого налета, именно такой налет указывает на наличие запоров. Тонкий налет по серединке языка говорит о наличии гастрита, и если налет толстый, то, скорое всего, начались осложнения гастрита или гастрит принял хроническую форму. Если налет расположен у корня языка, по нему можно судить о воспалении кишечника. О незаметно протекающих хронических заболеваниях кишечника и желудка, например повышенной кислотности, говорит наличие серого налета. Желтый и черный налет языка говорит о проблеме с желчным пузырем, селезенкой и печенью, в том случае, если он не проходит в течение недели. Если все же налет был временным явлением, то это указывает на нарушение микробного баланса полости рта, а причина этого явления — заболевания желудочно-кишечного тракта.

    Но, белый налет и его оттенки могут указывать и на заболевание других органов, если налет по краям и спереди языка — это указывает на заболевание легких, постепенное потемнение налета говорит об осложнении заболевания — пневмонии.

    Форма и размеры языка — важно ли это?

    Форма, размер так же важны при диагностике, как и цвет самого языка и цвет налета. Необходимо помнить, что язык относят к органам желудочно-кишечного тракта, и он является практически началом пищеварения. Если язык стал отечным и увеличен в размерах, то в первую очередь, необходимо исключить заболевания желудочно-кишечного тракта и пройти обследование у эндокринолога. Толстый или широкий язык указывает на недостаток кальция и витамина D, или нарушение обменных процессов, заболевания лимфатической системы. При таком состоянии так же можно говорить о воспалении самого языка, заболеваниях гипофиза. При постепенном уменьшении размеров или внезапном его сжатии можно заподозрить заболевания центральной нервной системы, общее истощение организма, в том числе и обезвоживание.

    Внешний вид языка

    Из-за атрофии сосочков языка, он становится сглаженным, блестящим и приобретает ярко-красную окраску, такой язык называется лакированным. Такую картину можно увидеть при онкологии желудка или хронических колитах. При дефиците витамина В и никотиновой кислоты в организме, такое заболевание называется пеллагра и относится к классу авитаминозов, язык похож на шахматную доску, покрыт черно-коричневым налетом с трещинами. С развитием заболевания язык меняет свой окрас и становится красным.

    Язык с глубокими бороздками различного размера и цвета называют географическим. Такой язык можно наблюдать при хроническом поражении желудка и кишечника (когда родители кормят ребенка неправильно), при некоторых формах психических заболеваний. По такому языку можно незамедлительно судить о наличии аллергической реакции. Если нарушена функция мозжечка, мозгового кровообращения, язык может искривляться или отклоняться в сторону. По некоторым данным, искривление языка может быть связано с соматическими нарушениями организма. При нарушении функции органов левой или правой половины тела соответствующая сторона языка незначительно увеличивается в размере, и кончик меняет положение – отклоняется. При патологии подъязычного нерва или при парезах язык так же может менять свое положение.

    Четко видная серединная линия языка напрямую связана с позвоночником и может указывать на его проблемы. Изогнутая линия у корня языка указывает на проблемы в поясничном отделе позвоночника, если изогнута посередине — средняя часть спины, и соответственно если изгиб у кончика языка, то проблема кроется в шейном отделе позвоночника.

    Трещины или изъязвленья

    Язвы на поверхности языка могут возникать по различным причинам. Прежде чем впадать в панику необходимо исключить простую травму языка, например при прикусывании, или при повреждении от полуразрушенных зубов. Последний вариант очень опасен, так как постоянная травма может вызвать глоссит воспаление языка.

    При воспалении желудочно-кишечного тракта (болезни Крона) на языке появляются язвы небольшого размера, и сразу образуется большое их количество. Язвочки болезненны и приносят множество неудобств.

    При сифилисе на языке возникает всего одна язва, совершенно различного размера и формы. Поверхность ярко-красного цвета, блестящая и твердая. Язвочка не дает о себе знать, совершенно безболезненная. Проявлением ВИЧ — инфекции на языке может быть образование бородавок. Выглядит это в виде разрастания слизистой оболочки языка на боках языка или ближе к корню. Плоские язвочки, которые расположены на кончике языка, боковых отделах или вдоль срединной линии, указывают на туберкулезный процесс. Поперечные полосы на языке указывают на сосудистые нарушения головного мозга.

    Неприятные ощущения в языке

    Сами неприятные ощущения разнообразны и могут проявляться болью, излишней сухостью, жжением и др. Сухость языка и полости рта называется ксеростомией, и является сигналом к исследованию на сахарный диабет. Сухость может быть связана и с нарушением деятельности слюнных желез, повышенной температурой тела, заболеваниями желудочно-кишечного тракта и обезвоживанием. При длительной ксеростомии цвет налета на языке становится темным, и появляются трещины.

    Боль в языке или глоссалгия возникает обычно при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, нарушениях со стороны эндокринной системы или при неврологических расстройствах. Боль при глоссалгии различного характера, локализуется в кончике языка и может меняться в течение всего дня. Провоцировать боль могут острые, горячие и маринованные продукты.

    При появлении зуда и жжении языка первым делом необходимо обследоваться у стоматолога и проверить наличие грибковых поражений языка (молочница). Жжение может быть и признаком анемии или повышенной кислотности желудочного сока.

    Знаки внутренних органов на языке

    Каждому из внутренних органов на языке отводится свое место. В китайской медицине язык делят на три части, корень языка соответствует нижней части тела, тело языка соответствует средней части тела, и соответственно кончик верхней части тела. Но есть другое мнение, при котором каждому органу отводят свое место, и она является более точной.

    Передняя часть языка является зеркальным отображением печени, сердца и легких, середина показывает желудок, поджелудочную железу и селезенку. Отделы кишечника можно диагностировать по корню языка, а вот почки по боковым участкам языка. Различные изменения язвы, покраснения налет в этих проекциях, указывает на ту или иную патологию соответствующего органа. Необходимо своевременно заметить признаки заболевания и своевременно принять меры.

    Покажи язык — и я скажу чем ты болен!

    — Пирогова Ирина Юрьевна


    Программы вступительных испытаний при поступлении на бакалавриат, специалитет

    Русский языкРусский язык
    МатематикаМатематика
    Информатика и информационно-коммуникационные технологии (ИКТ)Информатика и информационно-коммуникационные технологии (ИКТ)
    ФизикаФизика
    ИсторияИстория
    ОбществознаниеОбществознание
    ЛитератураЛитература
     

    Биология

    Биология — для поступающих на медицинский факультет;
    Биология — для поступающих на факультет естественных наук;
    Биология — для поступающих на факультеты психологии;

    физической культуры; специальной педагогики и психологии;

    ХимияХимия
    ГеографияГеография
     

    Иностранный язык

    Иностранный язык (английский язык)
    Иностранный язык (китайский язык)
    Иностранный язык (немецкий язык)
    Иностранный язык (французский язык)
    Дополнительные вступительные испытания, проводимые университетом
    Профессиональный экзамен

    (двигательная подготовка)

    Профессиональный экзамен (двигательная подготовка)
     

    Творческий экзамен (дизайн – проект)

    Творческий экзамен (дизайн – проект) — для направления подготовки 54.03.01 Дизайн, профиль: Промышленный дизайн;
     

     

     

    Творческий экзамен (композиция)

    Творческий экзамен (композиция)  — на направление подготовки 54.03.01 Дизайн, профили: Средовой дизайн, Графический дизайн, Дизайн костюма, Коммуникационная среда, Коммуникативный дизайн;
    Творческий экзамен (композиция)  — на направление подготовки 54.03.02 Декоративно – прикладное искусство и народные промыслы;
    Творческий экзамен (композиция)  — на направление подготовки 44.03.05 Педагогическое образование (с двумя профилями подготовки), профили: Изобразительное искусство и дополнительное образование; Изобразительное искусство и дизайн;
    Творческий экзамен (композиция) — на направление подготовки 44.03.01 Педагогическое образование, профиль: Изобразительное искусство;
    Творческий экзамен (композиция) — на направление подготовки 54.05.02 Живопись;
     

     

     

    Экзамен профессиональной направленности

    (рисунок и живопись)

    Экзамен профессиональной направленности (рисунок и живопись)  — на направление подготовки 54.03.01 Дизайн, профили: Средовой дизайн, Графический дизайн, Дизайн костюма, Коммуникационная среда, Коммуникативный дизайн;
    Экзамен профессиональной направленности (рисунок и живопись)  — на направление подготовки 54.03.02 Декоративно – прикладное искусство и народные промыслы;
    Экзамен профессиональной направленности (рисунок и живопись) —  на направление подготовки 44.03.05 Педагогическое образование (с двумя профилями подготовки), профили: Изобразительное искусство и дополнительное образование; Изобразительное искусство и дизайн;
    Экзамен профессиональной направленности (рисунок и живопись)  —  на направление подготовки 44.03.01 Педагогическое образование, профиль: Изобразительное искусство;
    Экзамен профессиональной направленности (рисунок и живопись) — на направление подготовки 54.05.02 Живопись;
    Вступительные испытания на базе профессионального образованияПрограммы вступительных испытаний
    Право и обществознаниеПраво и обществознание
    Гражданское право и гражданский процессГражданское право и гражданский процесс
    Детская литератураДетская литература
    Мировая художественная культураМировая художественная культура — для поступающих на факультет русской филологии;
    Мировая художественная культура — для поступающих на факультет изобразительного искусства и народных ремесел
    Основы педагогики и психологииОсновы педагогики и психологии
    Возрастная анатомия, физиология и гигиенаВозрастная анатомия, физиология и гигиена
    Основы психологииОсновы психологии
    Медико-биологические и социальные основыМедико-биологические и социальные основы
    Теория и история физической культурыТеория и история физической культуры
    Анатомия человекаАнатомия человека
    Неотложная медицинская помощьНеотложная медицинская помощь

    StudyArt — обучение за рубежом — Франция

    Продолжительность: 4 недели
    Возраст:
    16+
    Язык:
    английский
    Расположение:
    Paris College of Art, Париж, Франция
    Уровень:
    начальный

    Рисование — основа визуального искусства. Многие художники, дизайнеры, иллюстраторы, архитекторы, модельеры начинают свой профессиональный путь именно с него. Рисование — творческое семя, начало всего. Оно основано на движении руки, глаза и мысли — эти составляющие во взаимодействии претворяют визуальные и концептуальные идеи в жизнь. Студентам, изучающим визуальные искусства, необходимо прежде всего познать язык рисунка.

    В ходе курса вы научитесь видеть и передавать свои идеи посредством рисунка.

    Интенсивный курс дает основы визуального языка: понимание линии, формы, композиции, света и тени, жеста, и в то же время учит развивать собственное видение. Вы поэкспериментируете с различными материалами, откроете для себя природу и возможности каждого из них, изучите традиционные и оригинальные подходы к художественному видению.

    Курс подходит для студентов с разным уровнем навыков и разными стилевыми предпочтениями, преподавание строится на сочетании групповых и индивидуальных проектов, благодаря чему каждый получает возможность двигаться в своем ритме. Некоторые занятия (например, рисунок фигуры) проходят в студии, однако большую часть студенты творят в садах и музеях Парижа.

    Расписание занятий:

    • Понедельник — пятница
    • 9.00 — 10.30. Французский язык
    • 11.00 — 18.00. Рисунок. Перерыв на обед — 1 час.
    • Предусмотрены мероприятия по вечерам и в выходные.

     

    УЗНАТЬ ПОДРОБНОСТИ У СПЕЦИАЛИСТОВ STUDYLAB >>

    Все короткие курсы

    Позвоните и проконсультируйтесь в StudyArt:
    +7 (495) 933 55 69

    Объяснение «Я не умею рисовать»: параллели между структурой и развитием языка и рисованием — Полный текст — Развитие человека 2012, Vol. 55, No. 4

    И рисунок, и язык являются фундаментальными и уникальными для человека как вида. Точно так же, как язык является репрезентативной системой, которая использует систематические звуки (или ручные/телесные знаки) для выражения понятий, рисунок является средством графического выражения понятий. Однако, в отличие от языка, мы считаем нормальным, что люди , а не , учатся рисовать, и считаем тех, кто это делает, исключительными.Почему мы считаем, что рисование так отличается от языка? В этой статье утверждается, что структура и развитие рисунка действительно аналогичны языку. Поскольку рисунки выражают понятия в визуально-графической модальности с использованием шаблонных схем, хранящихся в графическом словаре, которые комбинируются с использованием «синтаксических» правил, разработка, таким образом, требует приобретения словаря этих схем из окружающей среды. Без достаточной практики и воздействия внешней системы базовая система сохраняется, несмотря на, возможно, бедные условия развития.Такая система рисования параллельна устойчивым системам языка, которые появляются, когда дети не знакомятся с языковой системой в критический период развития. В целом, этот подход проводит эквивалентность между рисованием и когнитивными атрибутами других областей человеческого самовыражения.

    © 2012 S. Karger AG, Базель

    Рисунок наряду с речью и жестами представляет собой репрезентативную систему для выражения понятий, которая является фундаментальной и уникальной для человека как вида.Однако, несмотря на это первенство, мы понимаем, что структура и развитие рисунка сильно отличаются от языка. Развитие языка рассматривалось как врожденная способность приобретать внешнюю систему схематических паттернов от сообщества. Развитие происходит в критический период, который длится до полового созревания, после чего способность к изучению языка быстро снижается [например, Lenneberg, 1967; Ньюпорт, 1990]. Мы считаем нормой для людей владеть языком и исключением для тех, кто этого не делает.

    Напротив, развитие рисования рассматривалось как развитие индивидуального навыка, которым некоторые более или менее владеют. От рождения до полового созревания дети постоянно улучшают свои способности к рисованию [Kindler & Darras, 1997; Ловенфельд, 1947 г .; Willats, 2005], но между 11 и 14 годами они сталкиваются с «периодом угнетения», когда их прогресс резко замедляется и стагнирует [например, Davis, 1997c; Дэвис и Гарднер, 1992; Гарднер, 1980, 1990; Читать, 1958; Розенблатт и Виннер, 1988].Этот спад объясняется отсутствием интереса или мотивации [Arnheim, 1997; Рид, 1958]. Считается, что те, кто преодолевает этот застой, либо обладают врожденным талантом к артистизму, либо усердно работали над его преодолением [Davis, 1997c]. Способность человека к рисованию, если ее не превзойти, останется прежней на протяжении всей дальнейшей жизни [Kindler & Darras, 1997], а прогресс станет значительно труднее. В отличие от языка, мы считаем нормальным, что люди , а не учатся рисовать и обозначают тех, кто это делает, как «одаренных» или «талантливых».

    Несмотря на представление о рисовании как об универсально доступном, но требующем дополнительной стимуляции и усилиях для достижения прогресса после полового созревания, этот путь развития, по-видимому, присутствует не во всех культурах. Дети в Японии не стагнируют в своих способностях к рисованию [Toku, 1998, 2001a, 2001b; Уилсон, 1997, 1999]. Их постоянный прогресс в обучении рисованию объясняется высокой скоростью копирования японскими детьми рисунков из комиксов [Toku, 2001b; Уилсон, 1988, 1997, 1999].В Японии комиксы — повсеместная часть общества, их читают люди всех возрастов и составляют почти треть всей печатной продукции [Gravett, 2004; Шодт, 1983, 1996]. Утверждается, что высокая степень знакомства с японскими комиксами и их имитация препятствуют этому падению в развитии.

