Зверобой су: какую роль сыграла в Великой Отечественной войне легендарная советская самоходка — РТ на русском

Содержание

какую роль сыграла в Великой Отечественной войне легендарная советская самоходка — РТ на русском

25 мая 1943 года советские инженеры приступили к модернизации самоходной артиллерийской установки СУ-152. Менее чем через полгода она была принята на вооружение под шифром ИСУ-152. В историю машина вошла под прозвищем «Зверобой»: она успешно пробивала лобовую броню и отрывала башни немецких «Тигров» и «Пантер». Эксперты отмечают, что самоходка была достаточно неповоротливой, но её усиленная броня позволяла выдерживать удары вражеских снарядов. О достоинствах легендарного советского орудия — в материале RT.

В первые два года Великой Отечественной войны Красная армия испытывала острую нехватку тяжёлых орудий, способных поражать бронетехнику нацистской Германии. Наиболее востребованными в войсках были крупнокалиберные пушки и тяжёлые танки. Однако те орудия, которые СССР использовал в 1941—1942 годах, имели массу недостатков.

В январе 1943 года советская промышленность начала серийное производство самоходной артиллерийской установки СУ-152 на базе тяжёлого танка КВ-1с. На гусеничную платформу инженеры установили гаубицу-пушку образца 1937 года (МЛ-20) калибра 152 мм.

Гибрид оказался весьма удачным. СУ-152 дебютировала на Курской дуге (июль — август 1943 года) в боях с тяжёлыми немецкими танками Т-5 «Пантера», T-6 «Тигр» и самоходными установками «Фердинанд». В дальнейшем СУ-152 приняла участие в наступательных операциях Красной армии в западных регионах СССР.

  • Советская самоходно-артиллерийская установка СУ-152
  • © Вundesarchiv

Однако запуск в серийное производство СУ-152 стал вынужденной мерой в условиях войны, отмечают эксперты. У самоходки были проблемы с надёжностью ходовой части и трансмиссией. Большинство таких орудий было уничтожено или выведено из строя к середине 1944 года.

В честь вождя

 

Существенные недостатки СУ-152, выявленные ещё на этапе испытаний, побудили конструкторов начать модернизацию самоходки. Работы по созданию обновлённой версии стартовали 25 мая 1943 года в КБ опытного завода №100 (сейчас — ОАО «ВНИИТрансмаш», Челябинск). Ими руководили талантливые советские конструкторы Жозеф Яковлевич Котин и Григорий Николаевич Москвин.

Модернизированная самоходка получила наименование ИСУ-152. Однако вскоре красноармейцы прозвали её «Зверобой»: благодаря мощному орудию МЛ-20, доставшемуся от предшественника, а также улучшенным ходовым качествам установка с лёгкостью пробивала даже самые защищённые немецкие машины.

Котин и Москвин создали ИСУ-152 на платформе перспективного тяжёлого танка ИС-1 («Иосиф Сталин»), разработку которого челябинское предприятие осуществляло с февраля 1943 года.

Также по теме

Самоходные гаубицы «Коалиция-СВ»
Самоходная «Коалиция»: чем уникальна новейшая артиллерийская установка ВС России

Испытания самоходной артиллерийской установки (САУ) «Коалиция-СВ» завершатся в 2020 году, сообщил замминистра обороны РФ Юрий Борисов….

Танк, названный в честь советского вождя, был призван заменить в войсках КВ («Клим Ворошилов»), который продемонстрировал слабые ходовые качества. Танки семейства ИС оказались более лёгкими (41 тонна против 43—47), мощными, защищёнными и надёжными.

Прототипы ИС-1 прошли успешные испытания в июле — августе 1943 года, и в сентябре новый танк был принят на вооружение Красной армии. Это позволило уже в ноябре наладить серийное производство ИСУ-152.

Обновлённая самоходка получила возможность преодолевать препятствия высотой до 1,9 м (против 1,2 м у СУ-152) и ров глубиной до 1,5 м (против 0,9 м у СУ-152). Правда, инженерам пришлось пожертвовать скоростью движения по шоссе (35 км/ч против 43 км/ч) и по пересечённой местности (15 км/ч против 30 км/ч).

Помимо ходовой платформы, «Зверобой» отличался от предшественника более низкой посадкой, при этом рубка стала выше и объёмнее. С октября 1944 года самоходки выпускались с 12,7-мм зенитным крупнокалиберным пулемётом ДШК и радиостанцией 10РК.

Самоходные гаубицы «Коалиция-СВ»
  • Проход новейшего тяжёлого танка ИС-2 по лесной дороге
  • РИА Новости
  • © Борис Кудояров

«Действительно каких-то больших отличий между двумя самоходками не было. В то же время ИСУ-152 обладала лучшей защищённостью и проходимостью. Увеличенная рубка сделала управление «Зверобоем» более удобным, хотя её величина превратила самоходку в достаточно заметную мишень на поле боя. Однако потребность в ИСУ-152 была слишком велика», — пояснил в беседе с RT кандидат военных наук Сергей Суворов.

В общей сложности в 1943—1947 годах советская промышленность выпустила 3242 ИСУ-152, а в период с ноября 1943 года по май 1945-го — 1885 единиц. Помимо Красной армии, «Зверобой» стоял на вооружении ВС Польши, Чехословакии, Египта. Трофейными ИСУ-152 пользовались солдаты вермахта и Финляндии.

«Пробивали лобовую броню»

 

Примечательно, что в «специализацию» ИСУ-152 изначально не входило истребление танков. Согласно общепринятой классификации, «Зверобой» — это прежде всего штурмовое орудие. На поле боя танк был намного быстрее и манёвреннее самоходки. Однако Красная армия испытывала огромную нехватку в подобных крупнокалиберных орудиях.

Существенной проблемой ИСУ-152, помимо слабой подвижности, была низкая скорострельность — всего 1—3 выстрела в минуту, в то время как немецкий «Тигр» мог производить до 5—8 выстрелов в минуту. Боекомплект «Зверобоя» был невелик и составлял 20 выстрелов. Погрузка снарядов занимала около 40 минут.

Также по теме

Самоходные гаубицы «Коалиция-СВ» От «цистерн» до «Арматы»: как на протяжении столетия менялась бронетанковая техника

15 сентября 1916 года в битве при Сомме англичанами впервые были применены танки. Несмотря на большое количество недоработок, эти…

Чтобы компенсировать недостатки ИСУ-152, Красная армия прибегала к тщательной маскировке боевых машин. Кроме того, «Зверобои» никогда не действовали в одиночку. Советское командование стремилось достичь численного преимущества самоходок над немецкими танками. Пока одна ИСУ-152 перезаряжалась, другая вела огонь.

Солидная броня «Зверобоя» позволяла ему сближаться с тяжёлыми танками вермахта или выходить на обстреливаемые позиции, куда солдаты не могли доставить буксируемое орудие.

С дистанции около километра ИСУ-152 могла поражать абсолютно любые цели. Основу боекомплекта «Зверобоя» в сражениях с танками гитлеровцев составляли осколочно-фугасная пушечная граната ОФ-540 массой 43 кг и бронебойно-трассирующий снаряд БР-540 массой 48 кг.

Из гаубицы эти невероятно тяжёлые снаряды вылетали с впечатляющей для их массы скоростью — около 600 м/с. Это позволяло пробить лобовую броню и оторвать башни немецких «Тигров» и «Пантер». Менее защищённая техника гитлеровцев и вовсе безвозвратно выходила из строя, даже если снаряды разрывались в нескольких метрах.

«МЛ-20 — не самое идеальное орудие для поражения тяжёлой бронетехники. Огромного труда стоили погрузка и заряжание БР-540 или ОФ-540. Но любое непрямое попадание этих увесистых снарядов гарантированно калечило немецкий танк», — рассказал Суворов.

  • Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152
  • © Wikimedia Commons

«Зверобой» – гроза «Тигров» и «Пантер»

Постановление Государственного комитета обороны № 4043сс от 4 сентября 1943 года предписывало Опытному заводу № 100 в Челябинске совместно с техническим управлением Главного бронетанкового управления Красной Армии до 1 ноября 1943 года спроектировать, изготовить и испытать артсамоход ИС-152 на базе танка ИС. Его непосредственный предшественник – самоходная установка СУ-152 (KB-14), базой для которой послужил танк КВ-1с.
Самоходка СУ-152, принятая на вооружение 14 февраля 1943 года, находилась в серийном производстве до начала 1944-го. Появление этих машин в сражении на Курской дуге стало неприятным сюрпризом для немцев. Массивный 152-мм бронебойный снаряд (48,8 кг), выпущенный с дистанции прямого выстрела 700–750 м, сдергивал башню с «Тигра». Именно тогда тяжелые артсамоходы получили у солдат уважительное прозвище «Зверобой».

Само собой разумеется, что военные захотели иметь аналогичную самоходку и на базе нового тяжелого танка, тем более, что КВ-1с с производства снимался.

«Зверобой» – гроза «Тигров» и «Пантер»

Советская опытная САУ ИСУ-152-1 (ИСУ-152БМ со 152-мм пушкой БЛ-8/ОБМ-43, выпущена в единственном экземпляре) во дворе завода №100 в Челябинске

Компоновка САУ ИС-152 (объект 241), позже получившей название ИСУ-152, принципиальными новшествами не отличалась. Броневая рубка, изготовленная из катаных листов, устанавливалась в передней части корпуса, объединяя в один объем отделения управления и боевое. Толщина ее лобовой брони была больше, чем у СУ-152: 60–90 мм против 60–75.

Гаубица-пушка МЛ-20С калибра 152 мм монтировалась в литой раме, игравшей роль верхнего станка орудия, и защищалась литой же броневой маской, заимствованной у СУ-152. Качающаяся часть самоходной гаубицы-пушки имела незначительные отличия, по сравнению с полевой: были установлены откидной лоток для облегчения заряжания и щиток со спусковым механизмом, ручки маховиков подъемного и поворотного механизмов находились у наводчика слева по ходу машины, цапфы вынесены вперед для естественного уравновешивания.

Боекомплект состоял из 20 выстрелов раздельного заряжания, половина из которых – бронебойно-трассирующие снаряды БР-545 массой 48,78 кг, а половина – осколочно-фугасные пушечные гранаты ОФ-545 массой 43,56 кг. Для стрельбы прямой наводкой служил телескопический прицел СТ-10, для стрельбы с закрытых позиций – панорамный прицел с независимой или полунезависимой линией прицеливания от полевой гаубицы-пушки МЛ-20. Максимальный угол возвышения орудия составлял +20°, склонения -3°. На дистанции 1000 м бронебойный снаряд пробивал 123-мм броню.

Проекции ИСУ-152, 1944 г.

На части машин на зенитной турели командирского люка устанавливался 12,7-мм пулемет ДШК образца 1938 года.

Силовая установка и трансмиссия были заимствованы у танка ИС-2 и включали в себя 12-цилиндровый четырехтактный бескомпрессорный дизель жидкостного охлаждения В-2ИС (В-2-10) мощностью 520 л.с. при 2000 об/мин., многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по ферродо), 4-ходовую восьмискоростную коробку передач с демультипликатором, двухступенчатые планетарные механизмы поворота с блокировочными фрикционами и двухступенчатые бортовые передачи с планетарным рядом.

Ходовая часть САУ применительно к одному борту состояла из шести сдвоенных литых опорных катков диаметром 550 мм и трех поддерживающих катков. Ведущие колеса заднего расположения имели два съемных зубчатых венца с 14-ю зубьями каждый. Направляющие колеса – литые, с кривошипным механизмом натяжения гусениц.

Сборка САУ ИСУ-152 на советском заводе. Гаубица-пушка МЛ-20С калибром 152,4 мм смонтирована в рамке на бронеплите, которая затем будет установлена в броневой рубке боевой машины

Подвеска – индивидуальная торсионная.

Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 86 одногребневых траков каждая. Траки штампованные, шириной 650 мм и шагом 162 мм. Зацепление цевочное.

Боевая масса ИСУ-152 составляла 46 т.

Максимальная скорость достигала 35 км/ч, запас хода – 220 км. На машинах устанавливались радиостанции ЮР или 10РК и переговорное устройство ТПУ-4-бисФ.

Экипаж включал пять человек: командира, наводчика, заряжающего, замкового и механика-водителя.

Уже в начале 1944 года выпуск ИСУ-152 стал сдерживаться нехваткой орудий МЛ-20. Чтобы выйти из этого положения, на артиллерийском заводе № 9 в Свердловске наложили ствол 122-мм корпусной пушки А-19 на люльку орудия МЛ-20С и в результате получили тяжелый артсамоход ИСУ-122 (объект 242), который за счет большей начальной скорости бронебойного снаряда – 781 м/с – представлял собой даже более эффективное противотанковое средство, чем ИСУ-152. Боекомплект машины возрос до 30 выстрелов.

Советский солдат стреляет на полигоне из зенитного крупнокалиберного 12,7-мм пулемёта ДШК, установленного на САУ ИСУ-152

Советские САУ ИСУ-122 на марше. 1-й Украинский фронт, 1945 год

Со второй половины 1944 года на некоторых ИСУ-122 стали устанавливать пушку Д-25С с клиновым полуавтоматическим затвором и дульным тормозом. Эти машины получили обозначение ИСУ-122-2 (объект 249) или ИСУ-122С. Они отличались конструкцией противооткатных устройств, люльки и ряда других элементов, в частности, новой литой маской толщиной 120–150 мм. Прицелы пушки – телескопический ТШ-17 и панорама Герца. Удобное расположение экипажа в боевом отделении и полуавтоматика пушки способствовали повышению скорострельности до 3–4 выстр/мин, по сравнению с 2 выстр/мин на танке ИС-2 и САУ ИСУ-122.

С 1944 по 1947 год было изготовлено 2790 самоходных установок ИСУ-152, 1735 – ИСУ-122 и 675 – ИСУ-122С. Таким образом, суммарный выпуск тяжелых артсамоходов – 5200 штук – превысил число изготовленных тяжелых танков ИС – 4499 единиц. Следует отметить, что, как и в случае с ИС-2, к выпуску самоходных орудий на его базе должен был подключиться Ленинградский Кировский завод. До 9 мая 1945 года там были собраны первые пять ИСУ-152, а до конца года – еще сто. В 1946 и 1947 годах производство ИСУ-152 осуществлялось только на ЛКЗ.

С весны 1944 года тяжелые самоходно-артиллерийские полки СУ-152 перевооружались установками ИСУ-152 и ИСУ-122. Их переводили на новые штаты и всем присваивали звание гвардейских. Всего до конца войны было сформировано 56 таких полков, в каждом находилась 21 машина ИСУ-152 или ИСУ-122 (часть из этих полков имела смешанный состав машин). В марте 1945 года сформировали 66-ю гвардейскую тяжелую самоходно-артиллерийскую бригаду трехполкового состава (1804 человека, 65 ИСУ-122, ЗСУ-76).

Советская САУ ИСУ-122С ведет бой в Кенигсберге. 3-й Белорусский фронт, апрель 1945 года

Советская САУ ИСУ-152 в оригинальном зимнем камуфляже с десантом на броне

Тяжелые самоходно-артиллерийские полки, приданные танковым и стрелковым частям и соединениям, в первую очередь, использовались для поддержки пехоты и танков в наступлении. Следуя в их боевых порядках, САУ уничтожали огневые точки противника и обеспечивали пехоте и танкам успешное продвижение. В этой фазе наступления САУ становились одним из основных средств отражения танковых контратак. В ряде случаев им приходилось выдвигаться вперед боевых порядков своих войск и принимать удар на себя, обеспечивая тем самым свободу маневра поддерживаемых танков.

Так, например, 15 января 1945 года в Восточной Пруссии, в районе Борове, немцы силою до одного полка мотопехоты при поддержке танков и самоходных орудий контратаковали боевые порядки нашей наступавшей пехоты, вместе с которой действовал 390-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк. Пехота под давлением превосходящих сил противника отошла за боевые порядки самоходчиков, встретивших удар немцев сосредоточенным огнем и прикрывших поддерживаемые подразделения. Контратака была отбита, и пехота вновь получила возможность продолжать свое наступление.

Тяжелые САУ иногда привлекались к участию в артподготовках. При этом огонь велся как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. В частности, 12 января 1945 года во время Сандомирско-Силезской операции 368-й гвардейский полк ИСУ-152 1-го Украинского фронта в течение 107 минут вел огонь по опорному пункту и четырем артиллерийским и минометным батареям противника. Выпустив 980 снарядов, полк подавил две минометные батареи, уничтожил восемь орудий и до одного батальона солдат и офицеров противника. Интересно отметить, что дополнительные боеприпасы заранее выкладывались на огневых позициях, однако прежде всего расходовались снаряды, находившиеся в боевых машинах, иначе был бы значительно снижен темп стрельбы. Для последующего пополнения тяжелых самоходок снарядами требовалось до 40 минут, поэтому они прекращали огонь заблаговременно до начала атаки.

Советские танкисты и пехотинцы на САУ ИСУ-152. В альбоме подписано: «Наші хлопці на САУ рахаються на передову»

Весьма эффективно тяжелые САУ использовались в борьбе с танками противника. Например, в Берлинской операции 19 апреля 360-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк поддерживал наступление 388-й стрелковой дивизии. Части дивизии овладели одной из рощ восточнее Лихтенберга, где и закрепились. На другой день противник силою до одного полка пехоты при поддержке 15 танков начал контратаковать. При отражении атак в течение дня огнем тяжелых САУ было уничтожено 10 немецких танков и до 300 солдат и оф

Советские САУ времен войны (часть 3) – Су-152

В декабре 1942 года конструкторское бюро ЧКЗ (Челябинский Кировский завод) получило задание на разработку тяжелого штурмового орудия. В рекордные сроки, всего за 25 дней коллектив завода представил готовый прототип машины, имеющей заводское обозначение У-11. САУ была создана на базе танка КВ-1С. Основным ее оружием стала 152-мм гаубица пушка МЛ-20 обр. 1937 года. В то время данная артиллерийская система была одной из лучших среди всех советских тяжелых гаубиц. Орудие могло использоваться как для стрельбы прямой наводкой и уничтожения бронированных подвижных целей, так и для огня с закрытых позиций по навесной траектории для обстрела по площадям, разрушения заграждений и укреплений противника.
Предыдущей моделью советского штурмового орудия являлся танк КВ-2, вооружение которого размещалось во вращающейся башне. Повторить конструкцию этого танка мешал более значительный откат орудия, поэтому орудие было установлено в неподвижной шестигранной бронерубке. При этом качающаяся часть гаубицы-пушки МЛ-20 практически не претерпела изменений. Орудие крепилось к специальной раме-станку, который в свою очередь соединялся с передней бронеплитой рубки. Выступающие за габариты рубки противооткатные устройства орудия были прикрыты массивной бронемаской, которая выполняла и роль уравновешивающего элемента. Использование конструктивного решения со станком позволило улучшить обитаемость и полезный объем рубки. Ходовая часть самоходки полностью была заимствована у тяжелого танка КВ-1С не претерпев каких-либо существенных изменений.
Советские САУ времен войны (часть 3) – Су-152
Прототип самоходки, получил обозначение КВ-14, и был продемонстрирован правительству уже в начале 1943 года. После демонстрации ЧКЗ получил приказ о немедленной подготовке серийного производства данных САУ. Такая поспешность объяснялась достаточно просто – войска нуждались в штурмовых орудиях при ведении наступательных операций, также КВ-14 был единственной машиной, которая могла уничтожать новый тяжелый танк вермахта Pz Kpfw VI «Тигр» на любых дистанциях боя. Впервые с ним советские войска столкнулись в сентябре 1942 года под Ленинградом.

Коллектив челябинского завода, проявив максимум усилий и настоящего трудового героизма, поставленную задачу выполнил – первые серийные САУ КВ-14 вышли из сборочных цехов завода уже в феврале 1943 года. При этом надо выделить то обстоятельство, что в 1943 году ЧКЗ занимался не только выпуском тяжелых танков КВ-1С, но и производил куда большее количество средних танков Т-34. Поэтому адаптация сборочных линий завода под КВ-14 проходила таким образом, чтобы не навредить массовому производству Т-34 и продолжать выпуск тяжелых танков КВ-1С. Лишь после запуска в серию нового тяжелого танка ИС и САУ на его базе выпуск Т-34 на ЧКЗ был свернут.

В армию новые машины попали уже весной 1943 года. Здесь их окончательно переименовали в СУ-152. В процессе серийного производства в конструкцию машин вносились различные несущественные изменения, которые были направлены на улучшение их боевых качеств и технологичности. Так на СУ-152 появилась турельная установка зенитного пулемета ДШК, которая была установлена лишь на те машины, которые прошли модернизацию на заводе-изготовителе в 1944-1945 годах. Век САУ СУ-152 в производстве оказался недолгим. На ЧКЗ полным ходом шли работы по созданию нового тяжелого танка, который хоть и был прямым наследником КВ, но «обратной совместимости» узлов и деталей с ним не имел. Пока не были закончены работы над его шасси, на ЧКЗ продолжался выпуск СУ-152 и переходной модели КВ-85, к концу осени 1943 года все работы по новому тяжелому танку были завершены и место САУ СУ-152 на конвейере заняла ее наследница ИСУ-152. Всего в течение 1943 года была выпущена 671 самоходка СУ-152.


Особенности конструкции

Броневой корпус и рубка САУ сваривались из катанных бронеплит толщиной в 75, 60, 30 и 20 мм. Броневая защита была дифференцированной, противоснарядной. Броневые плиты, из которых собиралась рубка, располагались под рациональными углами наклона. Для того чтобы обеспечить доступ к агрегатам и узлам двигателя на крыше моторного отделения был спроектирован большой прямоугольный люк с выштамповкой и отверстием для заливки воды в систему охлаждения двигателя. Также в бронеплите над трансмиссионным отделением находилось еще 2 круглых люка, которые использовались для доступа к механизмам трансмиссии САУ.

Весь экипаж самоходки размещался в броневой рубке, которая объединяла в себе отделение управления и боевое отделение. От двигательной установки рубка отделялась специальной перегородкой, в которой были сделаны шиберы, предназначавшиеся для вентиляции боевого отделения САУ. Когда шиберы были открыты, работающий двигатель создавал необходимую тягу воздуха, которой было достаточно для обновления воздуха в обитаемом пространстве СУ-152. Для посадки-высадки из машины члены экипажа использовали правый круглый одностворчатый люк на крыше рубки, а также прямоугольный двустворчатый люк, расположенный на стыке крышевой и задней бронеплит рубки. Слева от орудия размещался еще один круглый люк, но он не предназначался для посадки-высадки экипажа. Данный люк использовался для вывода наружу удлинителя панорамного прицела, однако в результате возникновения экстренной ситуации он также мог использоваться для эвакуации экипажа самоходки. Основной аварийный люк для покидания машины располагался в днище позади сидения механика-водителя.

Главным оружием САУ СУ-152 выступала модификация МЛ-20С нарезной 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 обр. 1937 года. Различия между качающимися частями буксируемого и самоходного вариантов в первую очередь были обусловлены необходимостью обеспечения удобства работы наводчика и заряжающего в тесных условиях закрытой рубки. Так маховики вертикальной и горизонтальной наводки на орудии МЛ-20С были расположены с левой стороны ствола, тогда как у буксируемого варианта с обеих сторон. Также МЛ-20С дополнительно оснащалась зарядным лотком. Углы вертикальной наводки орудия составляли от -5 до +18 градусов, сектор горизонтального обстрела равнялся 24 градусам (по 12 в каждую сторону). Длина ствола гаубицы-пушки составляла 29 калибров. Максимальная дальность стрельбы прямой наводкой составляла 3,8 км., максимально возможная дальность стрельбы – 13 км. Оба поворотных механизма орудия были ручными, секторного типа, обслуживались наводчиком САУ, спуск МЛ-20С также был механическим ручным.


Боекомплект орудия состоял из 20 выстрелов раздельного заряжания. Снаряды и метательные заряды в гильзах размещались у задней стенки боевого отделения САУ и вдоль его бортов. Скорострельность орудия находилась на уровне 2 выстрелов в минуту. Для самообороны экипаж самоходки использовал 2 пистолета-пулемета ППШ (боекомплект 18 дисков на 1278 патронов), а также 25 гранат Ф-1.

САУ СУ-152 оснащалась четырёхтактным V-образным двенадцатицилиндровым дизелем В-2К жидкостного охлаждения. Максимальная мощность двигателя 600 л.с. Пуск дизеля обеспечивался при помощи стартера СТ-700 мощностью в 15 л.с. или сжатым воздухов из двух баллонов по 5 литров каждый, расположенных в боевом отделении САУ. Самоходка имела достаточно плотную компоновку, при которой основные топливные баки общим объемом в 600 литров были расположены в моторно-трансмиссионном и боевом отделении машины. Дополнительно САУ СУ-152 могла комплектоваться 4 наружными баками объемом по 90 литров каждый, которые устанавливались вдоль бортов моторно-трансмиссионного отделения и не были связаны с топливной системой двигателя. Дизельный двигатель самоходки работал в связке с четырёхступенчатой коробкой передач с демультипликатором (8 передач вперед, 2 назад).

Ходовая часть САУ СУ-152 была аналогична ходовой части тяжелого танка КВ-1С. Подвеска САУ – индивидуальная торсионная для каждого из 6 цельнолитых двускатных опорных катков малого диаметра на каждый борт. Напротив каждого опорного катка к корпусу САУ были приварены ограничители хода балансиров подвески. Ленивцы с винтовым механизмом натяжения гусеницы находились спереди, а ведущие колеса со съёмными зубчатыми венцами – сзади. На каждый борт самоходки приходилось также по 3 малых цельнолитых поддерживающих катка.


Боевое применение

Первоначально самоходками СУ-152 вооружались отдельные тяжелые самоходно-артиллерийские полки (ОТСАП), каждый из которых включал в себя по 12 боевых машин. Несколько таких подразделений были сформированы уже к весне 1943 года. В оборонительной операции Красной Армии на Курской дуге приняло участие 2 полка, вооруженных этими машинами, которые были развернуты на северном и южном фасе Курской дуги. Из всей советской бронетехники только данные САУ могли уверенно бороться со всеми типами бронетехники немцев, не сближаясь с ней.

Ввиду малого количества (всего 24 штуки), заметной роли в Курской битве данные самоходки не сыграли, но важность их наличия в действующих частях не подвергается сомнению. Применялись они по большей части как истребители танков, так как только САУ СУ-152 могла достаточно эффективно бороться с новыми и модернизированными танками и САУ вермахта практически на любой дистанции боя.

Стоит отметить, что большую часть немецкой бронетехники в Курской битве составляли модернизированные версии танков PzKpfW III и PzKpfW IV, «Тигров» использовалось около 150, «Пантер» около 200, а «Фердинандов» – 90. Тем не менее, даже средние немецкие танки, лобовая броня корпуса которых была доведена до 70-80 мм. были грозным противником для советской 45 и 76-мм артиллерии, которая не пробивала их калиберными боеприпасами на дальности свыше 300 метров. Более эффективные подкалиберные снаряды имелись в войсках в недостаточном количестве. В то же время снаряды СУ-152 вследствие большой массы и кинетической энергии обладали сильным разрушительным потенциалом и их прямые попадания в бронированные цели приводили к серьезным разрушениям последних.


САУ СУ-152 доказали, что не существует такой немецкой техники, которую они не могли бы уничтожить. Бронебойные снаряды 152-мм гаубицы просто разбивали средние танки Pz Kpfw III и Pz Kpfw IV. Броня новых танков «Пантера» и «Тигр» также не способна была противостоять данным снарядам. Из-за нехватки в войсках 152-мм бронебойных снарядов экипажи САУ часто использовали бетонобойные или даже просто осколочно-фугасные выстрелы. Осколочно-фугасные выстрелы также обладали неплохой эффективностью при использовании по бронированным целям. Нередко отмечались случаи, когда фугасный снаряд при попадании в башню срывал ее с погона. Даже если броня танка выдерживала удар, разрывы таких боеприпасов повреждали ходовую часть, прицелы, орудия, выводя танки противника из боя. Иногда для поражения немецкой бронетехники достаточно было близкого разрыва осколочно-фугасного снаряда. Экипаж САУ майора Санковского, командовавшего одной из батарей СУ-152, за один день боев записал на свой счет 10 вражеских танков (возможно успех относился ко всей батарее) и был представлен к званию Героя Советского Союза.

В наступательной фазе Курской битвы СУ-152 также достаточно хорошо себя зарекомендовали, выступая в роли мобильной тяжелой артиллерии, которая усиливала пехотные и танковые части Красной армии. Часто самоходки сражались в первых линиях наступающих войск, но нередко использовались и более рационально – в качестве средства огневой поддержки второй линии атаки, что положительно сказывалось на выживаемости экипажей.

Тактико-технические характеристики: СУ-152
Масса: 45,5 т.
Габаритные размеры:
Длина 8,95 м., ширина 3,25 м., высота 2,45 м.
Экипаж: 5 чел.
Бронирование: от 20 до 75 мм.
Вооружение: 152-мм гаубица МЛ-20С
Боекомплект: 20 снарядов
Двигатель: двенадцатицилиндровый V-образный дизельный двигатель В-2К мощностью 600 л.с.
Максимальная скорость: по шоссе – 43 км/час, по пересеченной местности – 30 км/час
Запас хода: по шоссе – 330 км.

«Зверобои». Убийцы «Тигров» / Библиотека / Арсенал-Инфо.рф

СУ-152

В начальный период Великой Отечественной войны тяжелые самоходно-артиллерийские установки проектировались и создавались на базе тяжелого танка КВ.

Так, в ноябре 1941 года, практически сразу же после эвакуации из Ленинграда и развертывания производства танков КВ в Челябинске, СКБ-2 начало работы над усилением вооружения тяжелого танка. Первым проектом стала попытка создания «малоуязвимой артиллерийской машины сопровождения танков с большой скорострельностью (12–15 выстр./мин) и возможностью производства одновременного залпа». Необходимость создания САУ, предназначавшейся для сопровождения танков в наступлении, была вызвана настоятельными просьбами, приходившими в Народный комиссариат танковой промышленности (НКТП) с фронта от танковых командиров разного ранга. Проектирование этой машины велось одновременно в Челябинске на Челябинском Кировском заводе (ЧКЗ) и в Свердловске на Уральском заводе тяжелого машиностроения (УЗТМ или Уралмашзавод) под общим руководством Ж.Я. Котина. Разработку установки вооружения от УЗТМ вели К.Н. Ильин и Г.С. Ефимов, от ЧКЗ — Т.Н. Москвин. Корпус с боевым отделением проектировался Кировским заводом; ведущий инженер машины — Л.E. Сычев.

Учитывая сжатые сроки проектирования, в качестве шасси взяли без изменений ходовую часть танка КВ-1. В передней части корпуса смонтировали боевую рубку, сваренную из 75-мм броневых листов. Кроме того, лобовые листы корпуса и рубки усилили 20-мм броневыми экранами. Рубка была шире корпуса, поэтому с бортов выходила за его габариты и нависала над гусеницами. Из-за больших, по сравнению с танком, габаритов вооружения в машине пришлось изменить расположение топливных и масляных баков.

СУ-152 СУ-152 Первый вариант артсамохода КВ-7 (с двумя 45-мм и одной 76-мм пушками) во время испытаний на полигоне. Зима 1942 года.

Первый вариант артсамохода КВ-7 (с двумя 45-мм и одной 76-мм пушками) во время испытаний на полигоне. Зима 1942 года.