    Почему копирование комиксов позволяет японским детям прогрессировать в рисовании, в то время как практика рисования в других частях земного шара приводит к застою? Ответ на этот вопрос заключается в том, чтобы поставить рисование рядом с траекториями развития других изобразительных способностей.В частности, я утверждаю, что система рисования устроена подобно лингвистической системе и, следовательно, имеет аналогичное развитие. Сравнение рисунка и языка не ново [например, Arnheim, 1974; Уиллатс, 2005 г.; Wilson & Wilson, 1977], и в этой статье делается попытка сформулировать идею о том, что рисование подобно языку по функциям, форме и развитию.

    Структура и развитие рисования

    Рисование включает множество взаимодействующих компонентов, включая систему восприятия, мелкую и крупную моторику, перцептивную обратную связь, взаимодействие с рисунками культуры, социальные взаимодействия и мотивации, эмоциональную валентность и другие.Затем развитие рисунка должно быть связано с этими многочисленными факторами. Наиболее распространенная точка зрения рассматривает рисунок как метод выражения восприятия. То есть «живой рисунок» включает в себя просмотр объектов в мире, а затем их графическое представление (также в литературе это называется визуальный реализм или изображение на основе вида ). В качестве альтернативы «рисование по памяти» включает концептуализацию объекта в уме вместо того, чтобы сделать его доступным для восприятия (также называемое интеллектуальным реализмом или объектно-ориентированным изображением ).

    Психологические теории часто подчеркивали этот перцептивный взгляд на рисунок [Farah, 1984; Герен, Ска и Бельвиль, 1999; Косслин и Кениг, 1992; ван Соммерс, 1989; Уиллатс, 1997, 2005]. Многие когнитивные модели рисования объединяют иерархическую модель визуального восприятия Марра [1982] с производством и планированием действий. Модель Марра [1982] теоретизирует несколько уровней понимания визуального восприятия, переходя от плоского воспринимаемого изображения («двухмерный эскиз») к абстрактной трехмерной модели пространственных представлений об объектах.Эти когнитивные модели рисования связывают мысленные образы с артикуляцией: рисование с натуры артикулирует двухмерный эскиз воспринимаемой визуальной поверхности, а рисование по памяти напрямую артикулирует трехмерную модель.

    Перцептивная точка зрения на рисование (будь то глазами или мысленным взором) является интуитивной, потому что она соответствует феноменологическому опыту рисования. Тем не менее, он не может передать несколько важных черт рисования. Например, почему люди рисуют по-разному? Маловероятно, что люди на самом деле воспринимают (или представляют) мир по-разному, поэтому связаны ли различия в способностях к рисованию исключительно с моторными навыками? Обратное также является вопросом: почему люди в одной культуре рисуют одинаково, но затем рисуют иначе, чем люди в других культурах?

    Графические схемы

    В отличие от точки зрения восприятия (т.например, «рисование предназначено для представления того, что я вижу [глазом или мысленно]»), я буду исследовать альтернативную функцию рисования, более соответствующую функции языка. Язык представляет собой репрезентативную систему, которая использует систематические звуки (или ручные/телесные знаки) для выражения понятий [Jackendoff, 2002]. Эти схемы хранятся в памяти и могут комбинироваться для создания бесконечно возможных новых выражений. По большому счету, эти выражения используют символическую ссылку, хотя язык также включает значительное количество индексальной и иконической ссылки [Clark, 1997; Лидделл, 2003].

    Точно так же рисунок является средством графического выражения понятий, хотя в значительной степени он делает это посредством иконической ссылки. Если рисование ограничивается представлением того, что мы видим, смысл рисунков (или доступ к значениям рисунков) должен быть универсальным. На самом деле, как и язык, рисунки настолько условны для отдельных лиц и групп, что иногда невозможно различить даже иконические изображения [Wilkins, 1997]. Например, люди могут легко определить географическое и временное происхождение стилей рисования.Должно быть легко определить с первого взгляда, принадлежит ли рисунок древним майя, грекам или китайцам, или современным японским комиксам, а не американским. Само понятие культурных стилей рисования противоречит модели рисования, основанной исключительно на восприятии, потому что стили строятся на обычных образцах, разделяемых людьми данной культуры.

    Существует множество примеров более конкретных графических схем. Учитель рисования Марк Кистлер [1988] описывает деятельность, которая выдвигает на первый план обычные схематические знания людей для рисования.Когда он просит людей очень быстро нарисовать дом, самолет и человека, они последовательно рисуют одни и те же условные изображения (рис. 1). Хотя эти фигуры являются культовыми изображениями домов, самолетов и людей, они отражают условные схемы рисования (чей дом на самом деле выглядит так?). «Фигурка» — это условное изображение человека. Действительно, культуры используют разнообразные, но систематические способы изображения людей [Cox, 1998; Кокс, Коясу, Хиранума и Перара, 2001 г .; Пэджет, 1932 год; Wilson, 1988], а некоторым даже трудно понять, что представляет собой фигурка из палочек в американском стиле [Wilkins, 1997].

    Рис. 1

    Обычные рисунки домов, самолетов и людей.

    Кроме того, различные художники используют схематические изображения в своих рисунках, которые объединяются для создания более крупных новых форм, тем самым маскируя их систематический характер. Возьмем, к примеру, изображения рук на рисунке 2 тремя художниками-комиксами. В первом ряду изображены последовательные узоры, используемые для рисования раскрытых ладоней и кулаков Джеком «Кингом» Кирби, который считается одним из самых влиятельных художников в истории американских комиксов и считается определяющим эстетику комиксов о супергероях [Duncan & Smith, 2009]. ].Ниже рисунков Кирби приведены примеры рук, нарисованных двумя другими популярными современными художниками. Мало того, что все три художника внутренне соответствовали своим собственным образцам, современные художники также явно использовали те же схематические изображения, которые использовал Кирби, в некотором смысле подтверждая его влияние (по крайней мере, в небольшом масштабе). Само по себе это подражание не предполагает, что рисунки так же полностью конвенциональны, как и языки, но подразумевает тенденцию к систематизации внутри художников и между ними.

    Рис. 2

    Схематические руки, нарисованные тремя авторами комиксов.

    Доказательства схематических графических изображений не ограничиваются несколькими художниками в культуре. В основополагающем исследовании Уилсон и Уилсон [1977] изучили рисунки американских старшеклассников и обнаружили, что почти все их рисунки в той или иной степени имитировали другие рисунки, особенно комиксы и мультфильмы. Далее они исследовали рисунки детей по всему миру и обнаружили как единообразие, так и различия между рисунками разных культур.Например, в Японии детские рисунки отличаются высокой последовательностью, поскольку они подражают японским комиксам [Cox et al., 2001; Уилсон, 1988, 1997, 1999]. Между тем прямоугольные тела рисуют дети в исламских странах [Wilson, 1988; Wilson & Wilson, 1984], в то время как тела в форме бутылок рисовали английские дети в конце 1800-х годов [Sully, 1896]. В другом корпусе 100% рисунков мексиканских детей в Калифорнии 1920-х годов использовали метод рисования ног с помощью пересекающихся линий, которые систематически прикреплялись к туловищу [Wilson, 1988].Действительно, Уилсон описал пример этих рисунков, в которых первоначальная попытка нарисовать ноги другим способом должна была быть стерта и завершена «правильным» традиционным методом.

    В целом эти результаты привели Уилсона и его коллег к заключению, что рисование включает в себя передачу специфических для культуры схем, а не репрезентацию восприятия [Wilson, 1988]. Они утверждали, что люди хранят от сотен до тысяч таких ментальных моделей в долговременной памяти, а затем комбинируют эти части, чтобы создать то, что в целом кажется новым представлением [Wilson & Wilson, 1977].В результате рисунок становится похожим на язык в том смысле, что он использует «лексикон» схематических моделей, хранящихся в памяти, которые генеративно комбинируются для создания бесчисленных новых образов. Этот взгляд идет вразрез с перцептивной точкой зрения рисования, потому что схематическая информация часто очень мало похожа на то, как вещи на самом деле выглядят в восприятии или в зрительной памяти.

    Когнитивная модель рисования

    Учитывая эти данные, когнитивная модель рисования должна учитывать не только артикуляцию восприятия, но и схематические графические представления.Схематические узоры были включены в некоторые модели рисования [Guérin et al., 1999; van Sommers, 1989], но они рассматриваются как производственные схемы – рутинизированные процедурных воспоминаний о знакомых способах рисования, а не «словарь» хранимых графических форм. Однако вышеупомянутые примеры паттернов свидетельствуют о том, что эти знания хранятся в долговременной памяти, а не только в процедурах. Поэтому мы исследуем альтернативную модель познания рисунка, которая включает в себя лексикон схем, эскиз которых показан на рисунке 3.Эта модель расширяет работу предыдущих исследователей, которые также отмечали языковые качества рисования, в частности проницательную работу Уиллатс [1997, 2005] о познании рисунка и наблюдения Уилсона о графических схемах [например, Уилсон, 1988; Уилсон и Уилсон, 1977].

    Рис. 3

    Когнитивная модель для рисования.

    Эта модель состоит из трех основных частей: (а) система восприятия, (б) система рисования и (в) значение. Система восприятия включает компоненты видения Марра [1982]: 2½D Эскиз — это форма визуального восприятия, а 3D Модель — это полное пространственное понимание (таким образом, часть смысловой системы).Дополнительные детали модели Марра, которые не нужны для данного обсуждения, обведены пунктирными линиями [см. Jackendoff, 1987; Марр, 1982].

    Изображение «Изображение». Наиболее интересным компонентом является система рисования. Во-первых, двухмерный набросок связан с изображением «Образ», который является ментальным образом в рабочей памяти того, что человек может намереваться нарисовать. Часто рисование требует планирования и решения проблем, связанных с удержанием в уме намеченных объектов или сцен, при этом артикулируя только часть за раз, в дополнение к операционализации того, как рисовать пространственные отношения, такие как закрытые объекты [например, объекты].г., Морра, 2002; Морра, Анги и Томат, 1996; Morra, Moizo, & Scopesi, 1988] или порядок изготовления рисунков [Freeman, 1980]. Например, дети, у которых больше возможностей для оперативной памяти, более точно рисуют объекты как закрытые, а не сохраняют их как отдельные объекты [например, Morra, 2002; Morra et al., 1988, 1996], потому что они способны лучше использовать процедуры, необходимые для изображения их пространственных отношений. Это «изображение» взаимодействует с двумя основными компонентами рисования, хранящимися в долговременной памяти: графическим словарем, кодирующим различные схемы, и графическим синтаксисом, определяющим комбинаторные принципы рисования.

    Графический лексикон. В графическом словаре хранится визуальный словарь, используемый для рисунков. В вербальном языке лексические единицы различаются по размеру, включая отдельные фонемы, морфемы, слова, идиомы, схематические конструкции и, возможно, целые предложения [Goldberg, 1995; Джекендофф, 2002]. Точно так же «графические лексические элементы» также различаются по размеру. Лексикон должен включать отдельные графемы, составляющие основные графические части изображения (т. е. точки, линии, кривые, круги, квадраты и т.) — аналогично «примитивам изображения» Уиллатс [1997] (то есть точкам, линиям или областям), которые обозначают края, углы и грани обозначенных объектов. Точно так же, как дети начинают говорить, играя с фонемами речи, дети начинают рисовать, набрасывая каракули, что, как утверждается, закладывает основу для производства графем [Golomb, 1992; Келлог, 1969; Киндлер и Даррас, 1997; Мэтьюз, 1983].

    На более высоком уровне от отдельных примитивов графический лексикон также должен включать схематические части изображений (например, руки на рис.2), которые можно использовать комбинаторно в более крупной картине, как обсуждалось Уилсоном [например, Уилсон, 1988; Уилсон и Уилсон, 1977]. Также могут храниться некоторые целые простые изображения (например, дома и фигурки из палочек) и даже некоторые целые систематизированные полные рисунки (например, если человек запомнил, как нарисовать конкретную сцену определенным образом). Кроме того, этот словарь был бы необходим для хранения схематических частей письменных языков, таких как буквы и целые словоформы (которые, таким образом, взаимодействовали бы с фонологией).

    Иконические графические схемы взаимодействуют с 3D-моделью, чтобы получить свое значение, а абстрактные элементы, не имеющие иконического значения (например, символические сердца, звезды для обозначения ударов в комиксах, знаки мира и т. д.), взаимодействуют с непространственной семантической памятью концептуальной структуры. . Willats [1997] подробно рассмотрел, как графические изображения соответствуют 3D-модели, и выдвинул гипотезу о том, что сопоставление графических меток с пространственными знаниями может фактически меняться в процессе разработки [Willats, 2005].Дети начинают с использования линий для изображения целых областей и граней объектов, а по мере взросления они используют линии только для изображения контуров и краев. Это изменение касается интерфейса между графическими знаками и их значениями.

    Графический синтаксис. Графический синтаксис включает комбинаторные аспекты создания изображений. К ним относятся такие правила, как смежность и окклюзия, правила, регулирующие размер для отображения глубины, и правила объединения различных схем вместе (например, присоединение схем рук к схемам рук).Например, Willats [1997] тщательно детализировал способы соединения линий в Т-образных соединениях для изображения окклюзии, Y-образных соединениях для отображения углов и L-образных соединениях для отображения краев. «Неграмматические» изображения возникают, когда вместо Т-образного соединения пересекающихся линий Y-образное или плюсообразное соединение делает окклюзию невозможной [Huffman, 1971; Уиллатс, 1997]. Эти типы комбинаторной смежности между линиями отличаются от простого рисования смежных линий и действительно возникают гораздо позже при приобретении навыков рисования [Willats, 2005].Эти аспекты рисования связаны с синтаксисом связи линий и схем.

    Производственные сценарии. Помимо кодирования формы рисунка артикуляция этих схем может включать процедурную память [Guérin et al., 1999; ван Соммерс, 1989]. Производственные сценарии определяют порядок, в котором рисуются схемы. Это важно, потому что, хотя многие рисунки заканчиваются и воспринимаются как чисто статические пространственные представления, они создаются во временном промежутке. Например, большинство людей согласится с тем, что рисование фигурки начинается с круга для головы, затем прямой линии для тела, затем либо обеих ног, либо обеих рук (рис.4). Более того, для большинства людей было бы странно начинать с ног, а затем двигаться вверх или чередовать рисование каждой ноги и руки. Этот порядок основан не на реальных схематических элементах изображения, а на способе его артикуляции. Другие схемы могут быть специальными, не требующими внутренней упорядоченности. Для этого при рисовании может использоваться сценарий по умолчанию, например, движение сверху вниз [Freeman, 1980], которое затем может включать возврат для заполнения деталей и может быть переопределено необходимостью внимания к определенным характерным особенностям [Golomb, 1981]. , 1992].Другой сценарий по умолчанию может выдвигать ящик для сохранения полных объектов на протяжении всего производства, что приводит к неграмотному упорядочению, если формы остаются неопределенными слишком долго [Willats, 2005].

    Рис. 4

    Графическая лексическая единица для фигурки.

    Производственные сценарии соединяют систему рисования с двигательной системой, в которой рисунки окончательно формулируются. Отсюда дополнительная стрелка соединяет зрение с двигательными навыками, представляя визуальную обратную связь, которую люди используют, когда видят, как движутся их руки во время рисования, тем самым позволяя системе вносить коррективы.Таким образом, эта связь будет заблокирована для слепых или не слепых людей во время практики рисования, предполагающей закрытие глаз.

    Графические лексические единицы. Лексический элемент рисунка пересекает эти основные компоненты в долговременной памяти. Это похоже на то, как лингвистические лексические единицы включают синтаксические, фонологические и концептуальные структуры [Jackendoff, 2002]. Например, в языке слово собака является существительным (синтаксис), произносится как /dawg/ (фонология) и означает что-то вроде «четвероногий мохнатый пес, лучший друг человека» (концептуальные структуры).Точно так же, как показано на рисунке 4, фигурка будет состоять из круга и нескольких линий (графем), которые хранятся в определенной конфигурации (лексикон), которые должны быть рядом друг с другом, но не перекрываться (синтаксис), которые создаются в определенном порядке (производственный сценарий) и представляющие определенный смысл (концептуальная структура/3D-модель).