Артиллерийские орудия, согласно заданию, должны были быть смонтированы в едином блоке. Предполагалось, что одна машина, вооруженная тремя пушками, сможет более эффективно обеспечить поражение различных целей при сопровождении танков. В итоге вооружение машины состояло из строенных на общей люльке одной 76-мм танковой пушки Ф-34 и двух 45-мм танковых пушек 20К обр. 1932/34 гг. Конструкция установки позволяла производить одновременный залп из трех орудий или вести одиночный огонь из любого из них. Общая люлька с полосками и гнездами для крепления противооткатных устройств всех трех орудии имела возможность с помощью подъемного механизма вертикально вращаться на горизонтальных цапфах, закрепленных в массивной рамке. В свою очередь, рамка могла с помощью поворотного механизма горизонтально вращаться на вертикальных цапфах, закрепленных в неподвижной бронировке, установленной на корпусе машины. Таким образом, наведение всех трех орудий производилось одновременно общими механизмами. Вертикальный угол наведения составлял от +15° до -5°, горизонтальный — 15°, то есть по 7°30’ в каждую сторону. Неподвижная бронировка прикрывалась подвижным щитом толщиной 100 мм. Зазор между подвижной бронировкой и корпусом машины был защищен броневым прикрытием. При стрельбе из пушек использовался телескопический прицел ТМФД-7. Вспомогательным вооружением служили два пулемета ДТ, установленные в шаровых опорах: один — в лобовом листе корпуса, второй — в кормовом листе боевой рубки. Боекомплект машины состоял из 93 выстрелов калибра 76 мм, 200 выстрелов калибра 45 мм и 3591 патрона к пулеметам ДТ. Экипаж установки включал шесть человек. Механик-водитель и стрелок радист находились в отделении управления аналогично танку КВ-1. В боевом отделении слева от орудий размещался наводчик, за ним — первый заряжающий, справа от орудий впереди — командир машины, за ним — второй заряжающий.

Строенная установка 76- и 45-мм орудий в танке КВ-7. Челябинский Кировский завод, зима 1942 года.

Строенная установка 76- и 45-мм орудий в танке КВ-7. Челябинский Кировский завод, зима 1942 года.

Первый вариант артсамохода КВ-7. Вид сзади.

Первый вариант артсамохода КВ-7. Вид сзади.

Опытный образец строенной пушечной установки под заводским индексом У-13 изготовили на Уралмашзаводе в период с 11 по 23 декабря 1941 года и испытали отстрелом на стенде на полигоне завода. Окончательная сборка машины, получившей обозначение КВ-7, была выполнена на ЧКЗ в начале 1942 года. Эта машина стала первой тяжелой самоходной артиллерийской установкой, созданной в СССР в годы Великой Отечественной войны. Впервые примененная на этой машине рамочная конструкция установки орудий впоследствии использовалась почти на всех советских самоходках. По сравнению с тумбовыми установками, она обеспечивала наиболее компактное размещение орудия внутри боевой рубки.

После нескольких заводских пробегов самоход КВ-7 в спешном порядке отправили в Москву. Несмотря на то что КВ-7 проектировался по заявкам военных как «штурмовой танк с массированным артогнем, способный наиболее успешно подавлять артбатареи и разрушать оборонительные сооружения противника», он не получил одобрения у представителей ГБТУ и командования Красной Армии. В качестве главных недостатков машины отмечались:

— наличие в одном блоке орудий различных калибров с различной баллистикой, что не позволяло вести прицельную стрельбу одновременно из трех орудий, так как в зависимости от дистанции до цели углы вертикального наведения орудий различны;

— при стрельбе из крайних орудий, благодаря наличию значительного расстояния между осью вращения блока орудий и осью бокового орудия, происходила большая сбиваемость наводки в горизонтальной плоскости, постоянно увеличивавшаяся в процессе стрельбы.

СУ-152 Второй вариант КВ-7 (с двумя 76-мм орудиями) в цеху завода № 100. Челябинск, май 1942 года.

Второй вариант КВ-7 (с двумя 76-мм орудиями) в цеху завода № 100. Челябинск, май 1942 года.

Своим постановлением № 11110cc от 6 января 1942 года Государственный Комитет Обороны «отставил представленный трехорудийный образец КВ-7 и постановил вооружить КВ-7 спаренной установкой 76-мм орудий».

Спаренная установка вооружения (заводской индекс У-14) была разработана в КБ УЗТМ в январе 1942 года конструкторами Н.В. Куриным, Т.Ф. Ксюниным и др. По первоначальному графику ЧКЗ планировал изготовить второй экземпляр КВ-7 к 5 февраля 1942 года. Однако из-за недостатка кадров и большого объема работ по обеспечению серийного выпуска КВ-1 второй экземпляр был собран только в апреле, и в течение мая — июня проходил испытания.

Эту машину вооружили спаренной системой из двух 76-мм танковых пушек ЗИС-5, размещенных в общей люльке. Огонь мог вестись залпом из двух орудий или одиночными выстрелами из любой пушки. Скорострельность спаренной установки достигала 15 выстр./мин. В боекомплект входили 150 выстрелов к пушкам и 2646 патронов к двум пулеметам ДТ, размещенным аналогично первому образцу КВ-7. Эту САУ продемонстрировали высшему командованию РККА, но на вооружение не приняли. К этому времени стало ясно, что установка в танке или самоходке двух орудий не оправдана, и работы по КВ-7 прекратили.

Проект самоходной установки У-19.

Проект самоходной установки У-19.

152-мм пушка-гаубица МЛ-20 на огневой позиции. Зима 1943 года.

152-мм пушка-гаубица МЛ-20 на огневой позиции. Зима 1943 года.

В начале 1942 года артиллерийское производство УЗТМ было выделено в самостоятельный артиллерийский завод № 9 Народного комиссариата вооружения (НКВ). Однако часть коллектива объединенного КБ была оставлена на заводе для обеспечения производства корпусов танка КВ (из этой группы летом 1942 года был образован конструкторский отдел по проектированию САУ). В течение февраля — апреля 1942 года эта оставшаяся часть КБ выполнила ряд проектных работ по созданию новых самоходных установок. В их число вошли и проекты тяжелых машин, получивших индексы У-18 и У-19.

Проект У-18 предусматривал использование в качестве базовой машины самоходной установки КВ-7, на которой вместо нескольких орудий смонтировали одну 152-мм пушку-гаубицу МЛ-20. Разработка проекта была выполнена конструкторами Г.Н. Рыбиным, К.Н. Ильиным и др. Затем изготовили деревянный макет установки в натуральную величину. Монтаж артиллерийского орудия осуществлялся в рамке и предусматривал частичное изменение его конструкции. Углы наводки по вертикали составляли от -5° до +15°, по горизонту — в секторе 15°. Хорошие баллистические качества орудия обеспечивали 152-мм бронебойным снарядам массой 48–51 кг, имевшим начальную скорость 550–650 м/с, не только надежное поражение дотов и дзотов противника, но и пробитие танковой брони толщиной до 98 мм на дистанции 1000 м. Кроме того, осколочно-фугасный снаряд имел фугасное действие в три раза больше, чем осколочно-фугасный снаряд калибра 76 мм. Проект установки У-18 получил одобрение в НКТП и ГБТУ и затем был передан Челябинскому Кировскому заводу для использования при разработке самоходной установки СУ-152.

Пушка-гаубица МЛ-20 — музейный экспонат. Это орудие прошло модернизацию после войны — заменен ход.

Пушка-гаубица МЛ-20 — музейный экспонат. Это орудие прошло модернизацию после войны — заменен ход.

Тяжелый танк КВ-1C.

Тяжелый танк КВ-1C.

Самоходная установка У-19 разрабатывалась весной 1942 года на базе танка КВ-1. По проекту на машине устанавливалась 203-мм гаубица Б-4 массой 12,7 т. Мощный фугасный снаряд (масса 100 кг, начальная скорость 600 м/с) являлся весьма эффективным средством для разрушения железобетонных укреплений противника. Размеры САУ с полностью забронированным боевым отделением получились слишком большими, а ее расчетная боевая масса достигала 66 т. Анализ этого проекта показал, что создание маневренной самоходной артиллерийской установки, вооруженной 203-мм орудием, — технически сложная задача, и поэтому в металле проект выполнен не был.

Проектирование тяжелых САУ велось и в научно-исследовательском отделе Военной академии механизации и моторизации (ВАММ) им. Сталина, в котором в феврале 1942 года под руководством начальника кафедры С.Д.Давидовича разработали проект самоходной установки для артиллерийской поддержки войск при преодолении укрепленных полос обороны противника и разрушения железобетонных дотов. Машина, созданная на базе танка КВ-1, должна была вооружаться 107-мм пушкой ЗИС-6, иметь броню толщиной 150 мм в лобовой части, бортовую броню толщиной 10 мм.

Первый образец самоходной установки КВ-14. Челябинск, февраль 1943 года.

Первый образец самоходной установки КВ-14. Челябинск, февраль 1943 года.

Сборка самоходных установок СУ-152 в цеху Челябинского Кировского завода. 1943 год.

Сборка самоходных установок СУ-152 в цеху Челябинского Кировского завода. 1943 год.

Этот проект отправили на ЧКЗ, где было принято решение об установке на САУ более мощного вооружения — калибра 152 мм. Таким орудием стала пушка-гаубица MЛ-20. Учитывая острую необходимость в данной самоходной установке на фронте, предлагалось изготовить небольшую серию таких машин, вооруженных пушкой-гаубицей МЛ-20, в короткие сроки — за 1,5 месяца.

15 апреля 1942 года состоялся пленум Артиллерийского комитета ГАУ РККА, на котором, помимо предложения о создании самоходно-артиллерийских установок поддержки пехоты, вооруженных 76-мм пушкой ЗИС-З и 122-мм гаубицей М-30 обр.1938 года, было признано необходимым и создание тяжелых самоходных истребителей дотов. Эти машины предполагалось вооружить 152-мм пушкой-гаубицей MЛ-20 обр.1937 года, и использовать для прорыва обороны противника в наступательных операциях, которые командование Красной Армии планировало провести в 1942–1943 годах. Решение пленума Артиллерийского комитета ГАУ одобрил Государственный Комитет Обороны, и в июне 1942 года НКТП совместно с НКВ разработали «Систему самоходной артиллерии для вооружения Красной Армии». При этом НКВ был ответственным за изготовление артиллерийской части САУ, а НКТП занимался проектированием шасси.

Создание тяжелых САУ — истребителей дотов было поручено ЧКЗ, для чего в КБ завода сформировали специальную конструкторскую группу, в состав которой приказом НКТП от 13 ноября 1942 года включили конструкторов Н.В. Курина, Т.Н. Рыбина, К.Н. Ильина, и В.А. Вишнякова, переведенных с УЗТМ. Возглавил группу Л.С. Троянов.

СУ-152 Самоходная установка СУ-152 на НИБТПолигоне. Весна, 1943 года.

Самоходная установка СУ-152 на НИБТПолигоне. Весна, 1943 года.

На обсуждение, состоявшееся утром 2 января 1943 года в кабинете исполняющего обязанности директора ЧКЗ А.А. Горегляда, были представлены три варианта самоходных установок: У-18 конструкции УЗТМ; проект установки, предложенный Ж.Я. Котиным, и вариант группы Л.C. Tpoянова. Проект самоходной установки Ж.Я. Котина представлял собой размещение пушки-гаубицы MЛ-20 с экипажем и боекомплектом в специально спроектированной броневой рубке на базе танка КВ-1. Качающаяся часть орудия использовалась практически без изменения его конструкции, за исключением противооткатных устройств и цапф, и устанавливалась в рамке. Уравновешивание системы осуществлялось за счет бронировки орудия. Проект группы Л.С. Троянова предусматривал использование орудия МЛ-20 без конструктивных изменений, но на удлиненной базе танка КВ-1C. Главный конструктор пушки-гаубицы МЛ-20 Ф.Ф. Петров, защищавший проект У-18, настаивал на модернизации артсистемы при установке на танковую базу. Участник разработки САУ конструктор В.И. Таротько, вспоминая об этом событии, пишет: «Проект Петрова не приняли, так как он не обеспечивал немедленного начала серийного производства. Доложенный Л.С. Трояновым проект с сохранением пушки, но с удлинением корпуса против танкового не был принят по той же причине. Было одобрено предложение Ж.Я. Котина о постройке САУ на серийной танковой базе».

И.В. Сталин осматривает САУ СУ-152. Москва, Кремль, 8 августа 1943 года.

И.В. Сталин осматривает САУ СУ-152. Москва, Кремль, 8 августа 1943 года.

Интерьер самоходной установки СУ-152. На переднем плане — массивная казенная часть 152-мм пушки-гаубицы MЛ-20 с открытым поршневым затвором. За ней, на своем рабочем месте, — командир машины, перед открытым посадочным люком которого установлена панорама ПТК-4. Курская дуга, 6 июля 1943 года.

Интерьер самоходной установки СУ-152. На переднем плане — массивная казенная часть 152-мм пушки-гаубицы MЛ-20 с открытым поршневым затвором. За ней, на своем рабочем месте, — командир машины, перед открытым посадочным люком которого установлена панорама ПТК-4. Курская дуга, 6 июля 1943 года.

По представлению ГАУ РККА Государственный Комитет Обороны постановлением № 2692 от 4 января 1943 года обязал завод № 100 НКТП и завод № 172 НКВ в течение 25 дней разработать и изготовить на базе тяжелого танка КВ-1C опытный образец установки, вооруженной 152-мм пушкой-гаубицей MЛ-20 обр. 1937 года. В состав группы разработчиков вошли Л.С. Троянов, Т.Н. Рыбин, К.Н. Ильин, Н.Н. Звонарев, В.М. Селезнев, П.С. Тарапатин и В.И. Торотько. Общее руководство осуществлял Ж.Я. Котин. Трудовой энтузиазм и патриотический подъем конструкторов, рабочих и инженерно-технических работников в значительной степени способствовали выполнению правительственного задания в срок, несмотря на тяжелые условия производства. Из-за срочности задания весь ведущий состав конструкторов был переведен на казарменное положение. В течение 10 дней никто не уходил домой. Чертежи, изготовленные на ватмане, прямо с чертежных досок отправлялись в цехи. Чертежи корпуса самохода доставлялись специальным курьером на корпусной завод. Четко и оперативно работали производственные и технологические службы завода.

Объем работ по установке пушки столь большого калибра в рубке на шасси тяжелого танка оказался очень большим. Да и задачи, стоявшие перед специалистами различного профиля были сложными. Нередко заходили в тупик: кому, например, изготовить рамку для орудия — танкистам или артиллеристам? На завод вовремя приехал нарком вооружения Д.Ф. Устинов. Он подробно со всем ознакомился, одобрил все решения Ж.Я. Котина, поддержал идею посылки на артиллерийский завод его представителя, конструктора К.Н. Ильина, которому предоставили полномочия самостоятельно принимать решения по артиллерийской части заказа танкистов.

К 17 января 1943 года макет САУ был выполнен в натуральную величину. К 19 января на заводе № 200 изготовили корпус машины. К утру 23 января на заводе № 100 завершились все работы по сборке САУ, за исключением монтажа артсистемы, которая прибыла на завод только вечером. Тут-то и выяснилось, что орудие не проходит в амбразуру, предназначенную для нее в лобовом листе рубки. Пришлось расширять амбразуру газовой резкой по месту. На следующий день САУ КВ-14 («объект 236») своим ходом ушла на Чебаркульский артиллерийский полигон, расположенный в 107 км от Челябинска. Испытания прошли вполне успешно и были закончены к 7 февраля 1943 года. Постановлением ГКО от 14 февраля 1943 года образец КВ-14 приняли на вооружение и поставили на серийное производство. В апреле 1943 года ГКО постановил КВ-14 впредь именовать СУ-152.

САУ майора Санковского. Его экипаж, а вероятнее всего — батарея, уничтожила в одном бою 10 танков противника. Центральный фронт, 13-я армия, июль 1943 года.

САУ майора Санковского. Его экипаж, а вероятнее всего — батарея, уничтожила в одном бою 10 танков противника. Центральный фронт, 13-я армия, июль 1943 года.

Майор Санковский ведет наблюдение за противником.

Майор Санковский ведет наблюдение за противником.

Самоходная установка СУ-152 относилась к типу полностью бронированных самоходных установок с передним расположением боевой рубки. Боевое отделение и отделение управления были совмещены. Механик-водитель занимал место слева впереди в отделении управления, за ним — наводчик, за наводчиком — заряжающий. Справа от орудия впереди размещался командир машины, за ним — замковый. Для наблюдения за полем боя использовались перископ ПТК-4, обеспечивавший круговой обзор, и пять призменных зеркальных смотровых приборов, установленных на крыше рубки и крышках левого и кормового люков. В крышке правого люка имелся лючок для сигнализации. Механик-водитель вел наблюдение за полем боя через лючок со стеклоблоком, закрываемый броневой крышкой со смотровой щелью.

СУ-152 СУ-152.

СУ-152.

Схема бронирования СУ-152.

Схема бронирования СУ-152.

Посадка экипажа производилась через два люка: круглый, расположенный в передней части крыши справа, и прямоугольный двухстворчатый люк, расположенный в кормовой части крыши и кормовом листе рубки. В днище корпуса в боевом отделении был предусмотрен аварийный люк.

Корпус и рубка установки были сварены из броневых катаных листов толщиной 20, 30, 60 и 70 мм. Маска пушки имела толщину 60 мм. Зазор между подвижной бронировкой орудия и верхним лобовым листом корпуса машины защищался броневым прикрытием. Лобовой, скуловые, бортовые и кормовой броневые листы рубки, а также лобовые листы корпуса отличались рациональными углами наклона. Борта корпуса — вертикальные. В правом нижнем бортовом листе корпуса в боевом отделении располагался люк для загрузки боеприпасов с откидной броневой крышкой. Для стрельбы из личного оружия в лобовом и кормовом листах рубки имелись бойницы, закрывавшиеся броневыми пробками.

Крыша броневой рубки — съемная, состояла из двух частей. С передним, скуловыми, боковыми и кормовым листами рубки листы крыши соединялись с помощью болтов. В передней части крыши рубки, помимо двух люков и отверстия под смотровой прибор, имелись два отверстия (справа) для установки командирской панорамы и антенного ввода, прикрытого броневым стаканом, и сзади справа — лючок, закрывавшийся откидной броневой крышкой, для доступа к заправочным горловинам топливных баков, расположенных в боевом отделении. Отверстия под смотровые приборы в крыше рубки и крышках люков имели броневое прикрытие. Вентиляция боевого отделения осуществлялась за счет тяги воздуха, создававшейся работающим двигателем при открытых шиберах в моторной перегородке.

СУ-152 СУ-152 Фотографии трофейной САУ СУ-152 из немецкого журнала «Die Wehrmacht». 1943 год.

Фотографии трофейной САУ СУ-152 из немецкого журнала «Die Wehrmacht». 1943 год.

Кормовая часть корпуса состояла из двух броневых листов (верхнего и нижнего) закругленной формы. В средней части верхний лист перекрывал нижний, образуя тем самым карман для выхода охлаждающего воздуха из МТО самоходной установки. Для защиты от попадания посторонних предметов карман закрывался проволочной сеткой. Крыша МТО состояла из двух съемных броневых листов, крепившихся к корпусу САУ болтами. Первый лист крыши в центральной части имел люк для доступа к двигателю, закрывавшийся броневой крышкой. В центре крышки в выпуклой ее части находилось отверстие, предназначавшееся для заливки воды в систему охлаждения двигателя. Вдоль бортов корпуса имелись два прямоугольных отверстия для доступа охлаждающего воздуха к двигателю, закрывавшиеся сверху защитными сетками. В задней части листа были выполнены два отверстия для прохода выхлопных труб, над которыми устанавливались броневые кожуха. Задний лист крыши оборудовался двумя круглыми люками с откидными броневыми крышками для доступа к узлам и агрегатам трансмиссии. Днище корпуса было сварено из двух броневых листов и имело люки и отверстия, закрываемые броневыми крышками.

В амбразуре лобового листа рубки в рамке устанавливалась 152-мм гаубица-пушка MЛ-20 обр.1937 года. Орудие снабжалось поршневым затвором с инерционным предохранителем и щелевым дульным тормозом. Длина ствола составляла 28,8 калибра, высота линии огня — 1800 мм. В конструкции противооткатных устройств использовались гидравлический тормоз отката и гидропневматический накатник. Подъемный и поворотный механизмы секторного типа обеспечивали углы вертикальной наводки от -5° до +18°, горизонтальной — в секторе 12°. Телескопические прицелы СТ-10 или КТ-5 использовались при стрельбе прямой наводкой, а панорама Герца — при стрельбе с закрытых огневых позиций. Для стрельбы ночью шкалы прицела и панорамы, а также прицельная и орудийная стрелки оснащались специальной подсветкой. Дальность стрельбы прямой наводкой составляла 3800 м, наибольшая — 6200 м. Скорострельность пушки-гаубицы достигала 2 выстр./мин. Для облегчения заряжания орудия имелся откидной лоток, который обеспечивал устранение задевания ведущего пояска снаряда за срез трубы ствола.

Артсамоходы СУ-152 на огневой позиции. Западный фронт, 1943 год.

Артсамоходы СУ-152 на огневой позиции. Западный фронт, 1943 год.

В боекомплект входили 20 выстрелов раздельного гильзового заряжания. Для стрельбы использовались осколочно-фугасная дальнобойная стальная пушечная граната ОФ-540, бетонобойный гаубичный снаряд Г-530, осколочно-фугасная дальнобойная стальная гаубичная граната ОФ-530, осколочная дальнобойная гаубичная граната из сталистого чугуна О-530А, бронебойно-трассирующий снаряд БР-540 и фугасный морской полубронебойный снаряд. Кроме того, могли использоваться пушечные бетонобойные снаряды Г-545 массой 56 кг и фугасные стальные пушечные гранаты старого образца Ф-542 и Ф-542Ш. Дополнительно в боевом отделении укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ с боекомплектом 1278 патронов (18 дисков) и 25 гранат Ф-1, позднее боекомплект к ППШ был увеличен до 1562 патронов (22 диска).

В моторно-трансмиссионном отделении вдоль продольной оси корпуса устанавливался 12-цилиндровый V-образный четырехтактный дизель В-2К. Максимальная мощность двигателя составляла 600 л.с. при 2000 об/мин, эксплуатационная — 500 л.с. при 1800 об/мин. Пуск двигателя осуществлялся с помощью электростартера СТ-700 мощностью 15 л.с. или сжатого воздуха из двух воздушных баллонов емкостью 5 л каждый. Дизельное топливо марки ДТ или газойль марки «Э» подавалось принудительно с помощью двенадцатиплунжерного топливного насоса НК-1. Емкость основных топливных баков составляла 600–615 л. При установке запасных наружных баков запас возимого топлива увеличивался на 360 л. Запас хода установки по шоссе на основных баках достигал 330 км.

В состав трансмиссии входили многодисковый главный фрикцион сухого трения, четырехступенчатая коробка передач с демультипликатором, обеспечивавшая восемь передач переднего и две передачи заднего хода, два многодисковых бортовых фрикциона с плавающими ленточными тормозами и два бортовых планетарных редуктора.

СУ-152 на сдаточной площадке Челябинского Кировского завода, август 1943 года.

СУ-152 на сдаточной площадке Челябинского Кировского завода, август 1943 года.

Корпус СУ-152 в сборочном цеху ЧКЗ, октябрь 1943 года.

Корпус СУ-152 в сборочном цеху ЧКЗ, октябрь 1943 года.

Состав гусеничного движителя — 12 сдвоенных опорных катков (диаметром 600 мм), шесть поддерживающих катков, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц и два ведущих колеса кормового расположения со съемными зубчатыми венцами. Зацепление — цевочное. Подвеска — индивидуальная торсионная, с ограничителями хода опорных катков. Опорные и поддерживающие катки, а также направляющие колеса были выполнены цельнометаллическими, без резиновой амортизации. Ширина штампованного трака гусеницы равнялась 608 мм.

На машине устанавливалась радиостанция 9Р или 10Р (10РК-26) с умформерами РУ-75В и РУ-11Б, для внутренней связи служило танковое переговорное устройство ТПУ-4БИС.

СУ-152, захваченная 1-м батальоном танковой дивизии СС «Рейх». 1943 год.

СУ-152, захваченная 1-м батальоном танковой дивизии СС «Рейх». 1943 год.

СУ-152 из состава 1824-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка на одной из улиц Симферополя. 13 апреля 1944 года.

СУ-152 из состава 1824-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка на одной из улиц Симферополя. 13 апреля 1944 года.

До начала марта 1943 года была изготовлена первая партия установок в количестве 35 машин, которые были отправлены на формирование тяжелых самоходно-артиллерийских полков РВГК. Такие полки формировались по штату № 08/218 (361 человек, 12 СУ-152).

С апреля тяжелые самоходно-артиллерийские полки стали переводиться на штат № 010/454, отличавшийся от предыдущего введением во взвод управления полка танка КВ для командира полка и одного бронеавтомобиля БА-64 для разведки и связи. В октябре 1943 года полки СУ-152 были реорганизованы по штату № 010/482 (234 человека, 12 СУ-152, 1 КВ1С). Тогда же наиболее управляемым был признан штат четырехбатарейного полка. В период с октября 1943 по февраль 1944-го все полки получили САУ для командиров батарей и были переведены на новый штат № 010/461. По нему полк стал иметь четыре батареи по пять САУ в каждой — всего 21 установка. По этому штату в полк дополнительно были введены рота автоматчиков и саперный взвод.

СУ-152 на правом берегу Днепра. 1-й Украинский фронт, декабрь 1943 года.

СУ-152 на правом берегу Днепра. 1-й Украинский фронт, декабрь 1943 года.

Командир батареи 1539-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка гвардии капитан Ф.Н. Наговицын ставит боевую задачу командиру СУ-152 С.Ф. Березину. 2-й Прибалтийский фронт, весна 1944 года.

Командир батареи 1539-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка гвардии капитан Ф.Н. Наговицын ставит боевую задачу командиру СУ-152 С.Ф. Березину. 2-й Прибалтийский фронт, весна 1944 года.

Командир СУ-152 лейтенант Н. Сучков и техник-лейтенант В. Максимов. 1944 год.

Командир СУ-152 лейтенант Н. Сучков и техник-лейтенант В. Максимов. 1944 год.

СУ-152 форсируют водную преграду. 2-й Прибалтийский фронт, Латвия, август 1944 года.

СУ-152 форсируют водную преграду. 2-й Прибалтийский фронт, Латвия, август 1944 года.

Подготовка личного состава для самоходно-артиллерийских частей в течение всей войны велась Учебным центром самоходной артиллерии (УЦСА) в поселке Клязьма Московской области, сформированным 25 ноября 1942 года на основе постановления ГКО и приказа НКО СССР. Центр находился в подчинении командующего артиллерией Красной Армии. Задачей УЦСА являлись формирование и обучение самоходно-артиллерийских полков, маршевых батарей и отправка их на фронт. Центр состоял из пяти групп: одна занималась формированием тяжелых, две — средних и две — легких самоходно-артиллерийских полков. Во главе каждой группы стояли начальник группы и штаб. Для подготовки тяжелых самоходно-артиллерийских полков в марте 1943 года в Челябинске были сформированы 21-й учебный тяжелый самоходно-артиллерийский полк и 36-й запасной самоходно-артиллерийский полк под Москвой. Сформированные в учебных полках маршевые батареи направлялись в УЦСА, где они распределялись по группам, затем сводились в полки, пополнялись личным составом из запасного полка, специалистами (ремонтниками, связистами, радистами, шоферами и др.), комплектовались военно-техническим имуществом и автомобилями. После этого полки отправляли на фронт.

Командиров тяжелых САУ и старших механиков-водителей готовили 2-е Киевское училище самоходной артиллерии, 3-е Горьковское, Соликамское и Буйское танковые училища.

Серийное производство самоходных установок СУ-152 продолжалось до декабря 1943 года — до снятия с производства танка КВ-1C. Всего было выпущено 670 таких машин.

СУ-152 на улице Львова. 1944 год.

СУ-152 на улице Львова. 1944 год.

Командир 1539-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка гвардии майор М. П. Прохоров ставит задачу командирам батарей. 2-й Прибалтийский фронт, весна 1944 года.

Командир 1539-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка гвардии майор М. П. Прохоров ставит задачу командирам батарей. 2-й Прибалтийский фронт, весна 1944 года.

СУ-152 в атаке. 2-й Прибалтийский фронт, весна 1944 года.

СУ-152 в атаке. 2-й Прибалтийский фронт, весна 1944 года.

Боевое крещение СУ-152 получили в боях на Курской дуге, правда, еще в весьма ограниченном количестве. Так, например, в составе войск Центрального фронта имелось всего 25 боевых машин этого типа. Тем не менее, появление их стало неприятным сюрпризом для немцев.

Осколочно-фугасная граната ОФ-540 массой 43,56 кг по выходе из ствола имела скорость 655 м/с и при установке взрывателя на осколочное действие наносила поражение осколками на 40 м — по фронту и на 8 м — в глубину. Бронебойно-трассирующий снаряд БР-540 при выходе из ствола с начальной скоростью 600 м/с пробивал на дистанции до 1500 м лобовую броню всех танков Вермахта. При попадании в башню он срывал ее с погона. Вследствие своей очень большой массы в 48,8 кг (для сравнения — 85-мм бронебойный снаряд имел массу 9,2 кг) даже при непробивании сильнобронированной цели (штурмового орудия «Фердинанд», например) он гарантированно выводил ее из строя из-за поломок узлов и механизмов вследствие сотрясения и поражения экипажа за счет многочисленных внутренних отколов брони. Неплохие результаты давал обстрел вражеской техники фугасными и бетонобойными снарядами. При использовании бетонобойного снаряда Г-530 по прямому назначению им пробивалась железобетонная стена толщиной около 1 м.

Впрочем, на Курской дуге разрушать долговременные огневые точки противника новым САУ не пришлось, а вот по немецким танкам они постреляли немало, и вполне успешно. Так, майор Санковский, например, на своей СУ-152 подбил 10 танков за один день. 8 июля 1943 года полк СУ-152 обстрелял атакующие «фердинанды» 653-го дивизиона, подбив при этом четыре вражеские машины. Именно тогда тяжелые артсамоходы получили у солдат уважительное прозвище «Зверобой».

Самоходные установки СУ-152 выдвигаются к передовой. 3-й Прибалтийский фронт, лето 1944 года.

Самоходные установки СУ-152 выдвигаются к передовой. 3-й Прибалтийский фронт, лето 1944 года.

СУ-152 ведет огонь по немецким танкам. 2-й Прибалтийский фронт, лето 1944 года.

СУ-152 ведет огонь по немецким танкам. 2-й Прибалтийский фронт, лето 1944 года.

Подбитый «Тигр» из состава 502-го тяжелого танкового батальона. Прибалтика, лето 1944 года.

Подбитый «Тигр» из состава 502-го тяжелого танкового батальона. Прибалтика, лето 1944 года.

О том как воевали тяжелые САУ на Курской дуге вспоминает командир СУ-152 из 1545-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка 30-го Уральского добровольческого танкового корпуса 4-й танковой армии лейтенант Н.К. Шишкин:

«Первый бой мы приняли на реке Нугрь, за которой на крутом берегу виднелась деревня Большая Чернь, превращенная немцами в опорный пункт. Оттуда по наступающим по большому ржаному полю танкам и пехоте били 88-мм зенитки. В этой ржи не поймешь откуда стреляют. Танки горят. Наводчик Бычков у меня был отличный. В том бою он сжег два танка. В какой-то момент по нам попали. В рубке искры, запах каленого металла, гарь. Механик-водитель Никонов направил машину в низинку. Я вылез из люка, стал оглядываться. С трудом обнаружил противотанковую пушку в кустарнике на окраине поля. Мы вышли из ее сектора обстрела, теперь она била по танкам. Я решил развернуться и, наведя орудие на ориентир в створе с пушкой, выкатиться на нее для выстрела. Если с первого выстрела не попадем — нам хана. Едва мы вышли из низинки, как пушка стала разворачиваться в нашу сторону. Бычков крикнул: „Выстрел!“, — почти одновременно с его грохотом. Я успел скомандовать: „Никонов, назад!“, — но это было лишним — Бычков попал.