    Однако не все лексические единицы кодируются во всех структурах. Простые графемы, такие как линии и круги, не имеют концептуального значения, точно так же простые фонемы являются чисто сохраненными аспектами фонологии.Чисто синтаксические правила, такие как смежность или перспектива, не могут быть закодированы в лексиконе, потому что они не имеют конкретной схемы для хранения, а только общий алгоритм для применения (о чем будет сказано ниже). Некоторые схемы также могут не иметь определенных производственных сценариев, поскольку порядок, в котором они рисуются, не имеет значения. Таким образом, графические лексические единицы могут быть перекрестно перечислены во всех структурах, но это не обязательно.

    Перцептивные точки зрения на рисунок, пересмотренный вариант

    Как эта модель может учитывать аспекты рисования? Когда люди рисуют, схемы, хранящиеся в долговременной памяти их графического лексикона, комбинируются с использованием правил их графического синтаксиса.Эта комбинированная информация затем сохраняется в рабочей памяти как «Образ» — их мысленная концепция предполагаемого рисунка. Отсюда рисунок затем артикулируется с использованием производственных сценариев, реализуемых с помощью моторных навыков.

    В случае рисования с натуры изображение «Изображение» использует схематическую информацию для рисования воспринимаемой поверхности в видении (т. е. 2½D эскиз). Однако, поскольку рисунок всегда включает в себя схематическую информацию, рисование жизни — это попытка подавления графического лексикона для того, чтобы нарисовать 2½D Эскиз в том виде, в каком он появляется (и, возможно, даже пытается запретить 3D-модель, чтобы не позволить понимание объектов мешает тому, как они выглядят глазами).Тем не менее вопрос о том, в какой степени лексика действительно может быть заторможена, остается открытым. Люди рисуют по-разному, глядя на один и тот же визуальный объект, но их системы восприятия и понятий, скорее всего, не отличаются. Их стиль отражает влияние их индивидуальных сохраненных моделей рисования, несмотря на их восприятие.

    В отличие от рисования с натуры, рисование по памяти представляет собой непринужденную артикуляцию схематических паттернов, связанных с пространственным знанием визуальных объектов.Здесь значение исходит из 3D-модели, которая формулируется посредством комбинации схем (графический лексикон) и комбинаторных правил (графический синтаксис), хранящихся в рабочей памяти в виде «Изображения». Опять же, эта информация артикулируется моторными навыками с использованием производственных сценариев. Важно отметить, что этот тип рисования , а не взаимодействует с 2½D Sketch для рисования того, что видно. Интерфейс 2½D Sketch используется только для того, чтобы получить перцептивную обратную связь по рисунку по мере его развертывания.

    Кроме того, уже давно замечено и испытано, что многие рисовальщики расстраиваются, когда не могут точно нарисовать свои мысленные образы.Это ощущение отражает связь между изображением «Изображение» и 3D-моделью. Перцептивная точка зрения на рисование приводит людей к мысли, что эта связь прямая. То есть они должны уметь рисовать объекты так, как они их себе представляют. Однако графический лексикон вмешивается между этими компонентами, требуя, чтобы ящики использовали схематические образцы в своих представлениях. Таким образом, несмотря на веру в прямую связь между артикуляцией и концептуализацией, ящики могут не иметь графических схем, которые позволяют полностью представить их предполагаемые значения.

    Эта модель также позволяет нам лучше понять обработку глубины и затенения. Некоторые аспекты глубины могут храниться в графическом лексиконе, например, прототипы рисунков кубов или цилиндров (рис. 5а). Однако точечная перспектива не может храниться в памяти как схема, потому что она должна применяться к каждой сцене уникальным образом, используя ссылку на точку схода. Скорее, перспектива должна храниться в синтаксисе как рутинный алгоритм, который нужно применять по-новому к каждой сцене (рис.5б). Аспекты затенения также могут быть сохранены в лексиконе. Это включает в себя тени, перекрестную штриховку и систематические методы затенения, например, когда художники используют один и тот же образец затенения каждый раз, когда рисуют трехчетвертную перспективу лица сзади (рис. 5c).

    Рис. 5

    Аспекты глубины и оттенка, пересекающие лексику и синтаксис.

    Однако «реалистичное» затенение включает в себя источники света и их взаимодействие. Это также потребует применения синтаксического алгоритма заново к каждой сцене (рис.5г). Включение перспективы и реалистичного затенения в графический синтаксис также объясняет, почему их так трудно выучить и почему их нужно изобретать или открывать, несмотря на то, что они являются обычными аспектами визуального восприятия: их нельзя легко хранить среди других схем в графическом лексиконе.

    Наконец, усиление или подавление этих связей может, возможно, объяснять поддающиеся проверке различия в навыках или недостатке способностей к рисованию. Например, одна из возможностей заключается в том, что одаренные рисовальщики просто дольше сохраняют визуальные воспоминания («образ» изображения) и, таким образом, имеют больший доступ к их артикуляции [Munro, Lark-Horovitz, & Barnhart, 1942].Другая возможность состоит в том, что они быстро усваивают большой набор графических схем и их комбинаторных свойств (графическую лексику и синтаксис) [Wilson, 1974; Уилсон и Уилсон, 1977, 1982а]. В качестве альтернативы Милбрат [1998] указывает, что талантливые рисовальщики могут быть более «внимательны к восприятию и акту рисования» (интерфейс зрительно-моторного управления) и могут более разнообразно использовать визуальные представления (графический словарь/синтаксис-интерфейс трехмерной модели). ). Все эти способы (и другие) могут характеризовать навыки рисования, и может оказаться, что одаренность в рисовании улучшает различные аспекты этой модели для разных людей. 1

    Эта модель также позволяет нам дополнительно охарактеризовать дефицит вытяжки. Например, дети с синдромом Дауна и синдромом Вильямса имеют сопоставимые уровни общего интеллекта, но различаются по способности к различным навыкам, включая рисование [Bellugi, Bihrle, Jernigan, Trauner, & Doherty, 1990; Беллуджи, Коренберг и Клима, 2001]. Дети с синдромом Дауна умеют рисовать примерно так же, как обычные дети. Можно было бы ожидать, что их система рисования останется неизменной.Однако, хотя дети с синдромом Вильямса могут рисовать упрощенные части объекта (такие как велосипедные ручки, колеса и рама), они не могут организовать эти части в связное целое. В этой модели этот недостаток в системе рисования может быть диагностирован как проблема с графическим синтаксисом.

    Конвергенция и дивергенция языка и рисования

    Теперь мы создали модель структуры рисования, аналогичную модели языка. Несмотря на их сходство, стоит рассмотреть некоторые различия между этими областями, прежде чем обращаться к вопросам развития.Во-первых, в то время как все три модальности выражения (вербальная, ручная и графическая) используют все три типа референции (символическая, индексальная и иконическая), каждая модальность, по-видимому, отдает предпочтение одному конкретному типу референции. Например, в речи в основном используются символические ссылки, в ручном общении широко используется индексальность, а в рисовании преимущественно используются иконические ссылки. Эта иконичность означает, что рисунки должны сопоставлять графические знаки с перцептивными значениями, отражающими этот интерфейс сходства [Willats, 1997], который отличается от более произвольных сопоставлений формы и значения в речи.Эта иконическая ссылка приводит к более широкой универсальности понимания рисунков и, одновременно, к точке зрения, что рисунки просто отражают мировосприятие. Важно отметить, что конвенциональность ортогональна этим типам референций, а это означает, что как иконические, так и символические знаки могут быть в высшей степени конвенциональными [Peirce, 1931]. Тем не менее, только символы получают свое значение из условности, а это означает, что для символических форм, таких как большинство слов, знание этой условности важно как для понимания, так и для производства.Иконичность рисунков, напротив, означает, что их понимание может основываться на более общих аспектах восприятия, хотя их производство по-прежнему включает шаблонные схемы, хранящиеся в памяти.

    Во-вторых, в отличие от рисунков, словесная форма вызывает линейное восприятие устной речи. Произведение и прослушивание вербализованных звуков происходит на протяжении всего временного промежутка, что делает линейность языка артефактом его среды. Напротив, хотя рисунки развертываются во времени, эта линейность может исчезнуть после завершения производственного сценария, оставив пространственно сохраненное целостное изображение.Во многих случаях воспринимающий рисунок никогда не видит временного развертывания изображения, а это означает, что производство и понимание этого производства остаются разделенными как по своей природе (социально-интерактивная и неинтерактивная коммуникация), так и по обработке (видение разворачивающегося изображения и целостного). представление). Помимо понимания, это приводит к дополнительным ограничениям на развитие: учащийся никогда не увидит (и, следовательно, не сможет усвоить) производственный сценарий, только увидев готовое представление.

    Наконец, третье различие между структурой языка и структурой рисунков связано с природой их синтаксиса. Ясно, что представленный здесь графический синтаксис для отдельных изображений сильно отличается от грамматической системы, используемой для соединения слов в предложениях. 2 В глагольной форме синтаксическая структура организует значение в связное представление [Jackendoff, 2002]. Однако описанный здесь графический синтаксис не объединяет значения вместе, а вместо этого объединяет вместе графические линии — сенсорный компонент рисунка — воспринимаемыми способами.Эта система больше напоминает ту, что управляет звуками речи: фонологию. Подобно фонологии, описанная здесь комбинаторная система включает в себя форму визуально-графического представления и, таким образом, может быть структурой, более похожей на графический синтаксис, чем на грамматику на уровне предложения [как также утверждал Willats, 1997]. Например, неграмматические соединения строк больше похожи на недопустимые фонологические строки (например, начало слова с tf ), чем на ошибки в порядке слов.Действительно, все уровни языковой структуры используют комбинаторную систему, а не только синтаксическую структуру, состоящую из существительных и глаголов [Jackendoff, 2002].

    Развитие рисования с помощью графического лексикона

    Теперь у нас есть представление о рисовании как о графической передаче концептуальных знаний посредством артикуляции схематических паттернов. Затем процесс разработки рисунка включает в себя получение и создание графических схем [Callaghan, 1999; Wilson & Wilson, 1977] точно так же, как овладение языком включает в себя приобретение лексики и грамматики в среде ребенка.«Беглость» рисования отражает достижение умения артикулировать эту схематическую информацию (в отличие от достижения визуального реализма и/или эффективного, эстетического или эмоционального мастерства), точно так же, как беглость в языке — это способность эффективно строить связные предложения (в отличие от создания эстетических выражений). поэзия или умная проза).

    Ограничения, с которыми дети сталкиваются на пути к свободному владению языком, могут отражать различные аспекты модели. Например, одна из возможностей заключается в том, что дети на самом деле имеют полное представление о том, что они пытаются нарисовать (3D-модель), но у них может не быть схематических или синтаксических способностей делать это генеративными способами [Freeman, 1980; Фриман и Кокс, 1985; Кармилофф-Смит, 1990].С другой стороны, они могут быть полностью способны воспринимать значения — и они могут иметь или не иметь в виду схемы для этого — но их двигательные навыки еще не развили ловкость, чтобы правильно их формулировать. Другая возможность заключается в том, что детям не хватает рабочей памяти (т. е. в образе-образе), чтобы удерживать схематическую и синтаксическую информацию для того, чтобы сформулировать концепции [например, Eng, 1931; Фримен, 1980; Морра, 2002 г.; Морра и др., 1988, 1996]. Многие из этих различных гипотез развития рисования имеют аналоги в исследованиях овладения языком.Эта модель позволяет нам сформулировать эти различные гипотезы проверяемым образом (и интегрировать их вместе).

    С учетом того, что развитие рисования в своей основе включает схемы обучения, подражание должно быть движущим механизмом этого приобретения. Хотя подражание чужим рисункам часто осуждается западным художественным образованием [например, Arnheim, 1978; Цижек, 1927; Lowenfeld, 1947], передача культурных условностей через подражание внешним раздражителям давно признана спонтанной и общей чертой развития вообще [Piaget, 1951].Копирование рисунков очень полезно для обучения [Gardner, 1980; Wilson & Wilson, 1982b], а подражание внешним графическим источникам в значительной степени мотивировано наблюдением и моделированием, не обязательно с явным художественным обучением посредством педагогики [Lamme & Thompson, 1994; Уилкинс, 1997; Уилсон, 1997; Уилсон и Уилсон, 1977]. Это преимущество усиливается, когда учащийся взаимодействует с процессом рисования, а не только с конечным результатом [Pemberton & Nelson, 1987]. Таким образом, изучение производственного сценария вместе со схемой облегчает рисование.Кроме того, вопреки традиционному мнению о том, что подражание ограничивает детское творчество [например, Arnheim, 1978; Цижек, 1927; Lowenfeld, 1947], недавняя работа предполагает, что имитация на самом деле способствует творчеству в рисовании [Huntsinger, Jose, Krieg, & Luo, 2011; Исибаси и Окадо, 2004]. Наконец, подражание важно для социализации [Korzenik, 1979], что способствует развитию способности к рисованию [Callaghan, 1999]. Хотя дети младшего возраста копируют как средство приобретения знаний, дети старшего возраста делают это, чтобы приспособиться к условностям своей культуры [Smith, 1985].Подводя итог, можно сказать, что подражание занимает центральное место в естественном развитии способностей детей к рисованию.

    Если развитие рисования включает в себя приобретение схем путем подражания, то теперь у нас есть способ понять разницу между траекториями развития детей в Америке и Японии: японские дети получают необходимую практику и знакомство с визуальным словарем, а американские дети не делайте. Комиксы в Японии предлагают богатый визуальный язык, который дети могут освоить посредством подражания [Cox et al., 2001; Току, 1998, 2001б; Уилсон, 1988, 1997, 1999]. Исследования показали, что более двух третей японских детских рисунков имитируют комиксы [Wilson, 1999], и почти все японские 6-летние дети способны рисовать сложные графические повествования в комиксах, но менее половины 12-летних других стран обладают этим умением [Wilson, 1988]. Важно отметить, что приобретение стиля рисования комиксов в значительной степени мотивировано тем, что японские дети сами знакомятся с комиксами и подражают им. Институциональные уроки рисования в японских школах в основном сосредоточены на тех же идеалах, которые провозглашает западное художественное образование, и в целом не поощряют и не практикуют рисование комиксов [Wilson, 1997].

    Одна из причин, по которой в Японии легче имитировать, заключается в том, что японские комиксы преимущественно используют стереотипный стиль с большими глазами, острым подбородком и пышными волосами [Cohn, 2010; Граветт, 2004 г.; Шодт, 1983]. Этот стиль не ограничивается комиксами и повсеместно повторяется в мультфильмах, рекламе и визуальной культуре. Действительно, в Японии нажимают , а не , чтобы найти этот стиль в графических изображениях. Этот стиль зародился у японского «бога комиксов» Осаму Тэдзуки, на которого оказали влияние Уолт Дисней и западные карикатуристы [Gravett, 2004].Из-за его беспрецедентной популярности на заре современной японской индустрии комиксов многие другие авторы комиксов подражали его стилю. По мере того как индустрия росла и развивалась, стиль стал ассоциироваться не с отдельным автором, а как условная репрезентация, характерная для целой нации — как и язык.