Танки форсировали неглубокую речку, обходя Большую Чернь слева. Мы прикрывали их маневр огнем. Вдруг во фланг атакующим танкам вышли три или четыре, вроде бы, „пантеры“ и открыли огонь. Я так скажу, если танк противника появился в полутора километрах, то различить его тип можно только в бинокль, да с упора, да из неподвижной машины, и то не всегда. Ну а в реальной обстановке на поле боя, в пыли, в дыму, мы их не рассматривали. Так вот с тысячи метров мы их сожгли — по крайней мере, три остались на месте. Продвинулись вперед, смотрим, и у меня волосы дыбом — это наши Т-34. Все — трибунал! Только проехав еще немного и увидев кресты на башнях, я успокоился — танки оказались немецкие.

В этих боях пришлось мне встретиться и с командармом. Мы вышли в район Шемякина. Из садов, расположенных на окраине этого населенного пункта, немцы встретили нас огнем, подбив несколько танков. Одно орудие мы подавили, поймали в прицел следующую цель. Я крикнул: „Аладдин, заряжай!“ И в это время удар, рация слетела с места, казенник орудия резко опустился вниз — болванка пробила цапфу. Я крикнул: „Никонов, назад!“, — вторая болванка только чиркнула по броне. Самоходка откатилась метров на двадцать и встала за пригорком. Ствол висит, в казеннике снаряд, а тут еще и стук по броне. Я открываю лючок в броне, смотрю, стоит командарм 4-й танковой Богданов с пистолетом в руке: „Куда, сынок, путь держим?“ Отвечаю: „Болванка в цапфе“ — „A-а, ну, давай, двигайся в ремонт“. А мог бы шлепнуть, если бы целым пятился назад. В ближайшем лесу ремонтники заменили орудие на снятое с другой машины, и вскоре мы уже двигались в полк».

СУ-152 на лесной дороге. 2-й Прибалтийский фронт, 1944 год.

СУ-152 на лесной дороге. 2-й Прибалтийский фронт, 1944 год.

СУ-152 продолжали активно использоваться в боевых действиях и после Курской битвы, причем опять-таки как мощное противотанковое средство. Во время Киевской операции 1-го Украинского фронта 52-я танковая бригада 16-го танкового корпуса, усиленная 1835-м тяжелым самоходно-артиллерийским полком, к 8 часам 7 ноября 1943 года заняла г. Фастов и стала закрепляться в нем. Как и бригада, полк понес в предыдущих боях значительные потери и имел в строю всего три СУ-152 и один танк КВ-1C. В ожидании контратаки с юга все три установки и танк были поставлены на позиции в районе высоты 210,4. В 10 часов того же дня противник предпринял первую контратаку с юга силами до батальона пехоты при поддержке восьми танков и четырех самоходных орудий. Но огнем САУ контратака была отбита. В течение 8 ноября немцы, усилив свою пехоту 20-мм зенитными автоматическими пушками, предприняли на этом направлении еще ряд контратак, которые также были отбиты. При этом самоходно-артиллерийские установки полка уничтожили два танка, два самоходных орудия, четыре пушки и до двух рот противника. Собственные потери составили один танк КВ-1C.

После неудачных контратак с юга противник начал перегруппировку восточнее г. Фастова. Командир 52-й танковой бригады, ожидая контратаки немецких танков с этого направления, перебросил самоходки 1835-го самоходно-артиллерийского полка в этот район. В результате, предпринятые противником неоднократные контратаки также были отбиты. Огнем трех самоходно-артиллерийских установок СУ-152 было уничтожено 16 танков, после чего немцы окончательно отказались от дальнейших контратак и здесь.

Для весны 1944 года была характерной передача СУ-152 в состав некоторых тяжелых танковых полков прорыва для восполнения потерь в танках КВ-1C и КВ-85. Впрочем, иногда имел место и обратный процесс, в результате чего самоходно-артиллерийские полки превращались в танко-самоходные. В освобождении Крыма весной 1944 года принимал участие 1452-й тяжелый самоходно-артиллерийский полк — 11 КВ-85, пять КВ-1C, шесть СУ-152 и три СУ-76. Полк действовал под Армянском, освобождал города Евпатория, Саки, Бахчисарай, а 9 мая две оставшиеся в строю боевые машины полка — СУ-152 и КВ-85 — ворвались в Севастополь.

Колонна СУ-152 на дороге в Восточной Пруссии. Февраль 1945 года.

Колонна СУ-152 на дороге в Восточной Пруссии. Февраль 1945 года.

СУ-152 использовались в боевых действиях вплоть до лета 1944 года, пока не были вытеснены из фронтовых частей новыми тяжелыми самоходками ИСУ-152 и ИСУ-122.

Рассказ о тяжелых САУ на базе танка КВ был бы не полным без упоминания об еще одной боевой машине. В 1943 году в ЦАКБ под руководством В.Г. Грабина была спроектирована 203-мм самоходная гаубица на базе танка КВ-1C. Эта машина, для которой были заимствованы шасси танка и поворотная часть гаубицы Б-4, получила индекс С-51. Из-за большой загрузки работы по ней в ЦАКБ затянулись и заводские испытания САУ начались только в феврале 1944 года. В ходе этих испытаний С-51 сделала 42 выстрела и прошла 80 км. Поскольку интерес к машине был очень большой, то еще до завершения заводских испытаний 26 февраля она была передана на АНИОП для проведения полигонных испытаний. В ходе последних было произведено 209 выстрелов и пройдено 244 км. Результаты оставляли желать лучшего. Машина в движении оказалась неустойчивой и склонной к опрокидыванию. Во время стрельбы из-за высокой линии огня САУ сильно раскачивалась. Были отмечены также сбиваемость наводки, а также большое боковое рассеивание, обусловленное боковым смещением орудия при выстреле. При стрельбе с малыми углами возвышения из-за откатывания самохода «бойцы слетали с платформы установки и падали на грунт». Стало очевидно, что для нормальной стрельбы необходим откидной сошник, требовались и другие доработки.

Тем не менее, в апреле 1944 года С-51 все же была рекомендована для принятия на вооружение при условии устранения всех недостатков. Однако, выпуск САУ организован не был, главным образом из-за прекращения производства танка КВ-1С.

СУ-152, установленный на мемориальном кладбище, где захоронены солдаты и офицеры 1-й гвардейской танковой армии. Польша, г. Цыбинка, 1980-е годы.

СУ-152, установленный на мемориальном кладбище, где захоронены солдаты и офицеры 1-й гвардейской танковой армии. Польша, г. Цыбинка, 1980-е годы.

ИСУ 152 и СУ 152 воспоминания ветеранов

ису 152

Прежде всего, необходимо указать на некоторые разночтения, прогуливающиеся по сети WEB.
1. ИСУ – 152, не участвовала в Курском сражении.
Курская битва проходила в период с 5 июля 1943 года по 23 августа 1943 года.

Только 6 ноября 1943 года постановлением Государственного комитета обороны новая САУ была принята на вооружение РККА под окончательным названием ИСУ-152. Именно в ноябре и началось серийное производство ИСУ-152 на Кировском заводе города Челябинск.

Для справки, в нашем городе Санкт-Петербурге, (Ленинграде), в 1945 году на одноимённом заводе также строились ИСУ-152. Всего с ноября 1943 года по май 1945 года 1885 единиц ИСУ-152.
 

2. СУ – 152 действительно приняла участие в сражении на Курской дуге. На одном из участков. По сведением их было всего 24 единицы, по некоторым источникам и вовсе шесть единиц и в третьей линии обороны.
Скорострельность орудия: 1—2 выстрела в минуту. В состав боекомплекта могли входить практически все 152-мм пушечные и гаубичные снаряды, но на практике использовалось только ограниченное их подмножество, но об этом позже.
Однако нет чётких оснований давать оценку прозвищу “Зверобой” именно СУ-152 и именно в сражении на Курской дуге.


Основными участниками боя были СУ-76 и СУ-122. Они шли в первой линии, прикрывая наши танки. Однако ввиду эффективного поражения тяжёлого танка “Тигр” и среднего “Пантера” лишь с расстояния до 1000 метров, СУ-85, вряд ли смогли быть удостоены стать Зверобоями.

Скорее всего, именно СУ-152, было дано это звание ввиду поднятия боевого духа этих ещё достаточно новых для фронта самоходных установок. По-новому выглядели и Pz.Kpfw.-IV Ausf.H с бортовыми противокумулятивными экранами. Их часто принимали за “Тигры” в виду не только численного состава, но необычного вида, который им довели для решающего сражения, что бы хоть как-то защитить уступающие по своим характеристикам Советским танкам.

3. Ещё одно страстное мнение, мол у бойцов и танкистов Красной армии наблюдались приступы “Тигробоязни”, и прочие танко-фобии. На деле всё не так эмоционально и гораздо прозаичнее. Кто из Вас служил в Вооружённых силах, поймёт меня. Танк “Тигр” был не секретом, и его вторичное появление в Курской битве в массовом составе, (по разным источник от 100-140 единиц) не могло запугать всю группировку Красной армии. Это фантастика, неконтролируемые выходки чьего-то мозга или попросту отголоски пропаганды Геббельса. После поражения под Курском началось отступление нацисткой военной машины, поэтому танк “Тигр” был всегда единичным или малочисленным противником, а по меркам Восточного фронта фактическое количество этих танков мизер.

Давайте попробуем быть реалистами.
Летом 41 года, появился на полях сражения КВ-1, который не могли пробить основные противотанковые 37 мм., орудия Pak 35/36., однако это не вызвало никаких танковых фобий у вермахта или немецких танкистов. Попросту менялась тактика. То же справедливо заметить в отношении тяжёлого КВ-1, который уже прошёл бои в Финскую войну.
Тут невольно задаёшься вопросом. Неужели союзники нацистской Германии – финны, перед вторжением в советскую Россию не нашептали немцем о наличии того же КВ? И немцы, словно впервые в бой потащили свои бесполезные пушечки и танчики, прекрасно осознавая, что это железо им не помощник, а братская могила? Совсем как-то не интересовались нацистские генералы, чем прорывали русские линию Карл Густава Эмиля Маннергейма.
Совместное пребывание в захваченным городе Брест, Красной армией с союзным вермахтом, не обратил внимание генералов вермахта на вооружение РККА. И правда… Много странностей в начале войны.

Всё вышеописанное к тому, что сама по себе танкобоязнь существовала ещё с Первой мировой, при появлении Английских чудовищ. Как свойство инстинкта самосохранения, перед танком, это свойство преобразовывалось в иное. Или ты уничтожишь этот кусок железа или он тебя. Именно поэтому любое упоминание о танкобоязни выглядит логичным не взирая на тип или название танка. И никак не связан с КВ-1, Т-5, Pz.VIH, или Т-34. И преодолевается танкобоязнь самым что ни на есть обычным боевым опытом.

4. Теперь обратимся к следующему перлу интернета, но уже в отношении ИСУ-152. Перл звучит так: “Жаргонное название ИСУ-152 — «Зверобой». В вермахте её называли «консервный нож»”.
При появлении на фронте танка “Тигр”, солдаты вермахта обозвали башню этого танка “Консервная банка”. Сходство есть. И тут не нужно быть чистокровным Арием, чтобы не увидеть очевидного сходства. Однако вы можете представить Советского солдата или солдата любой армии мира, который бы позволил себе назвать вражеское орудие уничтожающего своих сослуживцев, соотечественников и технику, на такой циничный манер? Конечно это байка, которая пришла кому-то на ум проведя ассоциацию между закрытой консервной банкой и открывашкой.

Так что именно из САУ было для немецких танкистов “Зверобоем”? На самом деле такое уважительное прозвище мог получить любой САУ и СУ-152 и впоследствии ИСУ-152, внезапно открывший огонь из засады.

Из воспоминаний, Фёдора Мартыновича Вересова. Звание – Ефрейтор. Должность — Заряжающий САУ – ИСУ-152, 390-го Гвардейского тяжелого самоходно-артиллерийский полка, 1-го Украинского фронта.
“Залп-ушёл! Залп-ушёл!” Это было выведено у нас в рубке белой краской. Вообще на маскировку у нас уходило минут сорок. Было бы что подходящее, замаскируем. Когда было время больше, окопаем по серединки катков. Маскировка обязательна! После выстрела, давали задний ход и иной раз и с разворотом, меняя позицию.

Мы с другими экипажами делили наши позиции на квадраты, для отхода самоходок. Почти доска шахмат. Каждый экипаж знал, где будет его место после огня.
Расстояние между машинами 150-200 метров. Вот тебе квадрат! В таком квадрате и танцуй. Наш снаряд был очень дымный. Что снаружи, что внутри. Зарядишь и глаза жмурк. Бабах и повалило. Конечно, привыкали. Мы ладно, а немец?

В хорошую погоду видимость блеск. Мы как бы после залпа сразу открывались, после каждого выстрела и уже маскировка наша теряла смысл. А он от нас посылку получил. И вторую не хочет.
Немцы были неравнодушны именно к нашему брату. Узнавали нас по залпу и по-всякому пытались вывести из строя…».

Из воспоминаний, Клеменса Штауберга, Звание — Унтерфельдфебель. Должность – Механик-водитель. 502-й тяжёлый танковый батальон, 1 рота.
“Нас всегда снабжали очень подробным описанием вражеской техники. Листовки со схемами и инструкцией. Самоходок у большевиков всегда было достаточно. Они активно ими пользовались при наступлении с танковыми соединениями, после оставляя самоходки, артиллерию на занятых ими позициях. Затем перегруппировавшись, оперативная пауза и снова шли в атаку.

Уже к концу 44 года наши дивизии, батальоны, существовали только на штабных картах. По существу это были лишь единицы боеспособной техники разных периодов Восточной компании. Случалось в наличии и трофейная техника. Остальное хлам, не подлежащий ремонту. Даже боеспособная техника вызывала головную боль из-за нехватки топлива. Наши экипажи, оставшись без боевых машин, становились пополнением танковых гренадёров. Пехоты!
Мы переформировывались в малые отряды. Лучшее что можно было сделать это отряд следующего соединения. Один “Тигр”, в лучшем случае, в неважном – “Пантера”. К ним 2-3 единицы Pz-III и два взвода гренадёров.

Русские многочисленно охраняли свою артиллерию. Вооружённые до зубов, с широкими возможностями: топлива, живой силы, боеприпасов, техники вооружения и даже Американского и Английского они становились беспечными и самоуверенными. То, что погубило наши армии в России в ходе боёв начала 42 года. Теперь эти сильные возможности стали их Ахиллесовой пятой.

Pz-III лёгкие и маневренные живо обходили их артиллерию по флангам, в то время как “Тигр” выходил вперёд щекоча им нервы. Не всегда такие отчаянные вылазки оканчивались хорошей встряской для врагов.

Один фугасный снаряд, выпущенный из русской самоходки с 500 метров, при любом попадании мог вывести из строя Pz-III без пробития. Экипаж получал контузию, переломы костей, внутреннее кровотечение. У танков выходило из строя оборудование, корпус, башню перекашивало. Редко, но иногда танк просто вспыхивал. Помню после боя, мы осматривали наш танк.

Во время боя, один из снарядов гаубицы рикошетом прошёл по орудийной маске, создав в ней сквозную трещину на половину листа. Орудие не было задето, а иначе мы потеряли бы наш “Тигр”…”.

Теперь становиться отчётливо ясно, насколько верное решение приняло Советское командование, сделав ставку на ИСУ-152.

ОРУДИЕ:
Основное орудие ИСУ-152 это 152-мм гаубица-пушка МЛ-20С обр. 1937/43 гг. (Индекс ГАУ — 52-ПС-544С). Орудие монтировалось в рамке на лобовой бронеплите рубки и имело вертикальные углы наводки от 03 до +20°, сектор горизонтальной наводки составлял 10°. Высота линии огня составляла 1,8 м; дальность прямого выстрела — 800—900 м., по цели высотой 2,5—3 м, дальность выстрела прямой наводкой — 3800 м, наибольшая дальность стрельбы — 6200 м.