    В отличие от этого, стилистическая последовательность, подобная этой, не встречается в американской визуальной культуре. Хотя между американскими художниками-комиксами действительно существует некоторая условность (например, среди студий художников-комиков), среди стилей рисования во всей культуре наблюдается большое разнообразие.Комиксы, мультфильмы, реклама и т. д. — все они используют совершенно разные графические стили внутри и между ними. Без вездесущего последовательного стиля американским детям труднее усваивать внешнюю систему схем. Какой стиль они выбирают?

    Социальная мотивация также играет роль, основанную на преобладании последовательного стиля. Подражая стилю своих комиксов, японские дети участвуют в визуальном языке своей культуры. Напротив, без последовательного стиля, отражающего их социальную общность, американские дети не имеют социальной мотивации для подражания, если только они не принадлежат к субкультуре, которая ценит какой-либо визуальный стиль, например, американские читатели японских комиксов [Sell, 2011].

    Таким образом, комиксы обеспечивают японских детей постоянным визуальным словарем, который они могут усвоить. В результате у них более высокий уровень владения рисованием, чем у американских детей, и отсутствие спада в развитии рисования [Toku, 1998, 2001a, 2001b; Уилсон, 1997, 1999]. Для сравнения, обучение рисованию с натуры не способствует такой же беглости графики, как имитация схем. Поскольку каждое визуальное восприятие объектов в мире отличается, учащийся должен выяснить, как представлять очень бессистемные аспекты визуальной поверхности [Arnheim, 1969, 1974], тем самым не изучая словарь графических схем.Для того, кто полагался на представление такого визуального восприятия при обучении рисованию, рисование по памяти становится более сложной задачей, потому что словарь схем не приобретен.

    Бедные системы выражения

    Согласно этому сообщению, развитие рисования напоминает развитие языка: оно включает в себя приобретение визуального словаря шаблонов. Итак, что происходит, когда пользователь не усваивает достаточно схем для достижения определенного уровня мастерства (т. е. беглости)? Чтобы лучше понять такие «бедные» способности к рисованию, мы сначала обсудим современное понимание развития рисования, а затем сравним его с другими лингвистическими областями, которым не хватает адекватного стимула.Опять же, с самого начала стоит подчеркнуть, что мы не обязательно должны предсказывать точную корреляцию между развитием рисования и языка, даже несмотря на то, что в некоторых исследованиях рассматривались возможные корреляции [Kindler & Darras, 1997]. Однако, как будет подчеркнуто, важные параллели в общем ходе развития заслуживают выделения.

    Развитие рисунка

    С середины двадцатого века развитие рисунка часто признавалось как линейное движение к реализму [Lowenfeld, 1947].Эти теории развития сходятся в том, что дети начинают в младенчестве со стадии неконтролируемого каракуля, почти эквивалентного голосовому лепетанию [Kindler & Darras, 1997], в котором закладывается основа графем [Kellogg, 1969; Мэтьюз, 1983]. Затем следует этап графического лепета, когда формы повторяются, но не обязательно образуют узнаваемые объекты. К 2–3 годам дети начинают изображать действия с помощью основных фигур и каракулей, а затем переходят к использованию рисунков для представления объектов, а не действий.В возрасте от 5 до 8 лет они начинают рассматривать графику как автономную систему с возрастающей детализацией, реалистичностью и сложностью.

    Не все согласны с тем, что развитие идет по линейной траектории к реализму. Люке [1927/2001] был одним из первых, кто признал изменчивость в развитии. Он отметил, что дети часто создают разные стили, демонстрирующие их концептуализацию объектов, прежде чем полностью остановиться на перцептивном реализме. Например, когда маленькие дети рисуют поставленные перед ними кубики (т.ж., ящики, игральные кости и т. д.), они будут изображать все анфас, в том числе и незаметные, в результате чего получится «невозможный» объект [Luquet, 1927/2001; Уиллатс, 2005]. По сути, Люке предположил, что дети переходят от использования ментальных моделей к рисованию на основе восприятия.

    Наблюдения Люке были экспериментально подтверждены Фрименом и его коллегами [Freeman, 1980; Freeman & Cox, 1985], которые сосредоточились на том, как детские рисунки отличаются от реалистичного изображения (например, нереалистичные пропорции тела).Он выдвинул гипотезу о том, что у детей нарушено их производство, и они черпают (и, таким образом, подчеркивают) прототипические концепции, а не полную визуальную модель. Это различие было также рассмотрено Милбратом [1998], который утверждал, что обычные дети полагаются на концептуальные образы, в то время как одаренные рисовальщики раньше концентрируются на формах, кажущихся формах и перцептивном реализме. Опять же, эти подходы включают в себя широкий переход от рисования от концептуальных образов (из памяти) к рисованию воспринимаемой поверхности (рисунок из жизни).

    Willats [1997, 2005] описал более подробную модель фактического процесса рисования, связанную с теорией восприятия Марра [1982]. Он также связывает рисование с когнитивными проявлениями жизни (зрение-центрированное изображение) и рисование по памяти (предметно-центрированное изображение), и он с готовностью признает роль схем, хотя их роль в развитии остается неопределенной. Для него развитие рисования отражает попытки представить постоянно растущие уровни перцептивного понимания.Он утверждал, что каракули, сделанные в возрасте от 1 до 3 лет, на самом деле являются попытками нарисовать целые области, а не случайные линии или исследовательские предшественники реальных изображений [как в Kellogg, 1969]. Затем дети в возрасте от 3 до 8 лет переходят к рисованию регионов как ограниченных областей. Уже в 6 лет они начинают использовать грани предметов для обозначения областей (а не контуров), а к 8 годам начинают сглаживать очертания предметов. Только примерно к 10 годам дети начинают использовать линии для изображения краев и контуров, о чем свидетельствует использование ими соединений линий и окклюзии.С точки зрения модели, описанной выше, модель Уиллатса показывает, что дети сначала используют свои основные графемы для изображения целых объектов, затем переходят к основным схемам и, наконец, комбинируют эти схемы с синтаксическими правилами смежности и окклюзии.

    Имея это в виду, важно отметить, что другие исследователи подчеркивали траектории развития, которые не отражают линейную тенденцию. Гарднер и Виннер [1982] утверждали, что рисунки маленьких детей эстетически сопоставимы с рисунками зрелых художников, в то время как рисунки подростков переживают период меньшей эстетической силы.Эксперименты показали доказательства этого U-образного развития, когда судьи по изобразительному искусству оценивали рисунки детей, подростков и зрелых художников [Davis, 1991, 1997a, 1997b]. Однако более поздние эксперименты не смогли воспроизвести эти выводы, поскольку судьи не оценивали искусство модернизма как «хороший рисунок» [Kindler, 2000; Паризер, Киндлер и ван ден Берг, 2007 г .; Паризер и ван ден Берг, 1997; Паризер и др., 2007]. Эти контрэксперименты подчеркивали, что дети опираются на многочисленные влияния в нелинейном развитии рисования, занимаясь разными репертуарами, которые соответствуют культурным контекстам и художественным целям [Kindler, 2003; Киндлер и Даррас, 1997, 1998].С этой точки зрения имитация культурных влияний играет очень важную роль.

    Хотя некоторые исследования подчеркивают важность культурного влияния, подражания и рисования по схемам, модели не включают напрямую роль подражания в свои траектории развития рисунка. Некоторые теории замечательно подчеркивают различные культурные влияния, но они часто не описывают, как эти культурные репертуары взаимодействуют с достаточно хорошо засвидетельствованными аспектами теорий стадии.По сути, из-за столь легкого признания разнообразия, предлагаемого культурно-контекстуальными влияниями рисования, важные детали относительно подражательного и неподражательного развития могут быть упущены или размыты. Однако теории, полностью игнорирующие культурное влияние, на самом деле описывают, как рисунок сохраняется без подражания и схем. По сути, эти теории определяют, как выглядит бедная система рисования.

    Вербальная и ручная коммуникация

    Теперь мы можем сравнить развитие рисования с развитием других модальностей.Развитие языка у детей в значительной степени зависит от воздействия внешней системы и практики с ней. Хотя исследователи спорят о том, в какой степени базовые структуры языка заложены генетически [например, Pinker, 1994] или приобретены культурой [например, Tomasello, 2000], мало аргументов в пользу того, что дети должны усвоить языковую систему в своем окружении, чтобы научиться говорить. разговаривать. Ребенок, родившийся в Бостоне, скорее всего, выучит английский, а ребенок в Токио выучит японский. Кроме того, изучение языка прогрессирует в течение критического периода, который продолжается до полового созревания, после чего способность к обучению быстро снижается, и полная языковая компетентность становится недостижимой [например,г., Леннеберг, 1967; Ньюпорт, 1990].

    Важно отметить, что у исследователей языка нет твердых и точных доказательств существования критического периода в развитии языка. Действительно, «запрещенный» эксперимент, лишающий детей языка, был бы бесчеловечным. Однако накопление многочисленных примеров дает достаточно убедительные доказательства того, что изучение языка после полового созревания становится явно более трудным. Например, иммигранты, переезжающие в новую страну во взрослом возрасте, часто с трудом овладевают языком своего нового дома.Даже при четком обучении словарному запасу и грамматике они могут никогда не звучать по-настоящему родными. Однако если дети переезжают в критический период, они без труда становятся носителями языка [Klein & Perdue, 1997].

    Другие примеры относятся к детям, которые по неблагоприятным причинам вообще не знакомились с языком в критические периоды. Самый известный из этих случаев — «Джинн» [Curtiss, 1977], девочка, которая была изолирована от человеческого контакта с 2-летнего возраста, а в 13 лет обнаружила, что никогда по-настоящему не общалась с языком.После того, как впоследствии она получила интенсивное языковое обучение, у нее действительно появился значительный словарный запас, хотя она так и не достигла полного мастерства даже в простых правилах грамматики. В другом случае была женщина, которая имела регулярные социальные контакты, но считалась умственно отсталой до 31 года, когда у нее обнаружили глухоту [Curtiss, 1994]. Со слуховыми аппаратами она также приобрела базовый словарный запас, но ее грамматические способности были еще более бедными, чем у Джини. В целом, позднее изучение вербального языка, по-видимому, приводит к рудиментарному словарному запасу, но с нарушениями способности создавать предложения.

    Дополнительное исследование ручной модальности дополнительно описало, что происходит, когда люди сталкиваются с отсутствием лингвистического ввода. Дети, независимо от того, слышат они или глухие, выучат язык жестов, если они будут знакомиться с ним, хотя более беглая речь наступает по мере знакомства с ним в более раннем возрасте [Newport, 1990]. Не завися от языка жестов, говорящие люди также изучают жесты своего общества. Эти знаки либо состоят из спонтанных новых жестов (например, руки расширяются, чтобы выразить большие или двигаются, чтобы имитировать движение действия), либо конвенциональные эмблемы (например,например, большой палец вверх для хорошо или галочка в воздухе, чтобы попросить чек из ресторана) [McNeill, 1992]. Однако эти знаки обычно производятся изолированно, без какой-либо синтаксической последовательности, и появляются со скоростью примерно один знак на каждое произносимое предложение [McNeill, 1992].

    Более экстремальный сценарий возникает, когда глухие дети воспитываются слышащими родителями и никогда не знакомятся с языком жестов. У этих детей нет внешнего лингвистического ввода, вместо этого они создают свои собственные ручные системы знаков.Эти «домашние знаки» обычно включают несколько сотен знаков и, как правило, ограничиваются выражением «предложений» длиной до трех знаков [Goldin-Meadow, 2003; Голдин-Медоу и Фельдман, 1977; Голдин-Медоу и Миландер, 1990]. Хотя некоторые условные эмблемы той или иной культуры действительно появляются в домашнем знаке, большинство этих знаков изобретается детьми, а не родителями, о чем свидетельствует более высокий уровень владения знаками у детей, чем у их родителей [Goldin-Meadow & Mylander, 1983]. .Эти результаты показывают, что в отсутствие системы для глухих детей, чтобы овладеть языком жестов, они будут изобретать систематические знаки для общения, несмотря на то, что такие системы ограничены по своей природе.

    Исследование истощенных лингвистических способностей привело Голдин-Медоу [Goldin-Meadow, 2003] к тому, чтобы провести важное различие между устойчивыми и хрупкими свойствами языка. Устойчивые свойства языка выдерживают бедные условия развития и проявляются, несмотря на отсутствие внешнего воздействия.Эти свойства проявляются у домовладельцев и в других случаях плохого изучения языка; они включают в себя такие функции, как базовая сегментация знаков на контрастные значения и рудиментарные шаблоны для упорядочивания знаков в простые последовательности.

    Напротив, хрупкие свойства языка — это те, которые не выживают в бедных условиях и требуют внешних воздействий, таких как обширный словарный запас и синтаксическая сложность в многозначных предложениях. Эти общепринятые аспекты языка должны быть изучены в критический период развития языка; в противном случае останутся только упругие свойства.Постоянство устойчивых свойств побудило некоторых исследователей рассматривать эти особенности как отражение врожденной системы «праязыка», которая эволюционно предшествовала конвенциональным хрупким функциям, которые строятся поверх этой базовой системы [Bickerton, 1990; Джекендофф, 2002].

    Бедное рисование

    В этом свете, как мы можем интерпретировать способности к рисованию людей, которые не получают достаточного опыта рисования или практики? Люди, которые учатся рисовать, копируют другие рисунки, чтобы приобрести лексикон графических схем.В качестве альтернативы некоторые люди могут усердно создавать свои собственные системы, в которых они изобретают схемы для своих личных графических идиолектов. Если ни то, ни другое не происходит, люди остаются с «домашней тягой» (таблица 1) — обедненной системой рисования, состоящей из простых, вездесущих условных знаков (таких как фигурки из палочек и канонические дома), исправляющей способности к новым знакам и спонтанно созданные рисунки.

    Таблица 1

    Сравнение развития различных модальностей

    Мы можем думать об этой обедненной системе рисования, как о устойчивых свойствах языка Голдин-Медоу [2003].Это аспекты рисования, которые проникают, несмотря на отсутствие внешнего ввода. Некоторые устойчивые функции могут проникать через домены, а некоторые могут быть специфичны для рисования. Например, домашние знаки, языки жестов и даже разговорные языки, такие как навахо и японский, используют системы «классификаторов», которые сопоставляют различные значения с основными формами и схемами изображений [Armstrong & Wilcox, 2007; Голдин-Медоу, 2003]. Подобные отображения появляются в рисунках на песке коренных австралийцев, где простые круги и линии могут обозначать любое количество значений [Манн, 1962, 1986], а также на ранних стадиях развития рисунка, когда графические метки сопоставляются с основными формами и объемами в система обозначений [Willats, 1997].Если, как предполагают Армстронг и Уилкокс [2007], эти системы классификаторов отражают базовые устойчивые стратегии преобразования формы в значение в разных модальностях, они также могут быть включены в число устойчивых свойств рисунка. Подобно тому, как устойчивые черты языка были выявлены при изучении бедных слоев населения, детализирование устойчивых особенностей рисунка может быть изучено с помощью кросс-культурного и исторического корпусного анализа, путем изучения репрезентаций людей, живущих в графически бедной среде, а также путем изучения репрезентаций. от людей, которые могут столкнуться с дефицитом, до развития рисования, такого как слепота.

    Как и в случае с языком, мы можем предположить, что устойчивые черты образуют врожденное ядро ​​способностей к рисованию, на которое можно нарастить более хрупкие черты. Хотя дети во всем мире получают очень разное представление о рисовании и обучение рисованию, для рисунков были признаны одинаковые черты и этапы развития [Golomb, 2002; Киндлер и Даррас, 1997; Уиллатс, 2005]. Подобная врожденная способность могла бы объяснить, почему определенные черты основных рисунков пронизывают различные места, культуры и периоды времени в истории человечества [Golomb, 1992; Пэджет, 1932].Это также объясняет, почему все нормально развивающиеся люди способны рисовать по меньшей мере на 90 003 или 90 004, даже если они не владеют им в полной мере, и что большинство детей естественным образом рисуют графические пометки без подсказки. Все это подразумевает, по крайней мере, некоторую биологическую основу для врожденной способности к рисованию в познании.

    Напротив, свободное владение графикой предполагает изучение более хрупких свойств системы рисования, набора культурных условностей, которые облегчают более широкую систему выражения.Такие черты могут быть либо усвоены путем имитации признаков культуры (пассивно приобретенных и/или обученных), либо, что менее вероятно, могут быть полностью развиты учащимся. Некоторые даже более хрупкие аспекты рисования никогда не могут быть достигнуты посредством одной имитации. Например, перспективу и реалистичное затенение, которые включают точки схода или источники света, возможно, придется изучать или получать инструкции из внешнего источника. Это имело бы смысл, поскольку эти аспекты рисования были изобретены или открыты в эпоху Возрождения и не преобладают в исторически более ранних системах рисования или в большинстве детских рисунков.Эти хрупкие функции могут быть построены поверх устойчивых функций и служить системой, переопределяющей эти более основные функции. Например, если устойчивые свойства включали в себя базовую стратегию использования размера для изображения глубины (т. е. чем меньше, тем дальше), это может быть переопределено культурно усвоенными схемами, чтобы показать объем или глубину или даже полную перспективу.

    Повторное рассмотрение выпада

    Теперь мы можем спросить, если рисование включает в себя устойчивые и хрупкие элементы, означает ли это также, что оно включает в себя критический период? С общей теорией о том, что способности к рисованию сопоставимы с лингвистическими способностями, мы можем по-новому интерпретировать снижение траектории развития способности к рисованию.Вместо периода угнетения, когда половое созревание останавливает развитие личности, это, возможно, можно рассматривать как конец критического периода полового созревания, аналогичного тому, который наблюдается в развитии речи. Если учащиеся не приобретут достаточного воздействия и практики со схемами (не подражая), они достигнут конца своего критического периода, не достигнув уровня мастерства, и, таким образом, их способности, по-видимому, «упадут», оставив им только устойчивые черты системы рисования (или черты, которые они приобрели к этому моменту).

    Если рисование включает в себя такой критический период, как язык, стоит сравнить среду и обычаи, в которых дети учатся говорить и рисовать. Дети погружены в язык, часто с постоянным поощрением к разговору в результате коммуникативного взаимодействия со старшими говорящими. Они усваивают язык, наблюдая и участвуя в социально-интерактивных коммуникативных актах, используя эту систему [Kuhl, 2007], в которой их постоянно поощряют производить его в обмене в режиме реального времени. Напротив, в американской и европейской культурах дети не подвергаются воздействию среды, в которой рисование используется как повседневная коммуникативная деятельность.Дети участвуют в небольшом количестве взаимодействий, если вообще участвуют в них, побуждая их подражать рисованию как способу прямого общения со взрослыми и сверстниками. Случаи, когда они способны развивать свои способности к рисованию, немногочисленны и редки, они отнесены к специфическим культурным контекстам и, как правило, вне реальных межличностных взаимодействий (из которых, если они имитируют, они могут видеть только законченный образ). продукт рисунка и, таким образом, не имеют доступа к изучению производственного сценария).

    Кроме того, несмотря на ощущение, что Соединенные Штаты и европейские страны богаты изображениями, эти среды не обязательно используют согласованный визуальный словарь во всей своей визуальной культуре.Скорее, эти общества пронизаны разнообразными графическими стилями, а это означает, что ребенок знакомится с многочисленными графическими диалектами. Это разнообразие в языке было бы аналогично ребенку, выросшему в обществе, где каждый человек говорит на своем языке. Какой из них они приобретают? Это не похоже на Японию, где один и тот же стиль распространяется почти на все аспекты визуальной культуры. Здесь рисование в этом стиле — это не просто «обучение рисованию» как навыку, это участие в визуальном языке сообщества. По сути, визуальная среда и использование рисунков в Америке и Европе значительно беднее для развития рисования, чем для развития языка. 3

    В этом свете застой в рисовании американских и европейских детей является концом критического периода, когда они не получали надлежащего знакомства и практики с образцами рисования, и их развитие не идет дальше устойчивых черт система рисования (таким образом, кажется, что она отпадает). Напротив, японские дети, по крайней мере, погружены в визуальную культуру, имеющую последовательный и богатый набор схем. В результате японские дети в значительной степени усвоили схемы своего визуального языка к концу критического периода (что означает отсутствие выпадения).

    Еще одна контрастная среда исходит от общин коренных жителей Центральной Австралии. В этих сообществах используются системы рисунков на песке, включающие высококонвенциональные схемы, используемые наряду с речью, и вспомогательный язык жестов, используемый как в мультимодальном повествовании, так и в повседневном общении [Cox, 1998; Зеленый, в печати; Манн, 1962, 1986; Уилкинс, 1997]. На самом деле рисование настолько переплетено с коммуникацией, что говорящие не считаются по-настоящему беглыми, если они также не рисуют речью [Wilkins, 1997].Дети в этих культурах изучают систему без инструкций, только через знакомство, точно так же, как они изучают язык [Wilkins, 1997]. В отличие от этой системы, где рисунки функционируют как часть интерактивных языковых актов, американская культура кажется крайне бедной для демонстрации и использования рисунков.

    Если развитие рисования попадает в критический период, его окончание не обязательно сделает дальнейшее обучение невозможным в дальнейшей жизни. По прошествии этого периода развитие рисования просто станет явно более сложным (и еще более сложным, если обучение все еще не имитирует словарь графических схем) и, вероятно, потребует согласованных усилий, в отличие от относительной легкости в критический период.Это то же самое, что и в разговорной речи. Изучение языка становится значительно более трудным после полового созревания для большинства людей, что могут подтвердить многие взрослые, изучающие второй язык.

    Наконец, следует признать, что, как и язык, свидетельства критического периода рисования специально не исследовались (и уж точно не с этой точки зрения). Тем не менее, культурный контекст рисования может сделать изучение рисунка более осуществимым, чем изучение языка. Люди, не выучившие язык к концу своего критического периода, встречаются крайне редко.Подавляющее большинство людей свободно владеет языком, и бедные способности остаются исключением. Напротив, с этой точки зрения, большинство людей не владеют визуальным языком рисования, потому что у большинства людей ограниченные способности к рисованию. Из-за этого различия экспериментальная проверка гипотезы критического периода может быть более осуществимой для рисования, чем для языка. Было бы негуманно лишать ребенка изучения языка, но, поскольку многие дети уже лишены возможности научиться рисовать, для исследователей может быть только на пользу создание необходимых условий для проверки возможности критического периода.

    Заключение

    В целом в этой статье утверждается, что когнитивная система рисования похожа на язык. Функционально рисунок позволяет людям визуально выражать свои концепции. Обучение происходит в основном в критический период развития, который заканчивается в период полового созревания. На протяжении всего этого периода мастерство рисования зависит от воздействия и приобретения схематических мысленных моделей, которые создаются путем имитации рисунков других людей. Если учащиеся не усваивают схемы и достигают конца своего критического периода без достаточного развития, их способности к рисованию застаиваются на всю оставшуюся жизнь.

    Развитие рисования – это взаимодействие природы и воспитания. Кажется, что у людей есть врожденная способность представлять понятия графически, но для достижения полного мастерства требуется взаимодействие с внешней системой представлений. Это требует, чтобы учащийся подвергался воздействию богатой графической среды с изучаемыми знаками и имел мотивацию (например, социальное признание) для приобретения свободного владения языком. Тем не менее, если такая беглость не достигается, люди остаются с устойчивыми способностями, которые отражают врожденную основу способности к рисованию.

    Этот подход подчеркивает параллели между рисованием и другими выразительными способностями, особенно речью в вербальной и мануальной модальностях. Эта точка зрения предполагает некоторую эквивалентность всех модальностей структуры, разработки и обработки. То есть мы должны ожидать, что разум/мозг обрабатывает все выразительные способности сходным образом, при заданных модально-специфических ограничениях . Например, такие элементы, как кодирование схем, системы комбинаторных правил и развитие в критические периоды, могут затрагивать все экспрессивные модальности.Однако точная природа этих схем и комбинаторных правил различается между языком и рисунком, поскольку вербально-аудиальная и визуально-графическая модальности предъявляют разные требования к своим выразительным системам (например, вербально-слуховой канал создает линейную последовательность, в то время как зрительно-аудиальный канал формирует линейную последовательность). графический канал не работает). Аналогичное предположение подкрепляет исследования, изучающие другие области самовыражения, такие как музыка, с успешными результатами [например, Jackendoff & Lerdahl, 2006; Лердал и Джекендофф, 1982; Патель, 2003].В этом контексте противоположные теории должны нести ответственность за ответ на ключевой вопрос: почему разум/мозг , а не должен относиться к рисованию как к другим выразительным способностям?

    Если существуют параллели между структурой и развитием рисунка и языка, стоит подвергнуть сомнению разветвления. Значит ли это, что понятие языка должно быть расширено? Означает ли это, что общие аспекты познания мотивируют развитие как языка, так и рисования? Существуют ли другие области, которые имеют те же типы траекторий обучения, и что это говорит о развитии в целом? Это важные вопросы, поставленные перед будущими исследованиями, и их решение требует более глубокого понимания системы рисования и траектории ее развития, особенно в отношении взаимодействия хрупких и устойчивых свойств рисунка.

    Наконец, эта теория предполагает, что рисование является основной, а не периферийной когнитивной способностью. Периферийные способности (такие, как езда на велосипеде) часто появляются гораздо позже в развитии, им можно научиться вне какого-либо критического периода, и они не оставляют после себя латентных устойчивых черт, если их не развивать. Напротив, если для полной активации рисования требуется узкий период времени, это предполагает, что он так же важен для человеческого познания, как и другие основные функции, такие как вербальные или мануальные лингвистические системы, которые действительно оставляют после себя устойчивые артефакты.Таким образом, любое полное понимание разума должно включать эту способность, не рассматривая его как вспомогательную или периферийную систему, привязанную только к эстетическим или экспрессионистским намерениям. Скорее, рисунок служит еще одним способом передачи понятий, и его изучение встроено в понимание человеческого общения, человеческого познания и человеческой природы.

    Благодарности

    Эта статья стала возможной благодаря финансовой поддержке Центра когнитивных исследований Тафтса. Благодарим Наоми Берлов, Эмили Бушнелл, Стефани Готвальд, Рэя Джекендоффа и Еву Виттенберг за полезные отзывы о предыдущих черновиках и за помощь в формулировании представленной здесь когнитивной модели.Я также ценю отзывы двух моих анонимных рецензентов.

    Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
    Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
    Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам.Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб, нанесенный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

    Два совета по творческому росту с помощью языка рисования | Джон П. Вайс

    В конце прекрасной книги художницы Шерри МакГроу «Язык рисования» есть цитата из Рембрандта.Вот что говорил старый мастер:

    «…Я взял за правило, что они (ученики) должны приносить мне… заметьте, свои рисунки, а не картины. Ибо линия никогда не лжет. Дайте мне клочок рисунков человека, и я за пять секунд скажу, есть ли у него талант или ему лучше стать пивоваром».

    Иногда я подумывал стать пивоваром. Обычно, когда молчит художественная муза и мои усилия не дают результата.

    Когда возникает разочарование, хорошей стратегией будет уйти из вашей студии или творческой работы.Подышите свежим воздухом. Дышите глубоко. Затем найдите вдохновляющую книгу по искусству, чтобы погрузиться в нее.

    Иногда нам просто нужен перерыв, чтобы перегруппироваться и начать заново, желательно со свежим взглядом и более спокойным духом.

    Шерри Макгроу — художник, инструктор и мастер рисования. Ее книга содержит советы по рисованию, которые, если поразмыслить, хорошо применимы и к другим аспектам нашей жизни.

    Обложка книги Шерри МакГроу

    Одной из тем, которую МакГроу затрагивает в своей книге, являются уникальные качества, необходимые для хорошего рисунка.

    Множество студентов добросовестно изучают метод вида/размера и особенности анатомии в ателье повсюду.

    Безусловно, прочная основа этих навыков поможет художнику отточить свое мастерство.

    Но есть еще кое-что. Оно исходит изнутри нас. Какой-то экспрессивный дух. Как в этом ручном исследовании Макгроу ниже.

    Правильное рисование очень важно. Но, как утверждает МакГроу в своей книге:

    «Правильно нарисовать на ощупь и выглядеть совершенно иначе, чем красиво нарисовать .Правильный рисунок — жесткий, а красивый рисунок — живой. Вместо того, чтобы так усердно работать, ученик должен сначала сделать глубокий вдох, расслабиться и испытать радость от рисования».

    Посмотрите на плавность и выразительную точность рисунка МакГроу, изображающего человека ниже.

    Вы когда-нибудь замечали, что ваши беззаботные наброски всегда выглядят лучше, чем окончательные работы? Над вами не висит давление, необходимое для создания отличного произведения. Вы просто позволяете себе раствориться в искусстве и самовыражении.

    Но есть еще кое-что. Когда мы расслаблены и позволяем себе просто творить, ради удовольствия, мы подключаемся к своему экспрессивному духу. Это волшебное место внутри нас. Где красота подлинного, личного самовыражения.

    Вот почему творческие люди должны выработать привычку к свободному самовыражению. Распорядок дня или расписание, в котором выделяется время для игр. Делать то, что вы делаете, творчески, без дедлайнов, проектов, давления и ожиданий.

    Лучшие вещи случаются, когда мы не забываем получать удовольствие от нашей творческой работы.Это позволяет нам получить доступ к нашему творческому духу.

    Вот как мы создаем наши лучшие работы, вместо этих натянутых рисунков, неестественной прозы, скучной музыки и т. д., которые возникают из-за давления производительности.

    Еще один момент, на который обращает внимание МакГроу, — важность того, чтобы увидел . Мы часто слышим это в кругах художников, но чтобы по-настоящему научиться видеть, требуется ежедневная практика.

    Это больше, чем просто научиться видеть вещи такими, какие они есть. Это учит видеть суть ваших предметов.Когда мы достигаем этого, мы открываем секрет лучшего искусства.

    Мы можем выразить природу вещей, не становясь рабами жалкой точности. Посмотрите на глубину этой гравюры Макгроу.

    Гравюра обладает основательностью и передает силу и благородство человека. Вам не нужен фотореалистичный рисунок или картина, чтобы уловить суть предмета.

    Этот принцип применим и к другим творческим занятиям, таким как писательство и музыка. Лучшие писатели и музыканты знают, что меньше значит больше.Выбор идеальных слов и лучших пауз между музыкальными нотами может сказать больше, чем бесконечные абзацы и повторяющиеся припевы.

    То, что вы упускаете, может быть столь же важным, как и то, что вы оставляете. Это справедливо и в искусстве, и в жизни.

    Каково качество ваших рисунков? Что вы видите в своих скетчбуках, дневниках, записях миксов и творческих экспериментах?

    Если вы хотите улучшить свою творческую работу, вы должны сделать привычкой творческие игры.Выделите раннее утро или час перед сном, чтобы весело провести время.

    Затем, примерно через месяц, внимательно посмотрите на то, что вы производите. Вы заметите подлинность и свежесть в своей работе. Все благодаря вашему недавно выпущенному экспрессивному духу.

    Кроме того, продолжайте развивать свое зрение и учитесь видеть предметы более близко. Для художников лучший способ сделать это — выйти и сделать много набросков.