Выстрел производился посредством электрического или ручного механического спуска. Боекомплект орудия составлял 21 выстрел раздельного заряжания.


ТИП БОЕПРИПАСА:
1. Бронебойно-трассирующий остроголовый снаряд 53-БР-540 массой 48,8 кг, начальная скорость 600 м/с;

2. Осколочно-фугасный пушечный снаряд 53-ОФ-540 массой 43,56 кг, начальная скорость 655 м/с на полном заряде.

3. Вместо бронебойно-трассирующих снарядов 53-БР-540 могли применяться бронебойно-трассирующие тупоголовые снаряды с баллистическим наконечником 53-БР-540Б (с начала 1945 года).

4. Для разрушения железобетонных ДОТов, в боекомплект мог вводиться бетонобойный пушечный снаряд 53-Г-545. Номенклатура метательных зарядов также была существенно уменьшена — она включала в себя специальный заряд 54-Ж-545Б под бронебойный снаряд и полный заряд 54-ЖН-545 под осколочно-фугасный снаряд.

Безусловно, появления ИСУ-152, на смену не менее отличной СУ-152 не было как “выражаются” некоторые в сети, щегольством Сталина. Это был переход на новый боевой уровень. ИСУ создавался на перспективной платформе танка “Иосиф Сталин”, которая пришла на смену танковой базе “Клим Ворошилов”.

Ещё во время Зимней войны, очевидным стало то, что глубоко эшелонированные укрепления противника необходимо быстро и эффективно подавлять. Обычные танки справлялись и с этой задачей, но потери были достаточно велики и как это крамольно не звучит – дороги с экономической точки зрения. Для обширной наступательной операции, где враг на каждом участке при отступлении переходит в долговременную оборону, были необходимы мощные хорошо защищённые самоходные орудия.
Более того. Простые в массовом производстве и надёжные на длительных маршах. Кроме того, ИСУ-152 не торопились с запуском в серию, так как конструкторы занимались “шлифовкой” проекта.


Как всякий новый вид вооружения, ИСУ-152 должен был соответствовать изменениям, произошедшим и в том числе на танковом театре военных действий. Одна немаловажная причина — захват увязнувшего в распутице нового тяжёлого немецкого танка “Тигр”.
Он был захвачен в январе 43 года под Санкт-Петербургом, (Ленинградом). 
На фото, Вы можете видеть буксировку этого новогоднего подарка нашим инженерам. «Тигр» тащат за усы по Ленинградскому проспекту. Для буксира (на базе КВ-1) — это тяжёлый случай.

Однако был один достаточно серьёзный просчёт, допущенный при выпуске ИСУ-152, повлёкший гибель многих солдат защищающих собой САУ на марше.


Из воспоминаний, Фёдора Мартыновича Вересова. Звание – Ефрейтор. Должность — Заряжающий САУ – ИСУ-152, 390-го Гвардейского тяжелого самоходно-артиллерийский полка, 1-го Украинского фронта.
“Мои самые жуткие воспоминания о тех людях, что сопровождали наш САУ. Все видели в кино лихих парней сидящих на броне, играет музыка, реет красный флаг. Так глядя со стороны и было. Что на самом деле творилось знаем только мы.

Было и так. Не успеешь перекурить, мирное врямо повспоминать, да и просто с ребятами познакомиться, что сопровождают тебя из посёлка А в посёлок Б. К вечеру всем экипажем со скрежетом счищаем с брони куски мяса этих ребят. Было… Кусок плоти слипшийся в комок с тканью с фотографией его матери, детушек малых… Страшно больно мне было видеть всё это. У нас броня ржавела не от дождей, от крови. Никогда я этого не забуду. Никогда. Эти люди были нашей второй бронёй. После конечно появились даже специальные команды, которые этим занимались. Надо же было нас как-то морально поддержать, не только на спиртовом настое.

Немец к концу 44 года обезумел. Они уже сами потеряли родных под английскими бомбами. Многим из них было всё равно. Мало кто во время боя сдавался. Бывало просто шли на самоубийство. Мы не видели в них людей, они в нас. Такое непрекращающееся сплошное беспощадное уничтожение друг друга, как в Каменном веке. Бросали в наше САУ всё что горело или взрывалось. Подбрасывали мины прямо под траки. И ведь знали что или не добегут или даже подорвав погибнут. Но особенно досаждали нам магнитные мины. Вот это самое опасное, что могло навредить машине или убить нас. Поэтому на нашей броне и были те ребята.
Чрезвычайно опасно было и в городских боях. Задача простая. Подавлять пулемётные гнёзда, замаскированные орудия. Палили по домам, даже там вроде и не было никого. По Сталинграду все помнят, что там немцем крышка была из-за их же глупости. Они разрушили город и свели действия своей техники к нулю. Ну а мы тоже задним умом не слабее оказались. Повторили их глупость. Везло в том, что города в Европе не чета нашим. Крохотные города у них.
Раз нам заклинило катки. Командир вылез, глядь, а там провода телеграфные и велосипед. Двигатель ревёт, дыму, траки кряц-кряц. И тут слышим командир. – Покинуть машину! Так проорал, что перекричал всё. А нам сверху по броне, глухой такой звук, бум и ещё раз бум. Чего набросали нам Фрицы с крыши дома, от дома только четвертушка то осталась, где они там прятались? Это уже и не важно. Не помню, как я выпрыгнул из нашего САУ. Будто в тумане. Бежал на крик командира. А наша САУшка раза три дрогнула. Раскачалась, а после из неё всё взлетело вверх. Боезапасом разбросало нашу машину по улице. Хорошо боезапас был плёвый. Пять штук осталось. Как в фильме это всё произошло с замедленной сьёмкой. Кусок этого трёхэтажного дома пыльно рухнул поверх пламени. Мне повезло. Только шею кирпичной крошкой посекло, кровь из ушей, а вот механик осколок железа в плечо заполучил. Крупный, аж торчал. Досталось нам тогда от генерала. Ему бы на нашу броню да фашистов отстреливать… Таких случаев в городах с нашей техникой было много. Опомнились командиры и давали экипажам и пулемётчиков и даже снайперов, но самые опасные места в городах это даже не дома и их подвалы. Канализация. Шахты под городом! Немцы как поганки из люка вырастут, как вроде из ниоткуда, закидают гранатами и снова туда, юрк… ”.

Фёдор Мартынович верно заметил: “Опомнились командиры…”.


Ведь только с начала 1945 года экипажу, (Экипаж ИСУ-152: 1 — механик-водитель; 2 — командир; 3 — наводчик; 4 — замковый; 5 – заряжающий), было предоставлено следующее дополнительное вооружение: крупнокалиберный зенитный 12,7-мм пулемёт ДШК с коллиматорным прицелом К-8Т на турельной установке на правом круглом люке командира машины. А также следующее дополнительное вооружение:

Боекомплект к ДШК на 250 патронов. Для самообороны экипаж имел два автомата (пистолет-пулемёта) ППШ или ППС с боекомплектом 1491 патрон (21 диск) и 20 ручных гранат Ф-1.

В феврале 1945 года, в западной Венгии, произошло последнее крупное сражение, (сражение у Балатона), где немецкое командование попыталось контратаковать продвижение Красной Армии.

Из воспоминаний, Клеменса Штауберга, Звание — Унтерфельдфебель. Должность – Механик-водитель. 502-й тяжёлый танковый батальон, 1 рота.
“В начале февраля 45 года наш “Тигр” у нас изъяли под предлогом капитального ремонта. Ремонт требовался. Но мы всё равно могли на нём воевать! Мы называли его “тёрка Бюргера”. Так он стал внешне выглядеть после ряда встреч с большевиками. Стало понятно, что наш танк мы больше уже не увидим.

Вскоре наш батальон усилили восемью танками PzKpfw IV, пятью StuG IV и двумя Jagdpanther. Наша САУ по виду была близка к образцам русских САУ. И те же слабые места! Я о расположении двигателя и топливных баков. Бей в борт по середине и САУ уничтожена.

Скорострельность наших САУ была выше. Это мало нам, танкистам помогло. Первое короткое столкновение с авангардом это подтвердило. Броня танков и самоходных орудий большевиков давно сравнялась с нашими новыми танками, а по качеству превосходила их. На одном из узких участков передовой, возле дороги наши САУ всячески пытались остановить внезапное наступление десятка Т-34. Отчасти им это удалось. Что бы снизить расход боеприпасов САУ, был отдан приказ просто лишать движения Т-34. Наша задача была в добивании.
Составы наших экипажей уже наполовину или целиком состояли из необученных мальчишек. В одном из танков Младшему было 14, старшему 17. На вид им можно было дать 20-25 лет. Это не укладывалось в голове. Они были наспех подготовлены, и просто брошены в бой. Через два часа короткого сражения, мы остановили стремительную атаку Т-34, а после огнём артиллерии отогнали их пехоту.
Один из наших танков остановился, и просто стоял не покидая позиции. Рация не отвечала. Минут через пять из под танка выполз танкист мальчишка. Он полз метров пять, волоча за собой разматывающийся кишечник. Это было похоже на второе рождение, когда часть пуповины внутри матери (танка), а он с ней выходит на этот страшный и беспощадный свет. Его кто-то пощадил. Дал длинную очередь.
Мы понимали, что русские просто сориентировались по нашим позициям. Так и произошло. К 18-00, они подкатили свой любимый автомобиль и закидали всё реактивными снарядами. Им нравилось нас посыпать этими снарядами в тёмное время. Иногда они перед тем как начать обстрел громко пели или что-то нам кричали, смеялись.
В итоге случилось то, что случилось. Наша артиллерия была полностью поддавлена. На третий день боя они для верности прошлись авиацией, затем артиллерией, а после покатились всем железным катком по нашим разбитым и деморализованным позициям…”.

Из воспоминаний, Фёдора Мартыновича Вересова. Звание – Ефрейтор. Должность — Заряжающий САУ – ИСУ-152, 390-го Гвардейского тяжелого самоходно-артиллерийский полка, 1-го Украинского фронта.
“Нет, до Берлина я не дошёл. В марте 45 года, комиссовали. И не жалею как-то о том что не дошёл. Мы победили. Мы, в общем-то простые люди. У меня нет личной гордости за участие в победе. После войны я не задумывался о войне. Зачеркнул. Началась человеческая жизнь, и я учился, ну а после работа и конечно семья.

С годами, ближе к финалу своей жизни стал думать о войне. Она будто снова вернулась в меня. Простое человеческое ощущение победы в войне это сначала горечь от утраты любимых тебе людей, после горькое сожаление, что никогда и никто тебе их не вернёт и уже после вопрос. Зачем и почему случилась эта война?
Когда люди перестанут убивать друг друга из-за сумасшедших идей сумасшедших правителей? Мы вначале предали Бога. После предали Советский союз, и снова вернулись к Богу. А что дальше? Опять по кругу? По-моему нам, людям всего Мира надо победить своих ненормальных политиков, всё время толкающих нас на войну друг с другом. И хватит уже о войне… ”.
су-100
САУ — «СУ-100» с установленной 100-мм пушкой «Д-10».
На базе танка «Т-34».

сау ису-122 


САУ — «ИСУ-122» с установленной 122-мм пушки «А-19».
На базе танка «Иосиф Сталин».

су-152

сау су-152

су-152 зверобой
САУ — «СУ-152» (ИСУ) с установленной 152-мм пушкой МЛ-20С «Гаубица».
На базе танка «Иосиф Сталин».

Готовя эту статью, я частенько натыкался на разных, интернет-форумах о войне вот на что. Диванные Д’Артаньяны, ни разу не державшие оружие, подстрекают на войну то с Украиной, то с США, да с кем угодно. Тот же сорт “героев” пишет за тотальную войну с Россией.
Им в тепле домашнего уюта, за чашечкой растворимого кофе на раз написать “Закидайте их ядерными бомбами и всё; Раскатайте их город под орех и всё…” У этих пустодушных людей нет никакого понимания о войне, о её неизбирательном подходе в вопросах жизни. Смерть, горе, страх, паника, ужас придут ко всем, случись война. На Земле достаточное количество атомных электростанций. И это будет катастрофа не СССР и Третьего Рейха, а всего существования планеты.

Ведь именно в таких диванных гражданах и нуждаются сильные Мира сего, что бы с помощью их одобрительного галдежа осуществить свои бесчеловечные замыслы.


Видать все уже позабыли русскую пословицу: «Не буди лихо, пока оно тихо».

Статья по теме: «Посетите музей артиллерии, инженерных войск и войск связи«.
Статья по теме: «Детская открытка к юбилею Победы в Великой Отечественной войне«.

_____________________________
© Василий Яринин, для www.asreda.com
Материалы из личного архива, воспоминаний о Великой войне, любезно предоставлены,
преподавателем истории – Анатолием Борисовичем Рыбиным.
Технический источник: Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Санкт-Петербурга;
www.wikipedia.org.

«Зверобой» или «Консервный нож» ИСУ-152

ИСУ-152

152-мм гаубица-пушка образца 1937 года (МЛ-20, индекс ГАУ — 52-Г-544А) — советская гаубица-пушка периода Второй мировой войны. Это орудие серийно выпускалось с 1937 по 1946 год, состояло или до сих пор состоит на вооружении армий многих стран мира, использовалось практически во всех значимых войнах и вооружённых конфликтах середины и конца XX века. Этим орудием были вооружены самые мощные советские самоходные артиллерийские установки Великой Отечественной войны — СУ-152 и ИСУ-152. По мнению некоторых артиллерийских экспертов, МЛ-20 входит в число лучших конструкций ствольной артиллерии за весь период её существования. Даже более сдержанные оценки признают выдающуюся роль МЛ-20 в боевом применении и развитии советской артиллерии середины XX века.

Производство МЛ-20 велось только на заводе № 172 в Перми с 1937 по 1946 годы. Кроме выпуска буксируемых орудий, было выпущено около 4000 стволов МЛ-20С для монтажа на самоходно-артиллерийских установках (САУ) СУ-152 и ИСУ-152 (всего было построено 3242 САУ ИСУ-152 и около 670 САУ СУ-152, точное число варьирует в различных источниках). Преемником МЛ-20 стала 152-мм пушка-гаубица Д-20, находившаяся в серийном производстве с 1956 года. Данное орудие имело идентичную с МЛ-20 баллистику.

ИСУ-152

Жаргонное название ИСУ-152 — «Зверобой». В Вермахте её называли «Dosenöffner» (нем. «консервный нож»).
ИСУ-152 широко применялись на завершающем этапе Великой Отечественной войны практически во всех аспектах использования самоходной артиллерии. Помимо РККА, ИСУ-152 состояли на вооружении армий Польши и Чехословакии, единичные трофейные машины использовались Вермахтом и армией Финляндии. Известна только одна фотография (датированная 1944 г.) с ИСУ-152, используемой армией Финляндии.
Известный танкист и автор мемуаров Д. Ф. Лоза так характеризует ИСУ-152 в этой роли:
«Незадолго до этого гитлеровцы начали обстрел «Эмча», стоящих под арками, из противотанковой пушки, которую ночью затащили на верхний этаж одного из домов, что севернее Ратуши. Её огнём были повреждены гусеницы двух танков. Надо было срочно принимать меры, иначе большинство боевых машин восточнее Ратуши, университета и парламента могут пострадать от огня этого орудия, а если сменить их позиции, то мы лишимся нескольких кварталов. Вызвал командира батареи ИСУ-152 и приказал ему немедленно подавить вражескую огневую точку. Самоходка, шлёпая по асфальту широкими гусеницами, заняла позицию на одной из улиц, выходящей на юго-восточную сторону площади. То самое любопытство, которое сгубило больше девственниц, чем любовь, потащило нас на улицу посмотреть, как самоходчики одним снарядом разнесут на куски немецких артиллеристов с их пушкой. Танкисты и десантники расположились возле «зверобоя» и стали ждать… Я и сейчас, вспоминая те минуты, не могу простить себе, командиру с немалым боевым опытом, допущенную ошибку. Зачем разрешил эти «смотрины»? За них пришлось уплатить высокую цену.
Венские улочки, разбегавшиеся в разные стороны от центральной площади, не широкие. Красивые дома с венецианскими окнами высятся по их обеим сторонам. Грохнул выстрел крупнокалиберной пушки самоходки. Резко колыхнулся воздух. Полтора этажа дома вместе с вражеским противотанковым орудием и его прислугой рухнуло на землю. А в нашем расположении от мощной воздушной волны выстрела с треском лопнули толстые стёкла в домах, находившихся рядом с самоходной установкой. Их тяжёлые осколки посыпались на головы «зрителей», в результате были ранены руки и спины у десяти человек, а у двоих сломаны ключицы. Благо танкисты были в шлемах, десантники — в касках, и головы остались целы!»