    Известно, что Леонардо да Винчи повсюду носил с собой небольшой блокнот.Приобретите себе небольшой блокнот Moleskine и носите его с собой.

    Когда вы ждете встречи или встречи, или даже во время обеденного перерыва, выделите немного времени для рисования. Вы будете оттачивать свои навыки и развивать свой глазомер. Так вы станете более свободно говорить на «языке рисования».

    Для писателей вы можете сделать то же самое, читая больше. У меня всегда есть книга в машине. Беру на прием. Это намного лучше, чем те безвкусные журналы со сплетнями в большинстве приемных.Используйте небольшой блокнот, чтобы записывать идеи, отрывки, мелкие детали или все, что приходит на ум.

    Музыкантам развивайте слух, чтобы лучше слышать. Слушайте не только очевидное, но и тонкие звуки, ноты и паузы.

    Музыканты должны везде носить с собой наушники и музыку на своих смартфонах. Современные технологии упрощают доступ к музыке и записи звуков на вашем смартфоне.

    Начните раскрывать свой творческий потенциал. Научитесь видеть суть вещей.Вы будете расти творчески и будете довольны искусством, которое начнете создавать.

    Я Джон П. Вайс, прекрасный художник и писатель. Зайдите в мой бесплатный список адресов электронной почты здесь , чтобы получать последние произведения искусства и письма.

    Рисование : Является ли рисование языком?




    Есть несколько разных аргументов вокруг понятия рисования как языка, но после работы художником который рисует более 40 лет, я подумал, что мог бы также добавить свое Пенниуорт.
    Что касается словесных языков, то я выучил только два из них.Мой родной чернокожий диалект, где и интонация, и словарный запас были характерен для очень небольшой географической области, в словарном запасе которой есть слова как «транкульменты», которых я больше нигде не нашел, и мой образованный английский которую я усовершенствовал, когда покинул этот район, потому что, если бы я продвинулся в выбранном мной профессии я должен был казаться «образованным». Я выучил оба этих словесных языка подражание и повторение. По мере того, как в мой словарный запас появлялись новые слова, я пробовал их вне, и если бы мне удалось использовать их для передачи концепций, я бы использовал их больше.Я все еще добавляю новые слова и, что более важно, новые способы выражения слова вместе. Я учусь, слушая и читая, например, на этой неделе я Я читал замечательную книгу Эли Смита «Искусный», которая показала мне, как я могли бы начать смешивать разные языки письма вместе и все же сохранить общий «голос». Мало того, что ее книга помогла мне задуматься о моем собственном творчестве. стиль, она заставила меня более тщательно подумать о том, как я создаю визуальные картинки. Она заставила меня увидеть поэзию в «беглом просмотре» между личными анекдотами, к перечитыванию Диккенса через поэзию Шекспира, в то время как поп-музыка 1960-х лирика сингла проникает в подтекст мысли.
    Хотя чтение кого-то вроде Эли Смит может помочь мне подумать о каким бы сложным ни был письменный или устный язык, это не меняет тот факт, что я не могу читать или слушать с пониманием того, кто пишет или говорить по-русски или по-китайски. Это указывает на нечто фундаментальное; язык представляет собой репрезентативную систему, которая использует заученные условные знаки или схемы для выражать понятия. «Эти схемы хранятся в памяти и могут быть объединены в создавать бесконечно возможные новые выражения».(Кон, 2012, стр. 169) Ключ проблема в том, что эти схемы выучены.
    Итак, давайте посмотрим на мои визуальные «языки». Я изучил определенный тип языка «наблюдательного рисования» до того, как я закончил школу, этот язык опирался изображая то, на что я смотрел, цветы, других школьников, местные пейзажи, натюрморты и, прежде всего, стеклянные бутылки, копируя то, что я рассматривал использование определенного типа штриховки карандашом.

    Типичный заштрихованный рисунок бутылки, который в соответствии с набором условностей получил бы хорошую оценку 90 007.
    Это затенение имело тенденцию быть «сглаженным», поскольку оно появилось в то время, когда вы чем больше вы хвалили, тем лучше у вас получались плавные переходы.Модель для эти рисунки были стеной школьного художественного кабинета передового опыта. Вы видели, что было были выбраны как хорошие, и если у вас был достаточный контроль зрения и действительно заинтересованы в работе, вы поняли, что можете подражать лучшим и даже попытаться стать лучше. Как только стало ясно, что вы можете управлять «затенением», вам дали более сложную задачу, которая заключалась в установлении отношений между объектами. Только в этот момент вы начали видеть, что сложность ситуации рисования странным образом отражалась в растущей простоте окончательного вида рисунка.Копейке потребовалось некоторое время, но в конце концов я понял, что «абстракция» была в основе этого процесса, и эта абстракция требовала от вас активного поиска чего-то, в данном случае (ниже) простых геометрических отношений. По сути, затенение давало вам все и ничего одновременно.



    Наряду с этим наблюдательный язык рисования. Я также познакомился с «Педагогическим альбомом Пауля Клее», поэтому я начал использовать точку, линия и плоскость как отдельные формальные элементы внутри чисто абстрактного изучение.Мне показывали работы Кандинского, Мондриана и других художников так что у меня были четкие модели для обучения.

    Наряду с этим школьные языки. Я также разработал «мультяшный» или уличный язык, от газетных художников-карикатуристов, таких как Джайлз, и различных художников, работавших на Топпер, Бино, Орел и многие другие комиксы для мальчиков 1950-х годов, а также были тогда новым американским импортом, таким как комиксы DC. Это визуальное образование будет расцвет в начале 60-х, с появлением комиксов Marvel и визуального волнение Джека Кирби.

    Если вы посмотрите на это академический рисунок руки ниже, вы увидите, что художник хорошо потрудился чтобы показать вам, как соединяются мышцы руки.


    Однако, если вы посмотрите на тот же участок тела на рисунке Джека Кирби, вы увидите, что это не соответствует действительности.


    Кирби заставил меня понять, что все, что вам нужно сделать, это разработать «убедительный» язык, ваш рисунок не обязательно должен быть правильным. Я до сих пор пользуюсь уроком, полученным от Кирби, он научил меня совершенно новому мышлению о «правильности» в рисовании.

    Когда я работал на сталелитейном заводе Round Oak я выучил более технический язык, использование линеек, компас, угольники и французские кривые позволили мне описать части машин и этот язык я еще больше усовершенствовал, когда пошел работать промышленным интерьером дизайнер после окончания художественного колледжа. Это был специальный язык, и он был очень точно, я мог бы отправить чертеж технической группе, которая могла бы построить что-то с моих рисунков.


    На пути к в художественном колледже мне сначала сказали, что мой существующий язык рисования очень плохой и что мне нужно было выучить новый.Затенение карандашом было слишком неточным и имело нет эмоционального диапазона. Я научился развивать гораздо более широкий диапазон отметок (это что позволило мне более тщательно обдумать эмоциональный регистр) и научился более глубоко думать о форме, учиться использовать языки рисования, что гораздо больше точно описал опыт понимания трехмерной формы, такой как использование кросс-контурного рисунка, светотени для придания эмоциональной насыщенности, а также моделирования формы, использования измерения в перцептивном поиске, чтобы предложить как точность, так и неопределенность одновременно, использование одно-, двух- и трехточечной перспективы придать убедительность и авторитет как отдельным формам, так и пространству, которое они сидели и т. д.каждое новое выразительное средство рассматривалось как часть общего язык рисования. Однако некоторым аспектам языка уделялось больше внимания. акцент, чем другие, например, копирование с использованием затенения карандашом рассматривалось как очень немой язык, но живость жестов рассматривалась как язык, родственный Музыка. Модели для всех этих различных языков были показаны на изображениях. в презентациях, проводимых персоналом, стены студии, где критика использовалась для освещать передовой опыт и, конечно же, художественные книги и журналы, которые в мое время иллюстрировались в основном черно-белыми изображениями.Таким образом, вы узнали различные регистры визуального языка, каждый из которых изучается в особой ситуации, которая подчеркнул, что язык лучше всего подходит для описания или общения. Для Например, чтобы изучить перспективу и построить точную линию рисования, в мастерской строился натюрморт, часто план этажа с сеткой и объекты для рисования, состоящие из кубоподобных единиц, вместе с конусами, цилиндрами и сферами, т.е. предметами, которые были сделаны из геометрических элементы, которые, как можно увидеть, имеют ребра между значимыми поверхностями.Чертежи которые исследовали ритм и энергетические знаки, были ограничены движущейся моделью или пытаясь нарисовать движущуюся воду в пейзаже. Если вы ищете массу в перцептивном поиске пространства, вас вполне могут попросить исследовать это в комнате жизни. Вам скажут: «Дело не в том, что есть, а в том, где оно есть».

    В комнате жизни я начал понимать, что Кирби делает и то, что нас просят сделать, очень похоже. Вы искали что-то, и когда вы это нашли, это имело определенную убежденность или авторитет.В случае с приведенным выше рисунком линии, ищущие отношения, сливаются с отметками, ищущими массу, фигура и пространство, в котором она находится, сводятся воедино.
    Вы постепенно поняли, что вам нужно было тщательно выбирать язык, чтобы иметь возможность выражать что-то о характере того, на что вы смотрели. В письменном язык, я полагаю, что это выбор использования поэтического регистра для написания об особом чувстве, таком как потеря или ностальгия, но переключившись на более журналистский стиль, чтобы сообщить о том, что произошло, когда вы пришли на почту обновить налог на автомобиль.
    Я бы хотел, чтобы эти языки спорить выучил точно так же, как словесный язык, однако родной носителями этих визуальных языков были учителя искусства и художники, которыми я был в то время, когда я видел свою новую «семью», и если бы я хотел принадлежать к этой семья, я должен был бы выучить язык.


    На изображении выше показано, как Виктор Пасмор преподает в летней художественной школе Скарборо, и работа, окружающая его, должна была быть очень типичной для работ, созданных на курсах Фонда по всей стране в 60-х и 70-х годах, и это было в случае, когда я поступил в то, что было тогда преддипломный курс в Вулверхэмптоне в конце 1960-х.Несмотря на индивидуальность и выражение считалось очень важным, мне казалось, что рисунки, выполненные в Художественные колледжи в то время были на самом деле очень условны. Лучшие ученики были такими те, кто хорош в «иностранных языках», очень хорошо улавливают то, что было происходит вокруг них и может «подражать» внешнему виду и ощущениям визуального используемый язык (Остин назвал бы это притворным поведением), а затем, если они были достаточно умны, чтобы иметь возможность использовать эти языки с определенной уровень «понимания» (притворное поведение, ассимилированное, как сказал бы Остин).
    Итак, если все языки рисование (и поэтому я бы сказал, живопись, скульптура и прочие различные художественные формы смешанной техники) на самом деле являются заученными условностями, откуда приходит искусство в? Опять же, я бы сказал, что это очень похоже на развитие всех других выучил языки. Чем больше вы смотрите на язык, который используете, тем больше вы становитесь зная об этом, чем больше вы используете его, тем более искусным вы становитесь в управлении его нюансы. Причина, по которой мне нравилось то, что пишет Эли Смит, заключалась в том, что она действительно играя с письменной формой и заставляя меня снова думать об этом.т.е. в больше мы взаимодействуем с другими, пытаясь понять способ общения, подробнее мы узнаем о возможностях использования того или иного коммуникационная платформа. Конечно, вам также нужен опыт мира в чтобы было что сказать, а в красноречии сказанного, в способе что язык используется так, что вещи запоминаются из-за особого соединение элементов или способ, которым можно открыть новую перспективу, изменив формат, это будет в конце концов самым важным.У всех есть переживания, их невозможно избежать, но не каждый может сообщить, как их опыт может стать универсальным, как их конкретные «маленькие ощущения» можно превратить в нечто такое, чего не может сделать другой человек. только понимать, но чувствовать эмоциональную связь с.
    Однако я также чувствую, что есть определенные влиятельные лица, которые «привилегируют» определенные визуальные языки над другими. В какой-то момент кино не считалось настоящей формой искусства, как и фотография, в англоязычном мире формат комиксов считался для детей, в Японии, конечно, не так, и есть всегда споры и дебаты о том, что представляет собой хорошее письмо или лучшее из Изобразительное искусство.Я полагаю, что в конце концов все, что вы можете сделать, это продолжать пытаться говорить то, что вы хотите сказать, и продолжать пытаться понять вашу среду, чем больше искусства вы будете рассматривать, тем больше будет ваш визуальный словарный запас, и, как писатель, чем больше вы узнаете о других «голосах», тем больше ваш собственный голос может быть отточенным.
    Интересно сравнить, как преподаются две традиции письма и рисования. Для начала мы должны приобрести базовые навыки, при письме я до сих пор помню, как формировал отдельные буквы снова и снова, а затем, когда вы могли точно рисовать отдельные буквы и соединять их вместе, чтобы составлять слова, вам нужно было научиться писать. соедините их вместе, чтобы перейти к «совместному письму».


    Это было до обсуждения орфографии, синтаксиса, значения и т.д. Однако затем мы начали писать букву «Б», что было основано на заучивании правописания наизусть, а затем, конечно, когда вы учили свои слова, вам приходилось практиковаться в чтении, и были даны определенные книги, в моем случае «Джанет и Джон». Как только основы были закончены, только тогда вы начали думать о том, чтобы написать что-то содержательное, и когда вы это сделали, это могло быть стихотворение или отрывок на заданную тему.В основном писательство рассматривалось как нечто, на развитие которого ушли годы практики. С другой стороны, изначально рисование было чем-то, что вы делали, вам давали мелки для игры, а затем иногда вас просили что-то нарисовать, часто для особых случаев, пасхальную или рождественскую открытку, вы, вероятно, больше рисовали на обложках. ваших тетрадей, чем в любом установленном сеансе. Я помню, как на уроке истории меня попросили нарисовать замок, но поскольку рисование считалось чем-то, что вы просто можете или не можете сделать, не было никакой поддержки или помощи для тех, кто не мог этого сделать, просто хвалили тех, кто мог .Так что неудивительно, что рисование отстает от литературы с точки зрения нюансов и изощренности. Али Смит считает само собой разумеющимся, что ее читатели не только умеют читать, но и знают о широком спектре подходов к письму и о творчестве многих других писателей; ее работа состоит в том, чтобы обнаруживать неизвестные связи или малоизвестные голоса, которые становятся известными только тогда, когда на них указывает кто-то вроде нее. Она осознает, что язык письма постоянно меняется, видоизменяется, он все еще перекликается с поэзией Шекспира, но теперь должен признать ритмы рэпа и поэзию газетной прозы.Уникальное сочетание момента и места, которое создает захватывающее новое письмо, позволяет каждому писателю владеть своим личным голосом и осознавать, как этот голос сочетается с множеством других.
    Однако художник находится в другом положении. Из-за того, что так мало людей когда-либо учатся рисовать, существует гораздо меньший круг людей, из которых можно почерпнуть, которые могут оценить, что такое хороший рисунок. Вот почему так много людей «любят» рисунки, похожие на фотографии, они путают одно с другим, как если бы люди ошибочно принимали письмо за звукозапись.Звукозапись имеет отношение один к одному, так называемое «индексальное» отношение к реальности, письмо — нет, и мы этого не ожидаем, но иногда мы пишем предложения, предназначенные для повторения речевых паттернов, мы называем это письмом. диалог, но мы никогда не ожидаем, что он будет точно таким же, как звукозапись. Это потому, что у нас есть очень сложное понимание того, что такое письменный язык, и мы вынуждены использовать его, как я использую его сейчас, чтобы объяснять всевозможные вещи, а также передавать эмоции и, конечно же, рассказывать истории.
    Итак, в мире рисования мы видим то же самое? Я так думаю. Я думаю, мы все еще видим отголоски великих рисовальщиков, таких как Рембрандт или Гойя, в том, как мы изображаем людей. Но эти отголоски смешаны с формами и формами, которые можно увидеть в комиксах и газетных карикатурах. Подъем манги, возможно, теперь отодвинул Дисней на задний план, но простые формы значков, такие как смайлики и смайлики, теперь гораздо более заметны на визуальной арене. У нас также есть полное господство изображений, основанных на линзах.Мы повсюду видим изображения, сделанные камерой, и они становятся стандартами, по которым мы измеряем другие изображения. Это исказило наше понимание рисования, потому что для большинства из нас оно фактически заменило рисование как способ описания мира. Поэтому важно, как этот микс будет очищен и сфокусирован, чтобы создать визуальный язык для тех, кто занимается искусством сегодня? Что интересно, если вы пойдете на урок творческого письма, будет принято, что вам есть что сказать, но произойдет то, что вы будете подвергаться все более и более сложным формам высказывания.Как точка зрения от первого, второго или третьего лица меняет ситуацию? Что, если вы будете писать с точки зрения предметов в комнате, а не людей? Могли бы вы объединить голоса, используя приемы нарезки в стиле Уильяма Берроуза? На занятиях по творческому письму используются проверенные способы использования того, как люди могут сформулировать то, что они хотят сказать. По сравнению с ними формы визуального искусства кажутся настолько широкими и открытыми, что часто трудно понять, с чего начать. Таким образом, с одной стороны, у нас гораздо меньше базового обучения визуальному языку, а с другой стороны, возможные формы и форматы гораздо шире и гораздо более открыты для разрушения и преобразования в новые гибридные формы.
    Вы по-прежнему найдете множество книг с инструкциями, и они будут следовать старой формуле и снабжать вас основными схемами, с помощью которых можно приблизиться к упрощению сложной реальности. В этом случае мы видим два очень похожих набора схем рисования голов.


    Работа с установленной моделью была основой обучения художников на протяжении 1000 лет. Эти рисунки ниже представляют собой попытку Дюрера найти формулу для пропорций лица.

    Книги о том, как рисовать, часто высмеиваются как ведущие к клише и стилистические тупики, однако люди должны с чего-то начинать, и с моего знакомство с этими типами книг может помочь новичку разобраться, как подходить к различные ситуации рисования.Но только в качестве грунтовки, а не для использования в качестве костыль. Однако без основных структур, данных мне, когда я начал писать формы моих букв, я бы не умел хорошо писать, а так как рисую теперь я прекрасно знаю, как более 50 лет назад я жадно пожирал те ‘как рисовать книги и использовать их, чтобы помочь мне прояснить некоторые очень простые рисунки ошибки. Например, средний набор изображений головы выше показывает, как упростить и как увидеть голову как простую массу. Это поможет вам избежать ловушки рисования глаз, носов и ртов как символов, и вы будете вынуждены начать думать о расположении элементов вокруг формы.

    Так что не паникуйте. Берите вещи по очереди, думайте о том, сколько времени ушло на то, чтобы научиться говорить и писать по-английски, а затем попробуйте применить тот же подход к изучению визуальных языков. Старайтесь рассматривать как можно больше произведений искусства, как если бы вы читали, если хотите писать, смотрите на широкий спектр искусства и на как можно более широкий культурный и исторический период, старайтесь не иметь фаворитов и старайтесь работать. выяснить, почему что-то могло уцелеть, чтобы сейчас находиться в художественной галерее как известное произведение искусства, или почему что-то в журнале о современном искусстве упоминается как хорошее, даже если вам не нравится эта работа.Прежде всего рисуйте, и рисуйте снова и снова, и не будьте «сопливыми» по поводу базовых учебников для рисования.


    Одним из основных способов введения в писательское мастерство является заставить писателя писать, писать и писать. Продолжать писать, пока у них не заболит рука и они не почувствуют, что больше не могут. Но при этом так много людей осознают, что у них есть голос и что рука знает об этом, возможно, больше, чем разум. То же самое и с рисованием. Иногда приходится подталкивать и подталкивать, рисовать так, как будто завтра не наступит, и брать разные стили и подходы, не копировать их, а ценить, как и почему они работают, чтобы потом можно было использовать разные элементы из этих другие подходы к постепенному и медленному созданию личного языка, который сможет говорить то, что вы хотите, выглядеть так, как вы хотите, чтобы он выглядел, и передавать вещи со степенью сложности и осведомленности, которые являются общими для всех богатых коммуникаций. на каком бы языке к ним ни обращались.
    Я до сих пор пользуюсь навыками технического рисования, которым научился в подмастерье, я нахожу, что некоторые вещи лучше всего объясняются так, но, конечно, многое другое невозможно сказать на языке изометрической проекции, дело в том, что без во-первых, изучая язык, у меня не было бы визуальных «слов», чтобы сказать то, что я хотел увидеть.

    Для гораздо более академического исследования этих вопросов см.:
    Cohn, N (2012) Объяснение «Я не могу Рисовать’: параллели между структурой и развитием языка и рисованием Human Development 2012 г.; 55:167–192 Доступно на: http://www.visuallanguagelab.com/P/NC_drawingdevelopment.pdf

     Найдите книгу Дж. Л. Остина «Как делать что-то со словами» здесь



    Впервые я прочитал Остина, когда учился в Художественном колледже в Ньюпорте, и его сочинения заставили меня осознать, как мало мы думаем о том, как на самом деле работают языки.

    Смит А. (2012) Искусный Лондон: Пингвин

    Блокноты Пауля Клее

    См. также:

    Рисует язык, часть вторая
    Рисует язык, часть третья

    Электронная книга «Язык рисования» с видео — The Artists Guild Fine Art

    Описание

    Это как мастер-класс на вашем компьютере!

    С тех пор, как он был впервые опубликован в 2005 году, многие считали Язык рисования  основным учебным пособием по рисованию.Теперь издательство Bright Light Fine Art с радостью переиздает классический, вышедший из печати том автора Шерри МакГроу в четырех обновленных, улучшенных цифровых форматах электронных книг, включая премиальную версию, содержащую 24 подробных обучающих видео.

    Язык рисования Электронная книга с видео   помогает как начинающим, так и опытным художникам совершенствовать свои навыки, становиться лучшими рисовальщиками и глубже видеть глазами художника. Под руководством ловкого, теплого и юмористического Макгроу — опытного художника и учителя рисования с 40-летним опытом — вы снова влюбитесь в рисование!

    В этой цифровой версии ваше удовольствие от Язык рисования   будет дополнено художественными видеороликами, демонстрирующими простоту обучения Макгроу.Когда вы читаете книгу, просто нажимайте на живые ссылки, чтобы получить мгновенные инструкции от самого автора.

    МакГроу сочетает технические демонстрации с соответствующими примерами из своей личной эволюции творческого развития, захватывая чудо воображения.

    Если вы ищете альтернативу жесткому академическому обучению, эта электронная книга — то, что вам нужно. Макгроу проявляет детский энтузиазм в рисовании, уверенно превращая его в зрелую форму. Язык рисования объясняет то, что знали все хорошие рисовальщики со времен открытий, сделанных в эпоху высокого Возрождения.С более чем 200 полноцветными иллюстрациями рисунков МакГроу, он также включает в себя некоторые из ее влияний в специальной главе, наполненной работами некоторых из величайших рисовальщиков всех времен.

    Читатели, изучающие эти материалы, получат следующие преимущества:

    • 40-летний опыт преподавания Шерри МакГроу
    • 24 кратких обучающих видео по рисованию и искусству
    • Более 200 полноцветных иллюстраций
    • Демонстрация техники рисования с использованием классических материалов
    • Что хорошие чертежники ищут в живой модели
    • Рисунок Макгроу с живой модели
    • И многое другое, все под рукой!

    Как видите, эта единственная в своем роде электронная книга похожа на онлайн-мастер-класс прямо на вашем компьютере, который длится целый год! В мире искусства нет ничего подобного!

    ЧТО ГОВОРИЛИ ЧИТАТЕЛИ ОБ ОРИГИНАЛЬНОЙ КНИГЕ «ЯЗЫК РИСОВАНИЯ»:

    Отличный инструмент для настоящего художника… Я буду хранить эту книгу в качестве справочника до конца своей жизни .

    Научиться хорошо рисовать — это непрекращающееся занятие, и эта книга поможет не только упорядочить основные знания о ремесле, но и поддержать начинающего художника на его пути к значимым эстетическим целям .

    Лучший альбом для рисования за последние десятилетия!

    Эта книга хорошо написана, прекрасно иллюстрирована и в целом очень полезна. Это книга о рисовании как о «видении», а не о простом воспроизведении фотокопии вашего справочного материала .

    Шерри МакГроу написала прекрасно иллюстрированную книгу, которая отражает для читателя (будь то студент, художник или коллекционер)… лексикон предмета рисования .

    Подержанные экземпляры оригинальной вышедшей из печати книги продаются на Amazon за 300 долларов, а редкие новые экземпляры — за 600 долларов! Мы сделали это бесценное сокровище, добавив 24 экспертных видео, доступными для наших участников всего за 99 долларов в год.

    Закажите сегодня и заново откройте для себя простую радость рисования от всего сердца!

    Эта электронная книга представляет собой файл ePub с фиксированным макетом, чтобы сохранить качества оригинальной книги, вышедшей из печати.Ниже показано, как открыть и прочитать файл ePub с фиксированным макетом на компьютере или мобильном устройстве:

    Отказ от ответственности: вы должны войти в свою учетную запись Гильдии художников, чтобы получить доступ к видео в электронной книге. Видео в этой электронной книге будут доступны для просмотра в течение 12 месяцев с даты покупки. Вы сможете продлить доступ к видео через 12 месяцев с помощью членства в Гильдии художников или годовой подписки на эту электронную книгу.

    Трейлер электронной книги «Язык рисования»

    Рисование для изучения языка — Мир лучшего обучения

    Jade Blue подчеркивает преимущества использования рисования в качестве инструмента для изучения английского языка с некоторыми фантастическими заданиями, чтобы ваши ученики рисовали.

    От инструкций по безопасности на пассажирском рейсе до карт поездов метро — изображения помогают быстрее передавать информацию и автоматически привлекают внимание читателя. Но акт рисования отличается от простого просмотра чужого изображения. Время, необходимое для рассмотрения того, как визуально представить идеи и концепции, приводит к увеличению времени обработки. Во время которого мы оцениваем и думаем о предмете более критично.

    Когда мы начинаем рисовать, то, что мы делаем, углубляет наше понимание этого.Это более глубокое понимание затем дает информацию о том, что мы рисуем дальше, и так далее. Этот циклический характер рисования удерживает опыт в настоящем, поскольку требует постоянной переоценки целого. Вовлечение является активным, а не пассивным, и поскольку мы создаем собственные визуальные представления чего-либо, опыт персонализируется. Все эти элементы способствуют более запоминающемуся обучению, к чему мы, конечно же, стремимся на уроках иностранных языков.

    Рисунок для улучшения памяти

    В 2016 году факультет психологии Университета Ватерлоо провел исследование рисования информации как стратегии улучшения памяти.Выяснилось, что мы вспоминаем в два раза больше нарисованных слов, чем написанных, независимо от художественных навыков (Wammes, et al, 2016). Участникам дали список простых слов, таких как «яблоко», например, и 40 секунд, чтобы либо нарисовать изображение слова, либо написать его несколько раз. Затем их просили вспомнить как можно больше слов. Исследование показало, что рисунок создает более связный след в памяти — память на нарисованные слова превосходит все другие альтернативы. Это включает перечисление физических характеристик, создание мысленных образов и просмотр изображений, изображающих слова.

    Рассеянное мышление

    Успех в рисовании можно также объяснить типом мышления: рассеянным мышлением. В расслабленном режиме рассеянного мышления разум свободно блуждает, позволяя нам устанавливать случайные связи и получать новые идеи. В отличие от сфокусированного мышления, рассеянное мышление дает мозгу время для более глубокой обработки вещей. Это происходит, например, когда мы готовим, гуляем или рисуем.

    Вы можете узнать выражение «поспать над этим» , согласно которому, если у вас есть проблема или проблема, которую нужно решить, часто советуется «поспать над этим» — дать мозгу время все обработать.Когда мы рисуем, мы используем наш мозг творчески, но в то же время рассредоточенно, рассеянно.

    Примечания к эскизам

    Директора по обучению Джилл Гоф и Шелли Пол экспериментировали с набросками или каракулями, а не с написанием заметок, как в своем профессиональном обучении, так и со своими учениками (Schwartz, 2015). Они обнаружили, что наброски заметок (в отличие от их написания) заставляют нас слушать на другом уровне. Делая наброски видимыми для учителей (и, таким образом, предоставляя ценный инструмент формирующей оценки), наброски помогают нам синтезировать информацию.Это позволяет варьировать стили и подходы и обеспечивает еще одну отправную точку для обучения — дополнительный путь для учащихся к пониманию информации.

    Идея создания эскизных заметок основана на нейробиологических исследованиях о том, как улучшить память. Когда идеи и концепции могут быть запечатлены на изображении, мозг запоминает информацию, связанную с этим изображением. Но рисование — это не обязательно копирование того, что у нас в голове — оно может быть связано с поиском.

    Мы рисуем не для того, чтобы переписывать идеи из головы, а для того, чтобы генерировать их в поисках большего понимания.

    Сусанис, 2015 .

    Новый язык рисования

    На уроках английского языка рисование — это увлекательный и эффективный способ для учащихся записывать, оценивать и изучать язык. Вот несколько простых заданий по рисованию, которые можно попробовать с учащимися.
    Когда учащиеся записывают словарный запас или лексические фрагменты в свои тетради, попросите их нарисовать картинку, представляющую язык. Затем учащиеся могут сравнить и обсудить свои рисунки и понять, почему они выбрали именно такой способ представления языка.

    История до сих пор

    В этом упражнении учащиеся (индивидуально или в группах) иллюстрируют «историю до сих пор» для чтения или прослушивания текста. Это особенно эффективно с более длинными текстами для чтения, которые могут встречаться в течение более чем одного урока, поскольку рисунки можно повторно просматривать, чтобы напомнить учащимся о содержании текста.

    Снимки

    В «моментальных снимках» учащиеся выбирают момент в тексте для чтения или прослушивания и рисуют снимок сцены.Затем обменялись рисунками и определили, какой момент другие решили изобразить.

    Диаграммы процессов

    Диаграммы процессов можно использовать со всем, что связано с процессом. От чего-то описанного в тексте учебника до подготовки к экзамену. Индивидуально или совместно учащиеся рисуют схему процесса и его составных этапов и обсуждают вместе.

    Персонализированные карты

    В качестве отправной точки для обсуждения, чтобы отработать предлоги места или условные конструкции, например, учащиеся рисуют карты мест (или переживаний) в своем реальном или идеальном мире.

    Мини-рассказы по грамматике

    Чтобы потренировать прилагательные в сравнительной и превосходной степени, попросите учащихся сделать три иллюстрации в виде панелей в качестве примеров различных форм (например, маленький / меньший / самый маленький). Это упражнение также работает с другими грамматическими единицами, которые можно показать в трех частях, например, в/настоящее продолженное/настоящее совершенное (он собирается испечь торт/он печет торт/он испек торт). Или положительная/отрицательная/вопросительная формы (у меня есть сестра/у меня нет братьев/есть ли у вас братья и сестры?)

    Моя грамматика

    После выявления или предоставления контекстуализированных примеров грамматической единицы попросите учащихся привести примеры, которые верны для них, используя контексты из их собственной жизни и опыта.