ИСУ-152

ИСУ-152 как истребитель танков
Ещё одна цитата из мемуаров Д. Ф. Лозы:
Сложившуюся ситуацию следует немедленно переломить, и, слава богу, в моих руках было эффективное средство — самоходки. С командиром батареи старшим лейтенантом Яковом Петрухиным мы подробно обсудили план действий. Договорились о том, что установки, используя дальнобойность и огневую мощь своих 152-мм орудий, выбивают в первую очередь наступающие «Пантеры», а потом добивают ранее подбитых. Особое внимание командира батареи я обратил на скрытность выхода самоходок на огневые позиции, который будут прикрывать экипажи «Шерманов», ведя огонь, главным образом, на отвлечение немецких танкистов.
Яков Петрухин выбрал два очень удобных места для стрельбы, где каменные заборы прикрывали корпуса машин от неприятельских бронебойных снарядов.

 ИСУ-152
С нашей стороны по всей восточной линии усилился огонь. «Эмчисты» старались не позволить гитлеровцам выйти на центральную площадь, заперев их в прилегающих к ней улицах, а также прикрыть выход самоходок на огневые позиции.
Как медленно тянется время, когда в схватке с врагом ждёшь решающей минуты, способной переломить ход боя. Вот он, долгожданный миг! Два громоподобных выстрела ударили по барабанным перепонкам, выбив стёкла в окнах рядом стоящих домов.
«Второе венское зрелище» оказалось не менее впечатляющим… На одной из «Пантер», что уже почти выползла на площадь, от удара крупнокалиберного бетонобойного снаряда снесло башню. Второй тяжёлый танк вспыхнул огромным костром. А ИСУ-152 тут же покинули позиции. Немецкие танки спешно стали пятиться назад, оставив без поддержки пехоту, которая тут же разбежалась по дворам и переулкам.

Занимательные факты о ИСУ-152

 ИСУ-152

• Работа заряжающего для этих самоходок была очень тяжёлой — требовалось в одиночку переносить снаряды массой более 40 кг в стеснённом боевом отделении машины.
• На форумах военно-исторической тематики часты и очень горячи споры о сорванных башнях (особенно с танка «Тигр») после попадания в них снарядов от ИСУ-152. В действительности бронебойный снаряд БР-540 обладает достаточной кинетической энергией и импульсом, чтобы разрушить элементы погона башни тяжёлого танка и сместить её на несколько десятков сантиметров от оси вращения. В этом смысле термин «срыв» вполне правомерен. Широко показанные в кинематографе и компьютерных играх срывы башен на несколько метров вверх и в сторону могут быть только следствием детонации боекомплекта в боевом отделении, который в принципе может последовать от сильного удара по корпусу танка. Документов о достоверных случаях боевых столкновений ИСУ-152 с «Тиграми» (в отличие от «Пантер») пока не обнаружено, известны лишь упоминания в мемуарах. Это служит причиной упоминавшихся выше ожесточённых споров, тем более что далеко не всегда спорящие различают обстрел «Тигров» из ИСУ-152 или буксируемых орудий МЛ-20.

Использование, преимущества и дозировка зверобоя

Проверено с медицинской точки зрения Drugs.com. Последнее обновление: 21 сентября 2020 г.

Научное название: Hypericum perforatum L.
Общее название: Янтарное прикосновение и исцеление, Esbericum, Goatweed, Gol-raei, Hofariqoun, Hyperforat, Hyperiforce, John’s wort, Kira, Klamath weed , LI 160, Millepertuis, Neuroplant, Psychotonin, канифоль розовая, Sedariston, зверобой, зверобой, STEI 300, WS 5573, Ze 117

Клинический обзор

Применение

Метаанализ качественных клинических исследований подтверждает место St.Зверобой в лечении депрессии в качестве моно- или дополнительной терапии. Эффективность сопоставима со стандартными антидепрессантами, в то время как зверобой связан с меньшим количеством и более мягкими побочными реакциями по сравнению с обычными антидепрессантами. Также была продемонстрирована польза от уменьшения некоторых климактерических симптомов у женщин с естественной менопаузой. Перед использованием необходимо учитывать непреднамеренное взаимодействие с другими лекарствами и вопросы контроля качества. Ограниченные данные доступны для нескольких других областей терапевтического использования.

Дозирование

Препараты сильно различаются по химическому составу и качеству и могут быть стандартизированы в отношении количества составляющих гиперфорина (обычно от 3% до 5%) или гиперицина (обычно 0,3%). В клинических испытаниях, оценивающих эффективность зверобоя при депрессии, обычно использовалось 900 мг экстракта в день в 3 приема на срок до 12 недель (диапазон от 200 до 1800 мг / день).

Противопоказания

Противопоказано использование с различными противоопухолевыми препаратами, антикоагулянтами и антиинфекционными средствами (включая противовирусные), а также боцепревиром, кобицистатом, телапревиром и вориконазолом.

Беременность / лактация

Избегайте использования. Гиперицин и гиперфорин обнаружены в грудном молоке. Следует избегать употребления зверобоя во время беременности и кормления грудью, пока дальнейшие долгосрочные исследования не продемонстрируют отсутствие токсичности у развивающегося плода и грудных детей.

Взаимодействия

Зверобой, как сообщается, взаимодействует с множеством лекарств. Следует внимательно следить за препаратами с узким терапевтическим окном. Пациентов следует предупредить о возможности взаимодействия и проконсультироваться со своим врачом, прежде чем принимать зверобой.Зверобой с рецептурными или безрецептурными препаратами.

Побочные реакции

Побочные реакции обычно легкие. Возможные побочные реакции включают симптомы со стороны ЖКТ (например, сухость во рту, головокружение, запор) и спутанность сознания. Также может произойти фотосенсибилизация. В клинических испытаниях побочные реакции и прекращения приема из-за побочных эффектов обычно были меньше у зверобоя, чем у стандартных антидепрессантов. Другие возможные редкие побочные реакции включают индукцию мании и воздействие на репродуктивную способность мужчин и женщин

St.Зверобой — побочные эффекты, взаимодействие, использование, дозировка, предупреждения

Зверобой — трава, также известная как янтарь, барб де Сен-Жан, Chasse-diable, Demon Chaser, Fuga Daemonum, Goatweed, Hardhay, Herbe à la Brlure, Herbe à Mille Trous, Herbe Aux Fées, Herbe Aux Mille Vertus, Herbe Aux Piqûres, Herbe de Saint Éloi, Herbe de la Saint-Jean, Herbe du Charpentier, Herbe Percée, Hierba de San Juan, Hypereikon, Hyperici Herba, Hypericum perforatum, Klamath Weed, Millepertuis, Millepertuis Perforé, Rosin Rose, Saynt Johannes Wort, SJW или Tipton Weed.

Зверобой использовался в альтернативной медицине как вероятно эффективное средство при лечении легкой и умеренной депрессии и связанных с ней симптомов, таких как беспокойство или бессонница.

Зверобой был использован в альтернативной медицине как , возможно, эффективное средство при лечении соматического расстройства (физическое заболевание или симптомы без известной причины) или приливов, вызванных менопаузой. Местные формы зверобоя , возможно, эффективны при заживлении кожных ран или лечении раздражения кожи, вызванного псориазом.

Зверобой также используется для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), социальной тревожности, гепатита С, синдрома раздраженного кишечника, диабетической нервной боли или синдрома жжения во рту. Однако исследования показали, что зверобой может быть неэффективным при лечении этих состояний.

Другие применения , не подтвержденные исследованиями , включали тревожное расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), предменструальный синдром (ПМС), сезонное аффективное расстройство (САР), генитальный герпес или герпес, боль в седалищном нерве, фибромиалгию, синдром хронической усталости , мигрень, потеря веса или отказ от курения.

Неизвестно, эффективен ли зверобой при лечении каких-либо заболеваний. Лекарственное использование этого продукта не было одобрено FDA. Зверобой не следует использовать вместо лекарств, прописанных вам врачом.

Зверобой часто продается как травяная добавка. Для многих растительных соединений не существует регулируемых производственных стандартов, и было обнаружено, что некоторые продаваемые добавки содержат токсичные металлы или другие лекарства.Травяные / оздоровительные добавки следует приобретать из надежных источников, чтобы минимизировать риск заражения.

Зверобой также можно использовать для целей, не указанных в данном руководстве по продукту.

Зверобой — Клиника Майо

Обзор

Зверобой (Hypericum perforatum) — цветущий кустарник, произрастающий в Европе. Он получил свое название от того, что часто цветет в день рождения библейского Иоанна Крестителя.

Цветы и листья св.Зверобой содержит активные ингредиенты, такие как гиперфорин. Зверобой доступен в виде добавок в чаи, таблетки, жидкости и препараты для местного применения.

Зверобой часто используется для лечения депрессии и симптомов менопаузы.

Доказательства

Исследования по использованию зверобоя в конкретных условиях показывают:

  • Депрессия. Несколько исследований подтверждают терапевтическую пользу зверобоя при лечении легкой и умеренной депрессии.Фактически, некоторые исследования показали, что эта добавка так же эффективна, как и некоторые антидепрессанты, отпускаемые по рецепту. Но поскольку зверобой вызывает множество лекарственных взаимодействий, он может быть неподходящим выбором, особенно если вы принимаете какие-либо лекарства, отпускаемые по рецепту.
  • Симптомы менопаузы. Некоторые данные свидетельствуют о том, что прием зверобоя в сочетании с определенной формой экстракта черного кохоша может уменьшить симптомы менопаузы, такие как приливы. Исследования менее убедительны, когда св.Зверобой используется отдельно.

Наш дубль

Осторожно

Зверобой может быть эффективным при лечении депрессии от легкой до умеренной. Однако добавка взаимодействует со многими лекарствами и может вызывать серьезные побочные эффекты. Не используйте зверобой, если вы принимаете лекарства по рецепту.

Безопасность и побочные эффекты

Зверобой обычно считается безопасным при пероральном применении в соответствующих дозах. Однако это может вызвать:

  • Перемешивание
  • Беспокойство
  • Ощущение жжения или покалывания
  • Головокружение
  • Диарея
  • Сухость во рту
  • Усталость
  • Головная боль
  • Повышенная чувствительность к солнечному свету (светочувствительность)
  • Бессонница
  • Раздражительность
  • Низкий уровень сахара в крови (гипогликемия)
  • Беспокойство
  • Дискомфорт в животе
  • Яркие сны

Недостаточно информации о безопасности использования зверобоя.Зверобой местно.

Не употребляйте зверобой во время беременности или кормления грудью.

Взаимодействия

Проконсультируйтесь с врачом перед использованием зверобоя в сочетании с любым лекарством, отпускаемым по рецепту. Возможные взаимодействия включают:

  • Алпразолам (Ксанакс). Прием зверобоя с этим лекарством, используемым для облегчения симптомов беспокойства, может снизить эффект препарата.
  • Антидепрессанты. Прием зверобоя с антидепрессантами может увеличить риск накопления высоких уровней серотонина в организме.Слишком много серотонина может вызвать побочные эффекты от легких до тяжелых. Прием этой добавки и антидепрессанта требует наблюдения врача. Добавка также может снизить эффективность нортриптилина (памелора). Не принимайте зверобой, если вы принимаете ингибитор моноаминоксидазы.
  • Барбитураты. Прием зверобоя с препаратом, который действует как депрессант центральной нервной системы (барбитураты), может уменьшить время сна, вызванное барбитуратами.
  • Бупропион (Веллбутрин СР). Прием зверобоя с этим антидепрессантом может снизить эффект препарата.
  • Некоторые химиотерапевтические препараты. Прием зверобоя с иринотеканом (камптозар), доцетакселом (таксотер) или иматинибом (гливек) может уменьшить эффекты химиотерапевтического препарата.
  • Некоторые иммунодепрессанты. Прием зверобоя с такролимусом (Програф) или циклоспорином (Неорал, Сандиммун) может снизить эффект препарата.
  • Некоторые статины. Прием зверобоя с симвастатином (Зокор) может снизить эффективность препарата.
  • Противозачаточные средства. Использование зверобоя с противозачаточными средствами может привести к внезапному кровотечению, нерегулярному кровотечению или незапланированной беременности. Может потребоваться дополнительная или альтернативная форма контроля рождаемости.
  • Субстраты цитохрома P450 2C19 (CYP2C19) и цитохрома P450 3A4 (CYP3A4). Не принимайте зверобой, если вы принимаете препарат, на который воздействуют эти ферменты.
  • Декстрометорфан. Прием зверобоя с этим средством от кашля может увеличить риск накопления высоких уровней серотонина в организме.
  • Дигоксин (ланоксин). Прием зверобоя с этим сердечным препаратом может уменьшить действие препарата.
  • Фексофенадин (Аллегра). Прием зверобоя с этим антигистаминным препаратом может привести к накоплению слишком большого количества препарата в организме, что усугубит обычные побочные эффекты.
  • Кетамин. Прием зверобоя с кетамином может снизить анестезирующее действие препарата.
  • Наркотики. Не принимайте зверобой вместе с метадоном. Прием зверобоя с некоторыми наркотиками может снизить эффективность препарата. Комбинирование добавки с меперидином (демеролом) может увеличить риск накопления высокого уровня серотонина в вашем организме. Сочетание добавки с наркотиками также может увеличить время сна, вызванное наркотиками, и снять болеутоляющее действие.
  • Ненуклеозидные ингибиторы обратной транскриптазы. Прием зверобоя с одним из этих препаратов против ВИЧ может снизить эффект препарата.
  • Омепразол (Прилосец, Зегерид). Не принимайте зверобой вместе с этим лекарством, используемым для лечения стойкой изжоги. Добавка может снизить эффективность препарата.
  • Фенитоин (Дилантин, Фенитек). Прием зверобоя с этим противосудорожным средством может привести к потере контроля над судорогами.
  • Фотосенсибилизирующие препараты. Прием зверобоя с препаратом, повышающим чувствительность к солнечному свету, может увеличить риск реакции.
  • Ингибиторы протеаз. Прием зверобоя с этим типом противовирусного препарата может снизить его эффективность.
  • Триптаны. Не принимайте зверобой вместе с лекарствами, используемыми для лечения мигрени. Добавка может увеличить риск накопления высокого уровня серотонина в вашем организме.Слишком много серотонина может вызвать побочные эффекты от легких до тяжелых.
  • Вориконазол. Прием зверобоя с этим противогрибковым препаратом может снизить эффективность препарата.
  • Варфарин (Кумадин, Янтовен). Прием зверобоя с этим препаратом для снижения свертываемости крови может снизить эффект препарата.
13 октября 2017 г. Показать ссылки
  1. Зверобой. Национальный центр дополнительного и комплексного здоровья.https://nccih.nih.gov/health/stjohnswort/ataglance.htm. Проверено 20 сентября 2017 г.
  2. Зверобой и депрессия: глубоко. Национальный центр дополнительного и комплексного здоровья. https://nccih.nih.gov/health/stjohnswort/sjw-and-depression.htm. Проверено 20 сентября 2017 г.
  3. Зверобой. Натуральные лекарства. https://naturalmedicines.the mentalresearch.com. Проверено 20 сентября 2017 г.

.