    Интеграция рисунков в занятия по изучению языка дает учащимся больше возможностей овладеть языком. Занятия, подобные описанным выше, делают обучение более персонализированным, увлекательным и запоминающимся.

    Понятия никогда не могут быть даны мне просто так, они должны быть вплетены в структуру моего существа, а это может быть сделано только через мою собственную деятельность.

    Фоллетт, 1924

    Ссылки

    Фоллетт, М.(1924) Творческий опыт. Истфорд: Martino Fine Books.
    Шварц, К. (2015) Делаем обучение видимым: рисование помогает запоминанию запоминаться. Доступно здесь. По состоянию на июнь 2019 г.
    Sousanis, N. (2015) Unflattening. Лондон: Издательство Гарвардского университета. стр 54-79.
    Ваммес, Дж. Д., Мид, М. Э., и Фернандес, М. А. (2016) Эффект рисования: доказательства надежных и надежных преимуществ памяти при свободном воспроизведении. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, 69:9, 2016 г.


    Если вам понравилась эта статья, ознакомьтесь с постом Джейд о преподавании продвинутой грамматики и борьбе с синдромом самозванца.

    Рисование как язык | СпрингерЛинк

    ‘) var head = document.getElementsByTagName(«head»)[0] var script = document.createElement(«сценарий») сценарий.тип = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.Цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.селектор запросов(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный переключать.setAttribute(«расширенная ария», !расширенная) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var buyboxWidth = buybox.смещениеШирина ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (buyboxWidth > 480) { переключить.щелчок() } еще { если (индекс === 0) { переключать.щелчок() } еще { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

    Как разные культуры рисуют фигуры по-разному — Кварц

    Давайте сделаем быстрое упражнение.Вы готовы? Нарисуйте круг в поле ниже. Не думайте слишком много!

    Вы начали сверху или снизу? По часовой или против часовой стрелки? Новые данные показывают, что то, как вы рисуете круг, дает представление о том, откуда вы родом.

    В ноябре Google выпустила онлайн-игру Quick, Draw!, в которой у пользователей есть 20 секунд, чтобы нарисовать такие подсказки, как «верблюд» и «стиральная машина». Это весело, но настоящая цель игры — использовать эти наброски для обучения алгоритмов рисованию людей. К маю , года в игре было собрано 50 миллионов уникальных рисунков.

    Мы использовали общедоступную базу данных Quick, Draw! чтобы сравнить, как люди рисуют основные фигуры по всему миру. Наш анализ показывает, что то, как вы рисуете простой круг, связано с географией и культурным воспитанием, глубоко укоренилось в письменном языке на протяжении сотен лет и имеет большое значение для психологии развития и современных тенденций в образовании.

    Круги, универсальная форма

    Почитаемые древними греками, необходимые для исламского искусства и почитаемые в дзен и тибетском буддизме, круги являются универсальной формой.Независимо от того, с чего вы начнете, на самом деле есть только два способа нарисовать круг: один штрих по часовой стрелке или один штрих против часовой стрелки.

    Набор данных Google содержит 119 000 уникальных кругов, нарисованных людьми из 148 стран, и включает координаты пути, прочерченного пальцем (или мышью) каждого игрока. Применив простую геометрию к данным из 66 стран, которые представили более 100 кругов, мы определили направления рисования кругов, предпочитаемые разными странами.

    Американцы склонны рисовать круги против часовой стрелки.Из почти 50 000 кругов, нарисованных в США, 86% были нарисованы таким образом. С другой стороны, японцы склонны рисовать круги в противоположном направлении . Из 800 кругов, нарисованных в Японии, 80% шли по часовой стрелке. Вот случайная выборка из 100 кругов, нарисованных людьми в каждой стране:

    Британские, чешские, австралийские и финские круги были нарисованы в том же направлении и с той же последовательностью, что и американские. Некоторые страны еще более регулярны: около 90% французских, немецких и филиппинских рисовальщиков представили круги, нарисованные против часовой стрелки.Во Вьетнаме таким образом было нарисовано целых 95%.

    Кажется, что большая часть мира рисует круги против часовой стрелки, за исключением лишь двух из нашего набора данных: Тайваня и Японии.

    Язык для рисования

    Что может объяснить разницу? Одна вещь, которая отличает страны друг от друга, это, конечно же, их языки. Может ли то, как люди пишут — сверху вниз, слева направо или справа налево — объяснить, почему они рисуют абстрактные фигуры по-разному? Американцы, западноевропейцы и латиноамериканцы, конечно, сильно различаются по своим разговорным языкам, но имеют схожие сценарии.В то же время сценарии из Азии и Ближнего Востока имеют очень разные наборы правил написания.

    Вот как сложились несколько репрезентативных языковых групп:

    Письма на основе китайского

    Начнем с японского. В японском языке используются три типа письма: хирагана, катакана и кандзи. Кандзи основан на идеограмматической системе китайских иероглифов, тогда как хирагана и катакана являются фонетическими. Хирагана, наиболее близкая к английскому алфавиту, имеет наибольшее количество круглых штрихов, и большинство ее изогнутых символов нарисованы с кривой, идущей по часовой стрелке :

    Символ あ, буква, похожая на «а», пишется:

    Оба Японские и китайские сценарии следуют строгому порядку штрихов.В целом символы рисуются сверху слева в направлении вниз справа. Если вы рисуете горизонтальную линию, а затем вертикальную, как в «7», правило состоит в том, чтобы рассматривать эти две линии как один штрих и завершать штрих без остановки», — говорит каллиграф и профессор математики Рутгерского университета И-Чжи Хуанг. Таким образом, рука может иметь более естественную тенденцию двигаться по часовой стрелке, как в «了», что означает завершение действия.

    В письменных языках, основанных на китайском языке, эти правила вбиваются в головы учеников с того момента, как они берут в руки карандаш, что дает убедительные доводы в пользу возможности того, что   человек на Тайване и в Японии рисуют круги на основе их общей системы письма .Хотя данных из самого Китая нет, учитывая запрет Google в стране, есть некоторые предыдущие исследования, подтверждающие это. Исследование китайского рисования кругов, проведенное в 1985 году, показало, что 72% из 151 участника рисовали свои круги по часовой стрелке, возможно, из-за штрихов по часовой стрелке в полукурсивной китайской каллиграфии, пишут исследователи.

    Сходство между китайскими языками становится еще сильнее, если мы посмотрим на еще одну мощную детскую фигуру — треугольник. Целых 97% тайваньских треугольников и 90% японских и корейских треугольников, нарисованных одним штрихом, были нарисованы против часовой стрелки.Для сравнения, треугольники в США, нарисованные одним штрихом, были направлены против часовой стрелки немногим более чем в половине случаев.

    Порядок штрихов в китайских системах требует, чтобы диагонали, как и в треугольнике, рисовались справа налево, а затем слева направо. Это очевидно из распространенного символа 人, означающего «человек».

    Шрифты с написанием справа налево

    Есть еще одна крупная группа стран, которая может помочь нам понять различия в рисовании кругов. Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Алжир, Иордания, Саудовская Аравия, Израиль, Ирак и Египет сбиваются в кучу на нашем графике ниже, аккуратно располагаясь бок о бок (с Таиландом и Кореей между ними).

    Арабский язык содержит довольно много кривых и, наряду с ивритом, читается и пишется справа налево. В арабском языке изгибы букв направлены по часовой стрелке, следуя направлению руки, и помогают соединять каждую букву с другой. Вот буквы «b» и «n»:

    Надписи с кругами

    Если мы более внимательно посмотрим на рисование кругов в остальном мире, мы также сможем идентифицировать другие шаблоны. Корейская система письма хангыль, например, состоит из кругов.Из 1500 собранных там кругов 72% были нарисованы против часовой стрелки. Можно ожидать, что Южная Корея окажется ближе к Тайваню и Японии. Но, как правило, круги в хангыле идут 90 308 против часовой стрелки 90 309, противоположное направление кривых в китайском или японском языках. Вероятно, в результате Южная Корея стала ближе к остальному миру в этом важном вопросе.

    Или возьмем Таиланд, где 64% пошли против часовой стрелки, и чей сценарий полон кругов. Из 42 согласных почти все начинаются с «головы», крошечной петли.Головки могут идти по часовой или против часовой стрелки, но по часовой стрелке их примерно в два раза больше. Вот буква для звука «м»:

    (А как насчет бирманского или грузинского, двух других алфавитов, битком набитых кругами, можно сказать? Бирма, где всего 22% кругов развернуты против часовой стрелки, похожа на Японию и Тайвань). , Очень заманчиво посмотреть здесь, чтобы поддержать нашу теорию, но размер выборки из Бирмы составляет всего девять кругов. Точно так же Грузия сообщила только о 72 кругах, поэтому мы должны воздержаться.)

    Большинство против часовой стрелки

    Остальные 50 нечетных стран обычно рисуют свои круги против часовой стрелки. Почти все они используют латинский алфавит, который идет слева направо и не особенно круговой. В английском языке тоже есть порядок штрихов, хотя он гораздо менее жесткий: возможно, дети пишут против часовой стрелки «c» и «g» снова и снова, и большинство латинских алфавитов рисуют круги таким образом.

    Конечно, хотя существует множество свидетельств того, что письменные языки могут влиять на то, как люди рисуют фигуры, эта теория не объясняет всего.Вьетнам использует латинский алфавит, как и США, и нарисовал 95 % кругов против часовой стрелки, в то время как Гонконг, который использует китайский алфавит, нарисовал здоровенные 82 % кругов против часовой стрелки.

    Другое возможное объяснение заключается в доминировании рук. Возможно, дело в том, что правши от природы склонны писать круги против часовой стрелки, если только их система письма не учит их иному. Данные Quick, Draw! не показывает, были ли пользователи правшами или левшами, что может сильно повлиять на направление, в котором они рисовали.Тем не менее, доминирование рук не сильно отличается от одной страны к другой и, вероятно, не объясняет большое неравенство между Тайванем и Японией и остальным миром.

    Что вообще нормально?

    В некогда распространенном психологическом упражнении для детей под названием «тест на крутящий момент», разработанном в 1970-х годах в США, детям давали лист бумаги со следующей информацией:

     X           X           X 
    был правшой или левшой, ребенку предлагалось нарисовать круги вокруг каждого X, а затем снова другой рукой.Если она нарисовала все круги против часовой стрелки (что считается признаком праворукости), то говорили, что у нее «нет крутящего момента». Если она нарисовала хотя бы один круг по часовой стрелке (связанный с левшой), у нее «крутящий момент».

    В статье 1977 года Теодор Блау, тогдашний президент Американской психологической ассоциации и создатель теста крутящего момента, утверждал, что рисование кругов по часовой стрелке является признаком отклонения в обучении и поведении. Он предупредил, что дети, которые рисуют крутящим моментом, могут быть подвержены риску шизофрении.

    Психологи позже опровергли это, а некоторые специально сосредоточились на влиянии культуры и образования на привычки детей рисовать. В одном кросс-культурном исследовании 1997 года рассматривались американские студенты в США, японские студенты в Японии и японские студенты, живущие в США, в разном возрасте: около половины из 62 японских первоклассников, участвовавших в исследовании, рисовали по часовой стрелке, треть рисовала против часовой стрелки и пятый смешал оба. Но почти всех шестиклассников рисовали свои круги по часовой стрелке, что позволило исследователям предположить, что по мере того, как эти дети больше знакомились с письмом, их направление рисования становилось более отчетливым.Напротив, 64% американских детей рисовали против часовой стрелки, и этот процент изменился лишь незначительно к шестому классу.

    Но это не только Япония. Кросс-культурное исследование 1973 года изучало, как американские и израильские дети копировали фигуры в разном возрасте, и также обнаружило, что американские дети в подавляющем большинстве рисовали круги против часовой стрелки. Обратное было верно в Израиле, где самая близкая к кругу буква ס рисуется по часовой стрелке, отмечают исследователи. Американцы со временем стали более последовательными в своем направлении рисования: 100% взрослых участников рисовали круги против часовой стрелки.В Израиле 70% участников рисовали круги наоборот, независимо от возраста.

    Вместе эти исследования показывают не только то, что культура и почерк формируют то, как люди рисуют абстрактные фигуры; они также предполагают, что наши склонности со временем становятся сильнее. Чем больше мы пишем, тем больше укореняются наши привычки.

    Теперь, когда для той же цели собрано 90 000 кругов со всего мира, у нас есть гораздо больший и более последовательный набор данных, который может подтвердить то, что каждое из этих исследований показало в небольшом масштабе.

    Правила, формирующие привычку

    Если бы английский был вашим родным языком, вы, возможно, забыли свои ранние школьные годы, проводившиеся с опасным захватом карандаша и неуклюжим построением огромных заглавных и строчных букв в рекомендуемом порядке. В некоторых языках эти правила не являются устаревшими воспоминаниями, но имеют первостепенное значение для письма.

    Например, в японском и китайском языках порядок штрихов является важным компонентом разборчивого письма и может даже указывать на уровень образования.

    Современная китайская система порядка штрихов произошла от канцелярского письма, системы, распространенной в династии Хань.Просто написание занимало слишком много времени, поэтому, когда люди пытались двигаться быстрее, система превратилась в канцелярский рабочий сценарий, полукурсивный стиль и, в конечном итоге, превратилась в современный сценарий. По словам Хуанга, каллиграфа, использование мягких кистей для письма могло повлиять на некоторые из современных правил штриха.

    Японцы рисуют по тому же принципу порядка штрихов, что и китайцы. В 1958 году японское министерство образования установило правила страны в отношении порядка гребков, чтобы создать последовательную систему, позволяющую избежать путаницы.(Сегодня правила были смягчены.)

    «То, как я двигаю кистью или ручкой, я думаю, очень эффективно и красиво», — говорит Томойо Камимура, директор языкового центра Японского общества. «Некоторые взрослые пишут в совершенно неправильном порядке штрихов, но мы это презираем», — говорит Камимура. «Мы считаем этих людей необразованными».

    Сегодня американских детей все чаще учат методу печати и скорописи под названием «Почерк без слез». Он продвигает «магическое с» (pdf), кривую против часовой стрелки, используемую, среди прочего, в буквах с, g, q, o.Таким образом, школа в США может продвигать кружки против часовой стрелки с младшими детьми, чтобы помочь сформировать основные моторные навыки, которые им понадобятся позже, чтобы написать свои первые буквы.

    Очевидно, что в простом рисовании фигур есть нечто большее, чем любой из нас может себе представить. Жест, который американские психологи когда-то считали естественным и правильным, оказывается, может показаться странным и даже грубым носителю японского языка.

    Форма того, кто мы есть

    Существует бесчисленное множество способов, которыми мы незаметно, бессознательно несем с собой нашу культуру: то, как мы рисуем, считаем на пальцах и имитируем звуки реального мира, и это лишь некоторые из них.Это восторг лежит в основе этого массивного набора данных. Чтобы проверить наши теории, мы обратились к коллегам, друзьям и членам семьи, которые пишут на японском, арабском, иврите, китайском, тайском и вьетнамском языках, и, чувствуя себя немного глупо, попросили их нарисовать круги. Они с радостью прыгнули, гадая, что будут делать их пальцы, и страстно желая почувствовать себя частью чего-то большего.

    Но мы еще многого не знаем. Интерес к рисованию фигур, кажется, вышел из моды в психологии. За одним исключением, все исследования, которые мы нашли в культурном рисовании фигур и тесте на крутящий момент, были проведены до 1997 года.Все чаще люди во всем мире общаются, печатая и постукивая, но хотя искусство рукописного ввода может когда-нибудь вообще исчезнуть, возможно, мы уже формируем совершенно новый урожай культурных различий, основанных на клавиатуре.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.