Обзор St. Johns Wort — Беспокойство и депрессия

Зверобой — это трава, которую чаще всего назначают при лечении депрессии. Доказано, что он эффективен для лечения серьезных депрессивных расстройств, особенно среди подростков. Однако есть опасения по поводу безопасности зверобоя. Какие побочные эффекты, побочные реакции на лекарства и другие опасности связаны с зверобоем? Насколько опасно это растение по сравнению со стандартными антидепрессантами? Читай дальше что бы узнать.

Зверобой также известен как Hypericum perforatum , хотя этот термин иногда используется для обозначения каждого члена семейства растений Hypericum. Это растение хорошо растет в регионах с умеренным и субтропическим климатом, и его можно найти в Европе, Азии и Северной Америке, где оно либо выращивается в коммерческих целях, либо известно как инвазивный сорняк.

Зверобой наиболее известен своими антидепрессивными свойствами. Обзор доступных исследований подтверждает это лекарственное использование травы.

Основными фитохимическими веществами зверобоя являются:

  • Флавоноиды, такие как рутин, кверцетин, эпигаллокатехин и гиперозид
  • Фенольные кислоты, такие как хлорогеновая кислота
  • Нафтодиантроны, такие как гиперицин
  • Флороглюцинолы, такие как гиперфорин

Считается, что из них гиперицин и гиперфорин являются фитохимическими веществами, ответственными за большую часть лечебных свойств зверобоя, включая антидепрессивный эффект.

Убедительно доказано, что гиперфорин ответственен за антидепрессивный эффект зверобоя. Однако есть клинические испытания, которые показывают, что гиперицин также может служить антидепрессантом.

Точный механизм, посредством которого биоактивные фитохимические вещества зверобоя проявляют свой антидепрессивный эффект, неизвестен. В настоящее время исследователи считают, что эти фитохимические вещества имеют тот же механизм действия, что и класс антидепрессантов, известных как СИОЗС.

СИОЗС или селективные ингибиторы обратного захвата серотонина блокируют удаление серотонина из синаптических соединений между нейронами. Серотонин — один из ключевых нейромедиаторов, контролирующих настроение.

В идеале серотонин удаляется из этих соединений и возвращается обратно в везикулы хранения в нейронах, из которых он высвобождается. Это делается для предотвращения повторной и продолжительной стимуляции нейронов серотонином.

Препятствуя удалению серотонина из синаптических соединений, СИОЗС продлевают действие серотонина и, таким образом, улучшают настроение и уменьшают симптомы депрессии.

Поскольку гиперфорин и гиперицин ингибируют обратный захват серотонина, они также являются мощными антидепрессантами.

Гиперфорин может также блокировать обратный захват других нейротрансмиттеров, помимо серотонина. Было показано, что он подавляет обратный захват дофамина и норэпинефрина (двух других нейромедиаторов, которые влияют на настроение и на которые нацелены стандартные антидепрессанты).

Хотя исследование, проведенное Национальным центром дополнительной и альтернативной медицины (NCCAM), показало, что зверобой почти не проявляет никакого эффекта в качестве антидепрессанта, исследование подверглось широкой критике и осуждению даже его авторами.

Любопытно, что то же исследование показало, что Золофт не является эффективным антидепрессантом.

Однако другие исследования и обширные клинические данные показали, что зверобой действительно является эффективным средством лечения серьезных депрессивных расстройств.

Наиболее важная научная поддержка эффективности зверобоя исходит от Кокрановского сотрудничества. В обзоре 29 клинических испытаний, проведенных по этому вопросу, авторы Кокрановского обзора пришли к выводу, что зверобой

  • действительно был эффективен при лечении депрессии
  • был так же эффективен, как и стандартные антидепрессанты
  • вызывал гораздо меньше побочных эффектов, чем эти стандартные антидепрессанты (половина побочных эффектов новых СИОЗС и одна пятая побочных эффектов трициклических антидепрессантов)

Многие новые исследования, проведенные после Кокрановского обзора, подтверждают те же выводы, что и в одном исследовании 2005 года, опубликованном в Journal of Clinical Psychopharmacology , в котором зверобой более эффективен, чем прозак.

Хотя сейчас показано, что гиперфорин является наиболее активным фитохимическим веществом зверобоя, большинство травяных добавок зверобоя все еще стандартизированы по содержанию гиперицина.

При лечении депрессии рекомендуемая доза добавок зверобоя (экстракт, стандартизованный до содержания гиперицина 0,3%) составляет 300 мг 3 раза в день. Однако в клинических исследованиях безопасно применялось 1800 мг в день.

Помимо основного показания для лечения депрессии, экстракт зверобоя также используется для лечения других заболеваний, включая болезнь Паркинсона, нарушение памяти и алкоголизм.

Гиперфорин также обладает антибактериальными и противовоспалительными свойствами. В качестве антибактериального средства экстракт зверобоя эффективен против грамположительных бактерий и может применяться местно для лечения инфицированных ран, ожогов и повреждений кожи.

Кроме того, экстракт трав также используется для лечения воспалительных заболеваний кожи.

Зверобой доступен в пероральных лекарственных формах, таких как капсулы, таблетки и порошкообразные травы для инфузий. Он также продается в виде настойки.Это растение можно продавать отдельно или в сочетании с растительными продуктами.

Хотя зверобой — натуральный продукт, он не лишен побочных эффектов. Хотя зверобой безопасен в правильных дозах и хорошо переносится большинством людей, он по-прежнему является сильнодействующим растением, содержащим очень сильные фитохимические вещества, которые в определенных дозах могут быть ядовитыми.

Наиболее частые побочные эффекты зверобоя легкие. В их числе:

  • желудочно-кишечные симптомы, такие как тошнота, запор и диарея
  • головокружение, спутанность сознания и беспокойство
  • головная боль и усталость
  • Сексуальная / эректильная дисфункция
  • сухость во рту

Редкие побочные эффекты травы включают:

  • кожная сыпь и светочувствительность или гиперчувствительность кожи к свету
  • Нарушения сгустков крови
  • болезни печени
  • психиатрические симптомы, возникающие в результате чрезмерной стимуляции нейромедиаторных путей в головном мозге

Общие побочные эффекты могут исчезнуть по мере развития у организма толерантности к травам.

Также можно облегчить некоторые из редких побочных эффектов. Например, у восприимчивых людей можно избежать светочувствительности с помощью солнцезащитного крема. Кроме того, уменьшение дозировки травы может устранить психиатрические симптомы.

Пожалуй, наиболее серьезным побочным эффектом зверобоя является форма серотониновой токсичности, известная как серотониновый синдром.

Серотониновый синдром возникает, когда уровни и / или активность серотонина усиливаются лекарствами или травами, которые влияют на путь серотонина.Риск серотонинового синдрома при употреблении зверобоя на самом деле низок, когда это растение используется отдельно. Однако в сочетании с другими препаратами серотонина токсичность серотонина представляет собой очевидную опасность, которой можно избежать.

Помимо побочных эффектов, зверобой также противопоказан некоторым группам людей. Например, из-за отсутствия соответствующих исследований безопасности зверобой не рекомендуется беременным и кормящим женщинам.

Кроме того, его следует избегать тем, кто страдает биполярным (маниакально-депрессивным) расстройством, шизофренией и болезнью Альцгеймера.

Наконец, зверобой не рекомендуется детям, за исключением случаев, когда он прописан и под наблюдением медицинских работников. Однако эта трава эффективна при лечении депрессии у подростков. На самом деле, для этой возрастной группы он весьма эффективен.

Помимо лекарств, некоторые продукты могут усиливать побочные эффекты зверобоя или взаимодействовать с травой, вызывая серьезные побочные эффекты и даже другое расстройство.

Продукты, которых следует избегать при приеме зверобоя, включают продукты, содержащие тирамин.К ним относятся сыр, соевый соус, дрожжи и баклажаны.

Тирамин — это моноамин, который естественным образом синтезируется из аминокислоты тирозина (предшественника нейромедиаторов моноаминов, таких как дофамин и серотонин).

Таким образом, тирамин может использоваться организмом для синтеза моноаминовых нейромедиаторов.

Однако тирамин нелегко проникает через гематоэнцефалический барьер и поэтому не несет ответственности за психоактивные побочные эффекты лекарств, влияющих на моноаминовые пути.Даже в этом случае тирамин может вызывать серьезные побочные эффекты в сочетании с ингибиторами моноаминоксидазы, такими как фитохимические вещества зверобоя.

«Эффект сыра» является результатом такой комбинации, и он также может быть вызван другими продуктами, содержащими тирамин.

Тирамин, полученный с пищей, может вытеснять норэпинефрин из нейрональных пузырьков, где они хранятся. Таким образом, при сочетании с ингибиторами моноаминоксидазы может возникнуть головная боль, мигрень и гипертонический криз.

Наиболее важными лекарствами, которых следует избегать при приеме зверобоя, являются другие антидепрессанты.

Хотя не все антидепрессанты противопоказаны зверобоям, большинство из них противопоказаны. К ним относятся ингибиторы моноаминоксидазы, такие как фенелзин; Такие СИОЗС, как Прозак и Золофт; SNRI (ингибиторы обратного захвата серотонина и норэпинефрина), такие как венлафаксин; и трициклические антидепрессанты, такие как амитриптилин.

Наиболее частым осложнением от сочетания зверобоя с этими препаратами является серотониновый синдром.

Серотониновый синдром возникает, когда уровень серотонина в центральной нервной системе слишком высок. В зависимости от доз комбинированных препаратов и уровня взаимодействия серотониновый синдром может вызывать разную степень симптомов.

Симптомы серотонинового синдрома включают потливость, тремор, атаксию, тошноту, галлюцинации, лихорадку, спутанность сознания, гипертонию, гипотонию и даже кому.

При легких симптомах достаточно просто отменить зверобой и другие препараты серотонина.Однако серьезные симптомы серотонинового синдрома следует рассматривать как неотложную медицинскую помощь.

Другие препараты, которые нельзя принимать вместе с зверобоем:

  • Спирт
  • Противоаллергические препараты
  • Антиаритмические препараты
  • Антибиотики, такие как ципрофлоксацин и тетрациклин
  • Противогрибковые препараты, такие как кетоконазол
  • Антиретровирусные препараты
  • Бензодиазепины
  • Бета-адреноблокаторы
  • Блокаторы кальциевых каналов, такие как нифедипин
  • Противораковые препараты
  • Гиполипидемические препараты, включая статины, такие как Lipitor
  • Иммунодепрессанты
  • Декстрометорфан, лоперамид, дигоксин, резерпин, варфарин, теофиллин, омепразол и железо
  • Оральные контрацептивы
  • Псорален лекарства
  • Седативные препараты и травы
  • Триптаны (препараты от мигрени)

Помимо лекарств, которые действуют на центральную нервную систему (стимуляторы, опиоиды, антидепрессанты и другие препараты серотонина), зверобой взаимодействует с другими лекарствами, перечисленными выше, индуцируя фермент семейства цитохрома P450.

Более конкретно, индуцируемыми ферментами цитохрома P450 являются CYP3A4 и CYP2C9.

Фитохимические вещества зверобоя, отвечающие за взаимодействие с этими ферментами, — это гиперфорин и аментофлавон. Поскольку индуцированные ферменты цитохрома ответственны за расщепление лекарств, зверобой увеличивает метаболизм пораженных лекарств и, следовательно, снижает их биодоступность и терапевтический эффект.

Зверобой может также влиять на эффективность лекарств, индуцируя переносчик, известный как переносчик оттока Р-гликопротеина.

В отличие от ферментов цитохрома, этот переносчик не увеличивает метаболизм лекарств. Скорее, это снижает их абсорбцию и увеличивает их клиренс. Эти два действия снижают концентрацию пораженных препаратов, а также сокращают продолжительность действия препаратов.

Оральные контрацептивы особенно подвержены влиянию зверобоя. Трава может снизить эффективность этих противозачаточных средств и увеличить риск нежелательной беременности.

Гормональные контрацептивы обычно действуют таким образом.Для поддержания контрацепции обычно рекомендуются негормональные противозачаточные средства в качестве противозачаточных таблеток, которые также можно использовать при приеме зверобоя.

Поступали сообщения о симптомах отмены при длительном употреблении зверобоя.

Поскольку эта трава имеет аналогичные механизмы действия со стандартными антидепрессантами, которые вызывают симптомы отмены, прекращение приема зверобоя следует делать медленно.

Хотя сообщения о симптомах отмены встречаются нечасто, те, кто их испытывает, сообщают о головокружении, напряжении и плохом самочувствии.Чтобы избежать таких симптомов, дозу зверобоя следует уменьшать при выходе из травы.

Источники

http://www.mind.org.uk/help/medical_and_alternative_care/st_johns_wort_hypericum_perforatum

http://www.blackdoginstitute.org.au/docs/stjohnswort.pdf

http://nccam.nih.gov/news/2002/stjohnswort/q-and-a.htm

http://www.netdoctor.co.uk/diseases/depression/stjohnswort_000316.htm

http: // altmedicine.about.com/od/stjohnswort/a/stjohnswort.htm

http://www.medicinenet.com/st_johns_wort_hypericum_perforatum-oral/page2.htm

http://www.raysahelian.com/stjohn.html

http://www.bmj.com/content/313/7052/253.full

http://www.lancet.com/journals/lancet/article/PIIS0140-6736(05)73226-8/fulltext

http://archinte.jamanetwork.com/article.aspx?articleid=485215

http://europepmc.org/abstract/MED/12008092

[+] Показать все

Санкт-ПетербургЗверобой для лечения депрессии.

Выводы авторов:

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что экстракты зверобоя, испытанные в включенных испытаниях: а) превосходят плацебо у пациентов с большой депрессией; б) действуют так же, как и стандартные антидепрессанты; в) и имеют меньше побочных эффектов, чем стандартные антидепрессанты. Связь страны происхождения и точности с величиной эффекта усложняет интерпретацию.

Читать тезисы полностью…

Сбор и анализ данных:

По крайней мере два независимых рецензента извлекли информацию из отчетов исследований . Основным критерием результата для оценки эффективности было отношение частоты респондентов ( относительный риск ответа на лечение). Основной результат Показателем побочных эффектов было количество пациентов, выбывших из исследования из-за побочных эффектов .

Зверобой — определение St.Зверобой от The Free Dictionary

Таким образом, различные эффекты зверобоя на различные традиционные лекарственные средства и механизм, с помощью которого эти эффекты могут действовать, остаются в основном неубедительными. Зверобой традиционно использовался из-за его лечебных свойств, поскольку он способствует здоровому эмоциональному равновесию, заживлению ран, мышечной боли и позитивному настроению. Эти исследователи провели такое обзорное исследование зверобоя и опубликовали свои результаты в Journal of Affective Disorders. Трава зверобояЗверобой имеет 2000-летнюю традицию использования при депрессии, боли и бессоннице. РКИ с использованием популяционного подхода к фармакокинетическому и фармакодинамическому моделированию показало, что одновременное введение зверобоя в рекомендованных суточных дозах (данные не показаны) в течение 7 дней значительно увеличилось. клиренс S-варфарина, но не имел прямого влияния на фармакодинамику варфарина у здоровых субъектов [13]. Известные отраслевые эксперты выступили соавтором исследования, в котором были выявлены фальсифицированные продукты зверобоя и рекомендованы конкретные способы улучшения тестирования популярного растения.* Зверобой. Он описал это как «вероятно, самое популярное лекарственное средство на травах от депрессии». На сегодняшний день опубликовано около 40 исследований: 26 плацебо-контролируемых и 14 со стандартными компараторами антидепрессантов. Недавние данные показывают, что зверобой, используемый для борьбы с депрессией, часто принимается со многими обычно прописываемыми лекарствами, которые могут образовывать опасную комбинацию. Ваша аптечка может быть не такой, как написано на этикетке.Этот обзор литературы направлен на критику научной литературы Rapaport et al (2011), озаглавленной «Лечение малой депрессии зверобоем или циталопрамом: отсутствие преимущества перед плацебо». общепринятая добавка зверобоя. Эта добавка часто рекламируется как средство от депрессии. Продукты и экстракты зверобоя используются для лечения широкого спектра заболеваний, наиболее распространенными из которых являются депрессивные расстройства..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *