Иллюстрации сказка о золотом петушке: Открытки с иллюстрациями к «Сказке о золотом петушке»

Содержание

Сказка О золотом петушке Пушкина А. С. текст с картинками

Александр Сергеевич Пушкин
Сказка О золотом петушке содержание:

В молодости царь Дадон наносил обиды соседям. Когда он состарился и решил отдохнуть от ратных дел, соседи, в свою очередь, стали нападать на него, нанося ему страшный вред. Дадон обратился за помощью к мудрецу, звездочёту и скопцу. Тот предложил ему золотого петушка на спице. Если в стране будет спокойно, он будет сидеть смирно, а в случае опасности возвестит:
Кири-ку-ку!
Царствуй, лёжа на боку!

После этого Дадон пообещал мудрецу исполнить его первую волю. Благодаря предупреждениям соседи перестали нападать на царство Дадона. После двух лет мирной жизни петушок внезапно кричит, повернувшись на восток. Сначала Дадон посылает старшего сына, а потом младшего, причём с войском. Восемь дней ни от того, ни от другого сына нет никаких вестей.

Тогда Дадон идёт с войском сам и видит шатёр, а рядом убитых воинов и своих сыновей, пронзивших друг друга мечами.

Из шатра вышла шамаханская царица, при виде которой царь забыл смерть сыновей. Околдованный и восхищённый, он пировал у неё в шатре семь дней. Через неделю царь Дадон со своим войском и девицей отправился домой. Дома его встретил старый мудрец и, напомнив об обещании, потребовал шамаханскую царицу.

Царь заявил, что всему есть предел, и он готов подарить многое, но девицу не даст (тем более, что старому скопцу девица ни к чему). Его собеседник продолжал настаивать на своём, и царь, разгневавшись, сначала велел ему убираться, пока цел, а потом и убил, ударив жезлом по лбу. Как по приказу, золотой петушок вспорхнул со спицы, на которой он сидел, полетел к колеснице и клюнул Дадона в голову. В результате неблагодарный царь умер, а Шамаханская царица пропала, как будто её и не было.

Сказка О золотом петушке читать:

Негде, в тридевятом царстве,

В тридесятом государстве,

Жил-был славный царь Дадон.

С молоду был грозен он

И соседям то и дело

Наносил обиды смело;

Но под старость захотел

Отдохнуть от ратных дел

И покой себе устроить.

Тут соседи беспокоить

Стали старого царя,

Страшный вред ему творя.

Чтоб концы своих владений

Охранять от нападений,

Должен был он содержать

Многочисленную рать.

Воеводы не дремали,

Но никак не успевали:

Ждут, бывало, с юга, глядь, —

Ан с востока лезет рать.

Справят здесь, — лихие гости

Идут от моря. Со злости

Инда плакал царь Дадон,

Инда забывал и сон.

Что и жизнь в такой тревоге!

Вот он с просьбой о помоге

Обратился к мудрецу,

Звездочету и скопцу.

Шлет за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном

Стал и вынул из мешка

Золотого петушка.

«Посади ты эту птицу, —

Молвил он царю, — на спицу;

Петушок мой золотой

Будет верный сторож твой:

Коль кругом всё будет мирно,

Так сидеть он будет смирно;

Но лишь чуть со стороны

Ожидать тебе войны,

Иль набега силы бранной,

Иль другой беды незваной,

Вмиг тогда мой петушок

Приподымет гребешок,

Закричит и встрепенется

И в то место обернется».

Царь скопца благодарит,

Горы золота сулит.

«За такое одолженье, —

Говорит он в восхищенье, —

Волю первую твою

Я исполню, как мою».

Петушок с высокой спицы

Стал стеречь его границы.

Чуть опасность где видна,

Верный сторож как со сна

Шевельнется, встрепенется,

К той сторонке обернется

И кричит: «Кири-ку-ку.

Царствуй, лежа на боку!»

И соседи присмирели,

Воевать уже не смели:

Таковой им царь Дадон

Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;

Петушок сидит всё смирно.

Вот однажды царь Дадон

Страшным шумом пробужден:

«Царь ты наш! отец народа! —

Возглашает воевода, —

Государь! проснись! беда!»

— Что такое, господа? —

Говорит Дадон, зевая: —

А?.. Кто там?.. беда какая? —

Воевода говорит:

«Петушок опять кричит;

Страх и шум во всей столице».

Царь к окошку, — ан на спице,

Видит, бьется петушок,

Обратившись на восток.

Медлить нечего: «Скорее!

Люди, на конь! Эй, живее!»

Царь к востоку войско шлет,

Старший сын его ведет.

Петушок угомонился,

Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,

А от войска нет вестей;

Было ль, не было ль сраженья, —

Нет Дадону донесенья.

Петушок кричит опять.

Кличет царь другую рать;

Сына он теперь меньшого

Шлет на выручку большого;

Петушок опять утих.

Снова вести нет от них!

Снова восемь дней проходят;

Люди в страхе дни проводят;

Петушок кричит опять,

Царь скликает третью рать

И ведет ее к востоку, —

Сам не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;

Им становится невмочь.

Ни побоища, ни стана,

Ни надгробного кургана

Не встречает царь Дадон.

«Что за чудо?» — мыслит он.

Вот осьмой уж день проходит,

Войско в горы царь приводит

И промеж высоких гор

Видит шелковый шатёр.

Всё в безмолвии чудесном

Вкруг шатра; в ущелье тесном

Рать побитая лежит.

Царь Дадон к шатру спешит…

Что за страшная картина!

Перед ним его два сына

Без шеломов и без лат

Оба мертвые лежат,

Меч вонзивши друг во друга.

Бродят кони их средь луга,

По притоптанной траве,

По кровавой мураве…

Царь завыл: «Ох дети, дети!

Горе мне! попались в сети

Оба наши сокола!

Горе! смерть моя пришла».

Все завыли за Дадоном,

Застонала тяжким стоном

Глубь долин, и сердце гор

Потряслося. Вдруг шатёр

Распахнулся… и девица,

Шамаханская царица,

Вся сияя как заря,

Тихо встретила царя.

Как пред солнцем птица ночи,

Царь умолк, ей глядя в очи,

И забыл он перед ней

Смерть обоих сыновей.

И она перед Дадоном

Улыбнулась — и с поклоном

Его за руку взяла

И в шатер свой увела.

Там за стол его сажала,

Всяким яством угощала;

Уложила отдыхать

На парчовую кровать.

И потом, неделю ровно,

Покорясь ей безусловно,

Околдован, восхищён,

Пировал у ней Дадон

Наконец и в путь обратный

Со своею силой ратной

И с девицей молодой

Царь отправился домой.

Перед ним молва бежала,

Быль и небыль разглашала.

Под столицей, близ ворот,

С шумом встретил их народ, —

Все бегут за колесницей,

За Дадоном и царицей;

Всех приветствует Дадон…

Вдруг в толпе увидел он,

В сарачинской шапке белой,

Весь как лебедь поседелый,

Старый друг его, скопец.

«А, здорово, мой отец, —

Молвил царь ему, — что скажешь?

Подь поближе! Что прикажешь?»

— Царь! — ответствует мудрец, —

Разочтемся наконец.

Помнишь? за мою услугу

Обещался мне, как другу,

Волю первую мою

Ты исполнить, как свою.

Подари ж ты мне девицу,

Шамаханскую царицу. —

Крайне царь был изумлён.

«Что ты? — старцу молвил он, —

Или бес в тебя ввернулся,

Или ты с ума рехнулся?

Что ты в голову забрал?

Я, конечно, обещал,

Но всему же есть граница.

И зачем тебе девица?

Полно, знаешь ли кто я?

Попроси ты от меня

Хоть казну, хоть чин боярской,

Хоть коня с конюшни царской,

Хоть пол-царства моего».

— Не хочу я ничего!

Подари ты мне девицу,

Шамаханскую царицу, —

Говорит мудрец в ответ.

Плюнул царь: «Так лих же: нет!

Ничего ты не получишь.

Сам себя ты, грешник, мучишь;

Убирайся, цел пока;

Оттащите старика!»

Старичок хотел заспорить,

Но с иным накладно вздорить;

Царь хватил его жезлом

По лбу; тот упал ничком,

Да и дух вон. — Вся столица

Содрогнулась, а девица —

Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!

Не боится, знать, греха.

Царь, хоть был встревожен сильно,

Усмехнулся ей умильно.

Вот — въезжает в город он…

Вдруг раздался легкой звон,

И в глазах у всей столицы

Петушок спорхнул со спицы,

К колеснице полетел

И царю на темя сел,

Встрепенулся, клюнул в темя

И взвился… и в то же время

С колесницы пал Дадон —

Охнул раз, — и умер он.

А царица вдруг пропала,

Будто вовсе не бывало.

Сказка ложь, да в ней намек!

Добрым молодцам урок.

Сказка о золотом петушке — Пушкин А. С. Слушать онлайн или читать с картинками

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
Смолоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить.
Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали.
Ждут, бывало, с юга, глядь, —
Ан с востока лезет рать!
Справят здесь, — лихие гости
Идут от моря… Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Что и жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о помоге
Обратился к мудрецу,
Звездочёту и скопцу.
Шлёт за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.
“Посади ты эту, птицу, —
Молвил он царю,- на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой:
Коль кругом всё будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незваной
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенётся
И в то место обернётся”.
Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.
“За такое одолженье, —
Говорит он в восхищенье, —
Волю первую твою
Я исполню, как мою”.

Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна
Шевельнётся, встрепенётся,
К той сторонке обернётся
И кричит: “Кири-ку-ку.
Царствуй, лёжа на боку!”
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит всё смирно.

Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробуждён:
“Царь ты наш! отец народа! —
Возглашает воевода. —
Государь! проснись! беда!” —
“Что такое, господа? —
Говорит Дадон, зевая, —
А?.. Кто там?.. беда какая?”
Воевода говорит:
“Петушок опять кричит;
Страх и шум во всей столице”.
Царь к окошку, — ан на спице,
Видит, бьётся петушок,
Обратившись на восток

Медлить нечего: “Скорее!
Люди, на конь! Эй, живее!”
Царь к востоку войско шлёт,
Старший сын его ведёт.
Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей;
Было ль, не было ль сраженья, —
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять;
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлёт на выручку большого.

Петушок опять утих.
Снова вести нет от них!
Снова восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят;
Петушок кричит опять;

Царь скликает третью рать
И ведёт её к востоку, —
Сам, не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;
Им становится невмочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.
“Что за чудо?” — мыслит он.
Вот осьмой уж день проходит,
Войско в горы царь приводит
И промеж высоких гор
Видит шёлковый шатёр.
Всё в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.
Царь Дадон к шатру спешит…
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына
Без шеломов и без лат
Оба мёртвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга
По притоптанной траве,
По кровавой мураве…

Царь завыл: “Ох, дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла”.
Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося. Вдруг шатёр
Распахнулся… и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя как заря,
Тихо встретила царя.

Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.
И она перед Дадоном
Улыбнулась — и с поклоном
Его за руку взяла
И в шатёр свой увела.
Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала;
Уложила отдыхать
На парчовую кровать,
И потом, неделю ровно,
Покорясь ей безусловно,
Околдован, восхищён,
Пировал у ней Дадон.

Наконец и в путь обратный
Со своею силой ратной
И с девицей молодой
Царь отправился домой.
Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.

Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, —
Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон…
Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.
“А! здорово, мой отец, —
Молвил царь ему, — что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?” —
— Царь! — ответствует мудрец, —
Разочтёмся наконец,
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу. —
Шамаханскую царицу… —
Крайне царь был изумлён.
“Что ты? — старцу молвил он, —
Или бес в тебя ввернулся?
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница!
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли, кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярский,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть полцарства моего”.
— Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, —
Говорит мудрец в ответ.
Плюнул царь: “Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!”

Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. — Вся столица
Содрогнулась; а девица —
Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.
Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот — въезжает в город он…
Вдруг раздался лёгкий звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы;
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон —
Охнул раз, — и умер он.

А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намёк!
Добрым молодцам урок.

Сказки Пушкина. Сказка о золотом петушке. Рисунки И.Я. Билибина.

Издание Экспедиции заготовления государственных бумаг. СПб., 1907. 12 с. с ил.  В издательской хромолитографированной обложке. Oblong. 25х32 см.

 

 

 

 

 

 

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
С молоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить.
Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали:
Ждут, бывало, с юга, глядь, —
Ан с востока лезет рать.
Справят здесь, — лихие гости
Идут от моря. Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.


В 1899 г. молодой ученик И. Репина И. Билибин, недавно вернувшийся из Мюнхена, был приглашен провести лето в усадьбе Егны Весьегонкого уезда Тверской губернии. И это, казалось бы, совершенно незначительное событие сыграло огромную роль и в судьбе самого художника, и в истории графики. Впервые попав в совершенно непривычную обстановку, открыв для себя мир патриархальной деревни, петербуржец и эстет Билибин сразу осознал, что перед ним—неисчерпаемый кладезь форм народного творчества. Вся последующая деятельность мастера была своего рода героической попыткой спасти этот интереснейший пласт культуры от несправедливого забвения. Первый цикл его иллюстраций к русским сказкам получил признание и широчайшую известность благодаря серии изданий, осуществленных Экспедицией заготовления государственных бумаг. Однако эти работы графика отнюдь не являются самыми удачными и значительными в его творчестве. Художник признавал, что в те годы он еще не был должным образом подготовлен к работе с фольклорными образами: «Что же было у меня, когда я начинал свои сказки, какой багаж? Да ничего. Рисунки с деревенской натуры людей, построек и предметов, таковые же этюды и книжка „Родная старина»… И вот с этим-то багажом я и пустился в дальнее плавание. Была молодость, пыл и любовь к своей стране. Ни русского лубка, ни иконографии я тогда не знал». Ранние билибинские сказки существенно отличаются от последующих работ мастера. Здесь еще не всегда достигается цельность книжного ансамбля, часто на одном листе соединяются слишком разнохарактерные элементы: композиции, предполагающие пространственную глубину и чисто плоскостные орнаментальные вкрапления. Если в лапидарных заставках и концовках Билибину удавалось отказаться от лишних подробностей, добиться чистоты стиля, четко структурировать пространства рисунка, то этого нельзя сказать о большинстве полосных иллюстраций. Оформителя резонно упрекали в эклектизме. Помимо собственных натурных зарисовок он использовал мотивы древнерусской архитектуры, современного прикладного искусства, картин В. Васнецова, шрифты и орнаментику старопечатных книг. Вполне очевидны и подражания таким европейским графикам, как О. Бердслей, Г. Фогелер, Ш. Дудле. Конечно, приведение этих компонентов к единому стилистическому знаменателю было для начинающего художника задачей почти невыполнимой, но он последовательно стремился к синтезу разнородных влияний. Например, откровенно цитируя В. Васнецова, он тщательно переводил образы реалистической живописи на язык графики модерна. Правда, в своих теоретических выступлениях Билибин открещивался от этого стиля и даже упрекал своих коллег в поверхностном следовании европейской моде. Тем не менее эстетика модерна оказалась очень восприимчивой к национальному колориту, она не только не мешала, но и способствовала возрождению традиций народного искусства, придавала историческим аллюзиям острую, отточенную форму. Несмотря на все недостатки первых иллюстративных опытов мастера, уже в них заявлены основополагающие принципы будущего «билибинского стиля»: стремление к целостному решению книжного ансамбля, к органичному соединению изобразительного и декоративного начал, изобретательное использование национальных орнаментов. Страница четко делится контурными линиями на отдельные плоскости, окрашенные сдержанными локальными цветами. Система декорирования еще несовершенна, но четко соотнесена с жанровым характером оформляемых произведений. Художника отличает умение блистательно передать атмосферу сказки даже в изображении бытовых сцен, интерес к «страшным» и юмористическим сюжетам, которые часто обходили своим вниманием другие иллюстраторы. Героям удачно «подыгрывают» и нарядные костюмы, и стилизованные, но вполне узнаваемые мотивы русского пейзажа, постоянно сопровождающие и по-своему комментирующие действие и присутствующие даже в окружающих текст рамках. Отдельные детали пейзажа становятся элементами орнамента, соединяясь с изображениями волшебных птиц из славянской мифологии. Чувствуется, что с каждым новым выпуском оттачивалось мастерство оформителя, четче определялось его эстетическое кредо, корректировался набор графических приемов. Последняя сказка серии—«Белая уточка»—справедливо считается самым совершенным созданием художника этого периода, итогом его стилистических поисков. В последующие годы Билибин принял самое активное участие не только в художественном, но и в научном освоении наследия древнерусской культуры. Особенно пленяла его воображение эстетика XVII в., «этого очаровательного сказочного времени в отношении народного творчества». После внимательного знакомства с подлинными традициями искусства допетровской Руси художник стал гораздо взыскательнее относиться к собственным оформительским работам, стремился к точности цитирования исторических источников. Но, «обладая характерной для мирискусника способностью из этнографически точных деталей создавать волшебный мир, Билибин остается художником-сказочником». Он надеялся, что «…под влиянием увлечения минувшей красотою. .. создастся, наконец, новый русский стиль, вполне индивидуальный и не мишурный; человек нынешнего времени… явится прямым продолжателем русского национального творчества, но более интересным, культурным и широким, чем его отдаленные предшественники».

В 1902—1904 гг. Билибин оформлял былину «Вольга». В этой работе нашли отражение и впечатления от поездок по Русскому Северу, и обретенное мастером новое понимание задач графики, его стремление к «строгой декоративно-линейной дисциплине». Иллюстратор находит для былинных образов новые краски и пластические приемы. Весь облик книги настраивает на строгий эпический лад. Здесь гораздо жестче ритмика линий, меньше декоративных элементов, для обрамления иллюстраций и текстовых полос чаще всего используются лапидарные мотивы вышивок, незатейливая орнаментика деревянной резьбы. Билибин не проявляет интереса к батальным сценам, его больше увлекают метаморфозы главного героя. Особенно изысканна по ритмическому рисунку иллюстрация, где Вольга в образе огромной щуки погружается на дно реки. Повторяющиеся прихотливые изгибы водорослей, стилизованные «семжинки, белужинки, плотвиченьки», волны, челны рыбаков сплетаются в единый орнамент. В некоторых композициях художник явно стремится увидеть изображаемый эпизод глазами древних сказителей, свято веривших в чудеса и имевших смутные представления о культуре других народов. Именно поэтому, например, дворец индийского царя почти неотличим от нарядно прибранной избы русского крестьянина, а восточная царица одета в сарафан; заморская экзотика угадывается лишь в сказочных цветах и птицах за окном, в головных уборах, украшенных змеями. В то же время и в выборе сюжетов, и в их трактовке проявляются вкусы и взгляды человека XX столетия. Кульминационная, самая жестокая сцена проникновения дружины на вражескую территорию под кистью Билибина полностью утрачивает свою брутальность, превращается в красочный пейзаж—внимание художника сосредоточено на огромных фантастических цветах, а фигурки воинов становятся всего лишь малозаметными компонентами причудливого орнамента. После «Вольги» Билибин обратился к миру пушкинских сказок. Он продолжил сотрудничество с Экспедицией заготовления государственных бумаг. Для пушкинских изданий был выбран непривычный горизонтальный формат, придававший странице сходство со сценой или с архитектурным фризом, дававший простор для панорамного изображения торжественных придворных процессий и величественных пейзажей. Столбцы текста, разбитого натри колонки, создавали своеобразную опору для населенных многочисленными персонажами, насыщенных цветом композиций. Между оформлением «Сказки о царе Салтане» и «Сказки о золотом петушке» прошло совсем немного времени, они мыслились оформителем как части единого цикла. Однако эти работы очень неравноценны: «…если в первой книжке каждая иллюстрация смотрится отдельно, нередко мешая соседней, орнаментальные полосы не сливаются с иллюстрациями в цельный зрительный образ, то во второй Билибин добился стройности и соразмерности». Эклектизм оформления «Сказки о царе Салтане» вызван разнородностью использованных источников. Здесь угадываются и явные подражания Хокусаю, и следы увлечения прикладным искусством северных губерний, и пейзажные зарисовки с натуры. Эффектные детали часто отвлекают внимание зрителя от главного, изощренное декоративное мастерство не всегда способствует раскрытию смысла пушкинских образов. Иллюстрации к «Сказке о золотом петушке» заслуженно признаны «…самым ярким проявлением билибинского стиля и лучшим книжным ансамблем художника» прежде всего потому, что доведенная до совершенства и последовательно выдержанная стилистика «облагороженного лубка» оказалась удивительно созвучной образному строю литературного первоисточника. Безупречная строгость и точность линии (недаром друзья называли художника Иван Железная Рука) была особенно уместна в оформлении этой одновременно простой и загадочной сказки, для характеристики которой пушкинисты использовали такие эпитеты, как «холодный блеск», «сухая графика». Еще одно интересное обращение графика к сказочному жанру—рисунки к книге поэта А. Рославлева. В них сказывается и знание традиций изобразительного фольклора, и опыт работы в сатирических журналах. Можно спорить о литературных достоинствах текста, стилизованного под народную поэзию, но, несомненно, Билибин нашел в нем богатую пищу для своей фантазии. Особенно увлекла его сказка «Деревянный царевич», давшая повод для эффектного сопоставления людей и кукол. Немудреный зачин вдохновил оформителя на создание изящнейшего шмуцтитула, напоминающего не столько русский лубок, сколько средневековую европейскую гравюру, иллюстрацию к астрологическому трактату. Наиболее существенные черты билибинской стилистики легко узнаются и в работах эмигрантского периода, и в произведениях, созданных после возвращения на родину. И все же некоторые нюансы графической манеры мастера со временем менялись, художнику не были чужды искания и сомнения. Даже в конце жизни он продолжал задаваться вопросом, «как, в сущности, надо иллюстрировать произведения фольклора да и вообще делать иллюстрации». Детские книги, оформленные художником, оказали огромное влияние на оформительскую культуру своего времени. «На долгие годы восприятие русской сказочности стало во многом билибинским. Даже те художники, которые… сознательно отталкивались от популярного иллюстратора, были вынуждены считаться с ним». Открытия мастера очень быстро брались на вооружение его коллегами. Среди подражаний мэтру можно найти немало талантливых, творчески состоятельных произведений. Самым непосредственным образом эстетика Билибина проявилась в работах его учеников по школе Общества поощрения художеств, в том числе и в книгах, не имевших отношения к теме русского фольклора. Например, в гротескных композициях Р. О’Коннель к «Синей бороде» Ш. Перро заметна перекличка не столько с иллюстрациями Билибина, сколько с его эскизами театральных костюмов. А. Вестфален оформляет «Сказку о Царевиче Лягушке» совсем не так, как это делал ее учитель,— она работает в русле традиций европейского модерна, использует не древнерусскую, а западную барочную орнаментику. Откровенные цитаты из билибинских книг гораздо чаще встречаются в творчестве Б. Зворыкина. Иногда он заимствовал у своего предшественника и отдельные образы, и композиционные схемы, и принципы орнаментации страниц («Марья Моревна»). Более удачны и самостоятельны рисунки Зворыкина к пушкинской «Сказке о медведице», в которых раскрываются анималистические способности иллюстратора; образцы старинной орнаментики и каллиграфии используются четко, осмысленно и достаточно экономно. Наверное, самым последовательным и одним из наиболее одаренных учеников Билибина можно признать Г. Нарбута. Еще в гимназические годы детские книги, оформленные мэтром, потрясли его воображение, «зародили в нем мысль… уехать в Петербург, разыскать художника Билибина и добиться… согласия учиться у него рисованию». Вскоре начинающему графику удалось подружиться со своим кумиром, а позднее — сблизиться и с другими мастерами «Мира искусства». Общение с ними было для Нарбута своеобразной школой, хотя до систематических занятий дело так и не дошло. Первые оформительские опыты художника—рисунки к сказкам «Снегурочка» и «Горшеня» — были еще несовершенны и подражательны. В письме к Н. Рериху 1906 г. Билибин так охарактеризовал своего подопечного: «По-моему, он очень способный малый, но пока еще (по юности) совершенно без индивидуальности. Он подражает моим первым сказкам, от которых я сам давно отказался, и не может еще, кажется, понять, насколько они не то, чем они должны были бы быть. Я все время твержу ему, чтобы он искал себя…».


Сказка о Золотом петушке. Иллюстрация к сказке

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

Выполнила студентка 3нА группы: Гордиенко Нина

2 слайд Описание слайда: 3 слайд Описание слайда: 4 слайд Описание слайда: 5 слайд Описание слайда: 6 слайд Описание слайда: 7 слайд Описание слайда: 8 слайд Описание слайда: 9 слайд Описание слайда: 10 слайд Описание слайда: 11 слайд Описание слайда: 12 слайд Описание слайда: 13 слайд Описание слайда: 14 слайд Описание слайда: 15 слайд Описание слайда: 16 слайд Описание слайда: 17 слайд Описание слайда: 18 слайд Описание слайда: 19 слайд Описание слайда: 20 слайд Описание слайда: 21 слайд Описание слайда: 22 слайд Описание слайда: 23 слайд Описание слайда: 24 слайд Описание слайда: 25 слайд Описание слайда: 26 слайд Описание слайда: 27 слайд Описание слайда: 28 слайд Описание слайда: 29 слайд Описание слайда: 30 слайд Описание слайда:

Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

Выберите категорию: Все категорииАлгебраАнглийский языкАстрономияБиологияВнеурочная деятельностьВсеобщая историяГеографияГеометрияДиректору, завучуДоп. образованиеДошкольное образованиеЕстествознаниеИЗО, МХКИностранные языкиИнформатикаИстория РоссииКлассному руководителюКоррекционное обучениеЛитератураЛитературное чтениеЛогопедия, ДефектологияМатематикаМузыкаНачальные классыНемецкий языкОБЖОбществознаниеОкружающий мирПриродоведениеРелигиоведениеРодная литератураРодной языкРусский языкСоциальному педагогуТехнологияУкраинский языкФизикаФизическая культураФилософияФранцузский языкХимияЧерчениеШкольному психологуЭкологияДругое

Выберите класс: Все классыДошкольники1 класс2 класс3 класс4 класс5 класс6 класс7 класс8 класс9 класс10 класс11 класс

Выберите учебник: Все учебники

Выберите тему: Все темы

также Вы можете выбрать тип материала:

Общая информация

Номер материала: ДБ-705631

Похожие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Иллюстрации к «сказке о золотом петушке» пушкина (картинки, рисунки)

М.Фёдоров – иллюстрации к “Сказке о золотом петушке”

Болдинской осенью 1834 года было написано последнее произведение Александра Сергеевича Пушкина «в народном стиле» — «Сказка о золотом петушке». Небольшая (всего 224 стиха) стихотворная сказка, которую Алексей Максимович Горький считал одной из «чарующих красотой и умом сказок», завершила своеобразный цикл, создаваемый поэтом на протяжении пяти лет.

Народная стихия всегда притягивала и манила поэта, ибо фольклор был для него не просто собранием высокохудожественных эстетических ценностей, но народной философией, этикой, нравственностью и моралью.

Для раннего Пушкина фольклор — это, в первую очередь, красочный волшебный мир, где живут сказочные герои, где «лес и дол видений полны», откуда, как из бездонного волшебного колодца, можно черпать необыкновенные сюжеты и образы.

Именно на таком отношении к фольклору была основана поэма «Руслан и Людмила» (1817— 1820), которая стала этапным произведением отечественной литературы, так как «заговорила» ясным русским языком, лишенным стилистических трафаретов и псевдонародного пафоса.

Обратите внимание

Первый фольклорный опыт не удовлетворил поэта, и Пушкин ищет новые пути освоения народного поэтического творчества, стремится постичь не только его яркую образность, но и глубинную суть, то, что называют правдой народною. В ноябре 1824 года Пушкин пишет брату Льву Сергеевичу из Михайловского: «…

вечером слушаю сказки — и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания», и далее следуют известные всем крылатые строки: «Что за прелесть эти сказки! каждая есть поэма!».

Стоит задуматься над тем фактом, что великий русский поэт, обладавший энциклопедическими знаниями, выпускник лучшего учебного заведения России — Царскосельского лицея, так серьезно ставил вопрос о простонародных сказках, без знания которых, оказывается, даже самое блестящее воспитание и образование теряют всякий смысл.

Тот год был нелегким в жизни Пушкина — только что кончилась южная ссылка и уже началась ссылка в Михайловском; Пушкин полон замыслов самых серьезных — начинается работа над «Борисом Годуновым». Грандиозность творческой задачи прямо соотносится с напряженной работой пушкинской мысли.

Желание осмыслить историю своего народа, понять народную психологию, наконец, стремление вывести литературу на новые художественные рубежи приводят поэта к той творческой сфере, которая обычно игнорируется господствующей культурой,— к народному поэтическому творчеству.

Вот почему его так занимают простонародные сказки, песни, пословицы — словом, все то, что образует жанровый мир фольклора.

Как бы подытоживая свои раздумья над проблемами поиска правды народной, поэт напишет в 1828 году: «В зрелой словесности приходит время, когда умы, наскуча однообразными произведениями искусства, ограниченным кругом языка условленного, избранного, обращаются к свежим вымыслам народным и к странному просторечию, сначала презренному».

Таковы были эстетические мотивы обращения Пушкина к жанру литературной сказки. В 30-е годы он создает сказки-поэмы, каждая из них — обработка того или иного фольклорного сюжета, причем не только русского. Так, основами «Сказки о попе и о работнике его Балде» (1830), «Сказки о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтано-виче и о прекрасной царевне Лебеди» (1831) и «Сказки о мертвой царевне и о семи богатырях» (1833) послужили русские народные сказки, записанные Пушкиным в Михайловском. Сюжет «Сказки о рыбаке и рыбке» (1833) был взят поэтом из сборника произведений братьев Гримм, но в пушкинском переложении западноевропейский колорит не ощущается вовсе. Самую большую загадку для исследователей представляла «Сказка о золотом петушке». В течение почти ста лет этот небольшой поэтический шедевр более рождал вопросы, чем давал на них ответы. Во-первых, не был ясен источник, из которого Пушкин почерпнул сюжет «восточной» по своему колориту сказки. Во-вторых, не поддавался логической расшифровке смысл этого произведения, хотя его политический подтекст ощущался явственно. Недаром цензура вычеркнула из сказки известную концовку: 

«Сказка ложь, да в ней намек!  Добрым молодцам урок», а также стих: «Царствуй, лежа на боку!». В 1933 году Анна Андреевна Ахматова в статье «Последняя сказка Пушкина» увлекательно рассказала о перипетиях своего поиска первоисточника «восточной легенды».

Источником послужила «Легенда об арабском звездочете» из сборника новелл американского писателя Вашингтона Ирвинга «Альгамбра». Однако сюжет новеллы послужил Пушкину лишь схемой, которую он наполнил конкретным автобиографическим материалом. «Сказка о золотом петушке» несет в себе много мотивов, связанных с личной судьбой поэта.

Ссора с царем, нарушение государем данного им слова — вот, что владело умом и сердцем Пушкина в пору ее создания. «Теперь они смотрят на меня как на холопа, с которым можно им поступать как им угодно… — писал Пушкин, — но я могу быть подданным, даже рабом, но холопом и шутом не буду и у царя небесного».

Важно

Именно поэтому в сказке зазвучала тема возмездия, и за нарушенное царское слово Дадону воздается в полной мере —

«Петушок спорхнул со спицы,
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон —
Охнул раз, — и умер он».

Суровый реализм и осознание горькой правды скрыты под «восточными одеждами» последней пушкинской сказки. Эти ее свойства хорошо почувствовал художник Михаил Федоров, в иллюстрациях которого присутствуют художественный гротеск и пушкинская ирония.

А. Л. НАЛЕПИН Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
С молоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить.
Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали:
Ждут, бывало, с юга, глядь, —
Ан с востока лезет рать.
Справят здесь, — лихие гости
Идут от моря. Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Что и жизнь в такой тревоге!
Вот он с просьбой о помоге
Обратился к мудрецу,
Звездочету и скопцу.
Шлет за ним гонца с поклоном.

Вот мудрец перед Дадоном
Стал и вынул из мешка
Золотого петушка.

«Посади ты эту птицу, —
Молвил он царю, — на спицу;
Петушок мой золотой
Будет верный сторож твой:
Коль кругом всё будет мирно,
Так сидеть он будет смирно;
Но лишь чуть со стороны
Ожидать тебе войны,
Иль набега силы бранной,
Иль другой беды незваной,
Вмиг тогда мой петушок
Приподымет гребешок,
Закричит и встрепенется
И в то место обернется».
Царь скопца благодарит,
Горы золота сулит.
«За такое одолженье, —
Говорит он в восхищенье, —
Волю первую твою
Я исполню, как мою».

Петушок с высокой спицы
Стал стеречь его границы.
Чуть опасность где видна,
Верный сторож как со сна
Шевельнется, встрепенется,
К той сторонке обернется
И кричит: «Кири-ку-ку.
Царствуй, лежа на боку!»
И соседи присмирели,
Воевать уже не смели:
Таковой им царь Дадон
Дал отпор со всех сторон!

Год, другой проходит мирно;
Петушок сидит всё смирно.
Вот однажды царь Дадон
Страшным шумом пробужден:
«Царь ты наш! отец народа! —
Возглашает воевода, —
Государь! проснись! беда!»
— Что такое, господа? —
Говорит Дадон, зевая: —
А?.. Кто там?..

беда какая? —
Воевода говорит:
«Петушок опять кричит;
Страх и шум во всей столице».
Царь к окошку, — ан на спице,
Видит, бьется петушок,
Обратившись на восток.
Медлить нечего: «Скорее!
Люди, на конь! Эй, живее!»
Царь к востоку войско шлет,
Старший сын его ведет.
Петушок угомонился,
Шум утих, и царь забылся.

Вот проходит восемь дней,
А от войска нет вестей;
Было ль, не было ль сраженья, —
Нет Дадону донесенья.
Петушок кричит опять.
Кличет царь другую рать;
Сына он теперь меньшого
Шлет на выручку большого;
Петушок опять утих.

Снова вести нет от них!
Снова восемь дней проходят;
Люди в страхе дни проводят;
Петушок кричит опять,
Царь скликает третью рать
И ведет ее к востоку, —
Сам не зная, быть ли проку.

Войска идут день и ночь;
Им становится невмочь.
Ни побоища, ни стана,
Ни надгробного кургана
Не встречает царь Дадон.
«Что за чудо?» — мыслит он.
Вот осьмой уж день проходит,
Войско в горы царь приводит
И промеж высоких гор
Видит шелковый шатёр.
Всё в безмолвии чудесном
Вкруг шатра; в ущелье тесном
Рать побитая лежит.

Царь Дадон к шатру спешит…
Что за страшная картина!
Перед ним его два сына
Без шеломов и без лат
Оба мертвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга,
По притоптанной траве,
По кровавой мураве…
Царь завыл: «Ох дети, дети!
Горе мне! попались в сети
Оба наши сокола!
Горе! смерть моя пришла».

Все завыли за Дадоном,
Застонала тяжким стоном
Глубь долин, и сердце гор
Потряслося.
Вдруг шатёр
Распахнулся… и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя как заря,
Тихо встретила царя.
Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи,
И забыл он перед ней
Смерть обоих сыновей.

И она перед Дадоном
Улыбнулась — и с поклоном
Его за руку взяла
И в шатер свой увела.
Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала;
Уложила отдыхать
На парчовую кровать.

И потом, неделю ровно,
Покорясь ей безусловно,
Околдован, восхищён,
Пировал у ней Дадон
Наконец и в путь обратный
Со своею силой ратной
И с девицей молодой
Царь отправился домой.
Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.

Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, —
Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон…
Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.

«А, здорово, мой отец, —
Молвил царь ему, — что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?»
— Царь! — ответствует мудрец, —
Разочтемся наконец.
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу,
Шамаханскую царицу. —
Крайне царь был изумлён.

«Что ты? — старцу молвил он, —
Или бес в тебя ввернулся,
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница.
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярской,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть пол-царства моего».

— Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, —
Говорит мудрец в ответ.
Плюнул царь: «Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!»
Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон.

— Вся столица
Содрогнулась, а девица —
Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.
Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот — въезжает в город он…
Вдруг раздался легкой звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы,
К колеснице полетел
И царю на темя сел,
Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон —
Охнул раз, — и умер он.
А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намек!
Добрым молодцам урок.
 

Федоров Михаил Николаевич

Плакатист. Член Союза художников СССР.
Родился 23 января 1941 в Москве.
Плакатист, книжный график, график-станковист, дизайнер.
Окончил факультет прикладного искусства Московского текстильного университета в 1964 году. В 1969 году вступил в Московский Союз Художников.

Участник всесоюзных, российских и международных выставок и конкурсов: персональные выставки в Голландии и Германии.
Работать в плакате начал в 1964 году: плакаты для кино, цирка, москонцерта, госконцерта, театра, плакаты санпросвета. Позже, как результат личного побуждения, плакаты, инспирированные размышлениями о событиях современности, человеке.

Совет

Иллюстрировал Библию, мифы народов мира, русские сказки, сказки народов мира, Эзопа, Ш. Перро, У. Шекспира, Х. К. Андерсена, Э. Т. А. Гофмана, А. С. Пушкина, И. С. Тургенева, Английскую поэзию для детей, английскую поэзию абсурда (Книга нонсенса), Льюиса Кэрролла, эпиграммы Англии, Франции, Германии, Испании, России, тексты российских и зарубежных современных авторов.

Работал с Российскими и зарубежными издательствами.
Выставки последних лет:
20-я Выставка московских художников книги, 2003
Suggerimenti di Tonino Guerra, Comune di Cervia, 2003, иллюстрация.

Книжная иллюстрация в России, Франкфурт, 2003
Авторский социально-политический плакат, Москва, 2003
10-я Всероссийская художественная выставка, Москва, 2004
Выставка иллюстрации на «Book fair», Варшава, 2004
Книжный салон, Париж, 2005
Книжная ярмарка, Пекин, 2006
Книжный салон, Женева, 2007
«75 лет МОСХ», Москва, 2007-2008
Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина, выставка иллюстрации, 2007
Награждения:Выставка промышленной эстетики ВДНХ, 1965 – бронзовая медаль. II Московская выставка циркового плаката 1969 – первая премия.
Лучший плакат года секции плаката, 1969, 1987
IV Biennale Internationale de L’Affiche, Varsovie, 1972 – почетный диплом. IV Всесоюзная выставка плаката 1972 – диплом.
Диплом МОСХ за лучшую работу года, 1973
I Всесоюзный конкурс санитарно-просветительского плаката «Здоровье в твоих руках», 1976 – первая премия.
European Creative Advertising Awards, 1990 – диплом финалиста.
Международный конкурс «Реклама 90» – третья премия
Всероссийский конкурс «Искусство книги», 1980, 1996 – диплом.
Конкурс «Искусство книги Казахстана», 1987 – первая премия
Почетный диплом на IV всероссийском конкурсе книги «Алые паруса», Москва, 2007
Золотая плакета на 21 Bienale illustracii, Братислава, 2007

Работы публиковались в специальных и периодических изданиях (в частности – «20 век русского книжного искусства», Вагриус, 2005), находятся в государственных и частных коллекциях.

Источник: https://otkritka-reprodukzija.blogspot.com/2010/10/blog-post_16.html

Иван Билибин художник. Иллюстрации к сказкам

Иван Яковлевич Билибин — известный русский художник, иллюстратор.

Родился 4 августа 1876 года в селе Тарховка, Санкт-Петербургской губернии — ушёл из жизни 7 февраля 1942 года в Ленинграде. Основным жанром, в котором работал Иван Билибин, считается книжная графика.

Кроме того, он создавал различные росписи, панно и делал декорации к театральным постановкам, занимался созданием театральных костюмов.

Всё же большая часть поклонников таланта этого замечательного русского художника-славяниста знает его по заслугам в изобразительном искусстве. Надо сказать, что у Ивана Билибина была хорошая школа, чтобы изучить искусство живописи и графики.

Начиналось всё с рисовальной школы Общества поощрения художеств. Затем была мастерская художника А.

Ашбе в Мюнхене; в школе-мастерской княгини Марии Тенишевой он занимался изучением живописи под руководством самого Ильи Репина, затем, под его же руководством было Высшее художественное училище Академии художеств.

Большую часть своей жизни И.Я.Билибин прожил в Санкт-Петербурге. Являлся членом объединения «Мир Искусства». Стал проявлять интерес к этнографическому стилю живописи после того, как увидел на одной из выставок картину великого художника Виктора Михайловича Васнецова «Богатыри».

Впервые он создал несколько иллюстраций в своём узнаваемом «Билибинском» стиле после того, как случайно попал в деревню Егны в Тверской губернии.

Обратите внимание

 Русская глубинка с её дремучими нехожеными лесами, деревянными домами, похожая на те самые сказки Пушкина и картины Виктора Васнецова, настолько вдохновила его своей самобытностью, что он, недолго думая, принялся за создание рисунков. Именно эти рисунки стали иллюстрациями к книге «Сказка о Иван-царевиче, Жар-птице и о Сером волке».

Можно сказать, что именно здесь, в сердце России, в её далёких, затерянных в лесах, поселениях и проявился весь талант этого замечательного художника. После этого он стал активно посещать и другие регионы нашей страны и писать всё новые и новые иллюстрации к сказкам и былинам. Именно в деревнях тогда ещё сохранялся образ древней Руси.

Люди продолжали носить древнерусские костюмы, проводили традиционные праздники, украшали дома затейливой резьбой и т.д. Всё это запечатлел на своих иллюстрациях Иван Билибин, сделав их на голову выше иллюстраций других художников благодаря реалистичности и точно подмеченным деталям.

Его творчество — это традиции древнерусского народного искусства на современный лад, в соответствии со всеми законами книжной графики.

То, что он делал, является примером того, как может сосуществовать современность и культура прошлого нашей великой страны.

Являясь, по сути, иллюстратором детских книг, он привлёк своим искусством внимание гораздо большей публики зрителей, критиков и ценителей прекрасного.

Иван Билибин проиллюстрировал такие сказки, как: «Сказка о Иван-царевиче, Жар-птице и о Сером волке» (1899), «Сказка о царе Салтане» (1905), «Вольга» (1905), «Золотой Петушок»  (1909), «Сказка о золотом петушке» (1910) и другие. Кроме того, он оформлял обложки различных журналов, среди которых: «Мир Искусства», «Золотое Руно», издания «Шиповника» и «Московского Книгоиздательства».

Не только своими иллюстрациями в традиционном русском стиле знаменит Иван Яковлевич Билибин.

Важно

После февральской революции он нарисовал двуглавого орла, который сначала был гербом Временного правительства, а с 1992 и до сей поры украшает монеты Банка России.

Умер великий русский художник в Ленинграде, во время блокады 7 февраля 1942 года в больнице. Последней работой стала иллюстрация к былине «Дюк Степанович». Похоронен в братской могиле профессоров Академии художеств возле Смоленского кладбища.

Гениальные слова Ивана Яковлевича Билибина: «Только совершенно недавно, точно Америку, открыли старую художественную Русь, вандальски искалеченную, покрытую пылью и плесенью. Но и под пылью она была прекрасна, так прекрасна, что вполне понятен первый минутный порыв открывших ее: вернуть! вернуть!».

Иван Билибин картины

Баба-Яга. Иллюстрация к сказке Василиса Прекрасная

 Белый всадник. Сказка Василиса Прекрасная

Иллюстрация к былине Вольга

Иллюстрация к сказке Белая уточка

Сказка Марья Моревна

Иллюстрация к Сказке о Золотом петушке

Иллюстрация к Сказке о Золотом петушке

Сказка о царе Салтане

Иллюстрация к Сказке о царе Салтане

Иллюстрация к Сказке о царе Салтане

Сказка об Иване-Царевиче, Жар-птице и Сером волке

Иллюстрация к Сказке об Иване-Царевиче, Жар-птице и Сером волке

Иллюстрация к сказке Перышко Финиста Ясного Сокола

Сказка Поди туда, не знаю куда

Иллюстрация к сказке Сестрица Аленушка и братец Иванушка

Иллюстрация к сказке Царевна-Лягушка

Кащей Бессмертный. К сказке Марья Моревна

Красный всадник. Иллюстрация к сказке Василиса Прекрасная

Царь Горох. Обложка журнала Жупел

Братское захоронение, где покоится великий русский художник Иван Яковлевич Билибин

Источник: http://web-kapiche.ru/153-ivan-bilibin-hudozhnik.html

Презентация по литературному чтению “Сказки А.С.Пушкина в иллюстрациях знаменитых художников”

Инфоурок › Начальные классы ›Презентации›Презентация по литературному чтению “Сказки А.С.Пушкина в иллюстрациях знаменитых художников”

Бесплатно

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

Автор работы: Данюкова Екатерина Александровна учитель начальных классов МБОУ СШ №11 г. Архангельск
2 слайд Описание слайда:

Не секрет, что все поколения выросли на сказках А.С. Пушкина. Они наполнены добротой и теплом, светом и печалью, красотою и мудростью.

В каждой домашней библиотеке есть любимая иллюстрированная книга сказок великого русского поэта.

3 слайд Описание слайда:

При чтении мы попадаем в удивительный сказочный мир, и каждая страница сказки, каждая иллюстрация расширяет его границы.

Иллюстрация – от латинского illustratij (иллюстрати) – освещение, наглядное изображение, это рисунок, иллюстрирующий и поясняющий текст.
4 слайд Описание слайда:

Иллюстрации к сказкам А.С. Пушкина создаются уже более полутора веков. Интересно, что самым первым иллюстратором этих произведений стал сам поэт.

Его рисунки встречаются в черновиках сказок.
5 слайд Описание слайда:

Совет

Давайте познакомимся с известнейшими художниками – иллюстраторами сказок А.С. Пушкина. И.Я.Билибин Б.В.Зворыкин А.М.Куркин Б.А.Дехтерёв В.М.

Конашевич
6 слайд Описание слайда:

Иван Яковлевич Билибин (1876-1942) Иван Яковлевич одним из первых обратился к народным традициям, работая над сказками Пушкина.

Билибин увлекался стариной, хорошо знал древнерусское искусство, поэтому на его иллюстрациях мы видим элементы древнерусской архитектуры, старинной вышивки, орнаменты. Его иллюстрации покоряют нас атмосферой таинственности, старины и нарядности.


7 слайд Описание слайда:

Борис Васильевич Зворыкин (1872-1942) Работы Бориса Васильевича отличает любовь к русской истории, иконописи, деревянному зодчеству, древней каллиграфии. Иллюстрируя сказки художник стремился не только показать характер персонажей, но и выразить своё отношение к их поступкам, поведению.


8 слайд Описание слайда:

Александр Михайлович Куркин (1916-2003) К сюжетам сказок Пушкина постоянно обращались художники Палеха – прославленного старинного центра иконописания и лаковой миниатюры. Один из таких художников Александр Куркин.

Иллюстрация предстает перед нами драгоценным сплавом сверкающих ярких красок и таинственного черного фона, оживленного вспышками золотого ажурного орнамента.


9 слайд Описание слайда:

Борис Александрович Дехтерёв(1908-1993) Сказки, проиллюстрированные Дехтерёвым, настоящие книжки с картинками, их можно долго рассматривать, даже не читая текста, разобраться в сюжетном содержании, поскольку каждое событие книги в точности изображено в иллюстрациях.

Его иллюстрации очень реалистичны, в них много бытовых деталей. Художник работал преимущественно в технике карандашного рисунка и акварели.
10 слайд Описание слайда:

Обратите внимание

Владимир Михайлович Конашевич(1888-1963) Этот известный ленинградский график, сделал радостные, красочные и веселые рисунки к сказкам Пушкина.

Мастер решил создать монументальные страничные иллюстрации, занимающие весь разворот книги.

Он исходил из изобразительных возможностей, которые таил в себе текст оригинала, где события описываются красочно и точно: чудесные превращения Золотой рыбки и Царевны Лебедь, карнавальное шествие иноземной свиты Шамаханское царицы и появление 33 богатырей…
11 слайд Описание слайда:

Давайте обратимся к иллюстрациям знаменитых художников и проверим, как хорошо вы знаете сказки А.С.Пушкина. «Узнай сказку по иллюстрации!»
12 слайд Описание слайда:

«Царь к востоку войско шлет, Старший сын его ведет». Иллюстрация к “Сказке о золотом петушке”. А.М.Куркин
21 слайд Описание слайда:

«Позвала к себе Чернавку И наказывает ей, Сенной девушке своей, Весть царевну в глушь лесную…» Иллюстрация к “Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях”. А.М.Куркин
22 слайд Описание слайда:

«Старик ловил неводом рыбу, Старуха пряла свою пряжу…» Иллюстрация к “Сказке о рыбаке и рыбке”. Б.А.Дехтерёв
24 слайд Описание слайда:

«Вот из моря вылез старый Бес: «Зачем ты, Балда, к нам залез?» Иллюстрация к “Сказке о попе и о работнике его Балде”. Б.А.Дехтерёв
25 слайд Описание слайда:

«Ожила. Глядит вокруг Изумленными глазами, И, качаясь над цепями, Привздохнув, произнесла: «Как же долго я спала!» Иллюстрация к “Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях”. Б.А.Дехтерёв
26 слайд Описание слайда:

« Море вдруг Всколыхалося вокруг, Расплескалось в шумном беге И оставило на бреге Тридцать три богатыря!» Иллюстрация к “Сказке о царе Салтане”. Б.А.Конашевич
27 слайд Описание слайда:

«Жил-был поп, Толоконный лоб. Пошел поп по базару Посмотреть кой-какого товару. Иллюстрация к “Сказке о попе и о работнике его Балде”. Б.А.Дехтерёв
28 слайд Описание слайда:

«Вдруг шатёр Распахнулся… и девица, Шамаханская царица, Вся сияя как заря, Тихо встретила царя». Иллюстрация к “Сказке о золотом петушке”. Б.А.Дехтерёв
29 слайд Описание слайда:

«  И царевна к ним сошла, Честь хозяям отдала, В пояс низко поклонилась; Закрасневшись, извинилась…» Иллюстрация к “Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях”. Б.В.Зворыкин
30 слайд Описание слайда:

«  Перед ним изба со светелкой, С кирпичною, беленою трубою, С дубовыми, тесовыми вороты. Старуха сидит под окошком…» Иллюстрация к “Сказке о рыбаке и рыбке”. Б.В.Зворыкин
31 слайд Описание слайда:

«  И к царевне наливное, Молодое, золотое, Прямо яблочко летит… Пес как прыгнет, завизжит…» Иллюстрация к “Сказке о мертвой царевне и о семи богатырях”. Б.А.Конашевич
32 слайд Описание слайда:

Иллюстрации какого художника показались Вам ближе по настроению, цветовой гамме? Как Вы думаете, каково предназначение иллюстраций при создании книг ?

33 слайд Описание слайда:

В сказках Пушкина справедливость всегда торжествует. Художник в сказочной форме запечатлел своё отношение к окружающему миру, к человеческому обществу, к семье, к проблеме добра и зла. Читая сказку и рассматривая иллюстрации художников, мы понимаем, что добро всегда торжествует над злом. Дополняя и углубляя содержание текста, иллюстрации пробуждают в читателе мысли, чувства и эмоции, обогащают зрительное восприятие произведения. *Попробуйте создать в классе выставку своих иллюстраций по сказкам А.С.Пушкина.
34 слайд Описание слайда:

http://rvb.ru/pushkin/toc.htm http://www.skaz-pushkina.ru https://ru.wikipedia.org http://vokrugknig.blogspot.ru/2013/05/blog-post_21.html http://nsportal.ru/ap/library/literaturnoe-tvorchestvo/2012/09/16/rol-khudozhnikov-illyustratorov-v-raskrytii-ideynogo http://design-tale.ru/pozitiv/illustracii-konashevicha/ Интернет-ресурсы
Бесплатно

Общая информация

ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону N273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» педагогическая деятельность требует от педагога наличия системы специальных знаний в области обучения и воспитания детей с ОВЗ.

Важно

Поэтому для всех педагогов является актуальным повышение квалификации по этому направлению!

Дистанционный курс «Обучающиеся с ОВЗ: Особенности организации учебной деятельности в соответствии с ФГОС» от проекта “Инфоурок” даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (72 часа).

Подать заявку на курс Бесплатно Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Источник: https://infourok.ru/prezentaciya-po-literaturnomu-chteniyu-skazki-aspushkina-v-illyustraciyah-znamenitih-hudozhnikov-1752657.html

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях ~ PhotoPoint

Мы продолжаем рассматривать изображения, подготовленные иллюстраторами различных стран, выполненные  в разное время. Сегодня мы насладимся иллюстрациями, созданными для сказок величайшего русского поэта и прозаика, «нашего всего» – Александра Сергеевича Пушкина.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1820 год

Титульная страница к первой публикации поэмы «Руслан и Людмила», 1820 года. К нашему большому сожалению, имя автора не известно. Можно только сказать, что иллюстрация выполнена в классической граверной манере. И интерес в том, что это прижизненное издание поэмы, и скорее всего сам Пушкин регламентировал иллюстрации к своему произведению.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1893 год

Творчество Александра Сергеевича – всеобъемлющее и невероятно красивое. Его образность и простота слова всегда привлекала внимание художников. И пусть представленная работа, не является непосредственно иллюстрацией к книге Пушкина, она является иллюстрацией к сказке. Это работа «Руслан и Людмила», выполненная величайшим художником 19-го века Николаем Ге.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1905 год

Издание 1905 года. Иллюстрации к этому изданию, и вообще ко многим изданиям А. С. Пушкина начала 20-го века, выполнены величайшим русским книжным иллюстратором, художником – Иваном Билибиным.

Иван Билибин родился в пригороде Санкт-Петербурга. Учился  в Художественной школе в Мюнхене, затем у Ильи Репина в Санкт-Петербурге. В 1902-1904 годах Билибин путешествует по Русскому Северу. В этом путешествии очень увлекается старой деревянной архитектурой и русским фольклором.

Это увлечение оказало колоссальное влияние на художественный стиль художника. Известность пришла к Билибину  в 1899 году, после выхода сборника Русских сказок иллюстрации к которым выполнил художник. Во время русской революции 1905 года, он работает над революционными карикатурами.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1919 год

Издание 1919 года, иллюстрации к которому были подготовлены русской художницей авангардистской – Любовь Поповой. Как ярчайший представитель культурной русской среды начала 20-го века, Любовь Попова сосредоточила в себе огромное количество направлений, как в техниках, так и в работах.

Она была художником, иллюстратором книг, создателем плакатов, работала над дизайном тканей. В своем творчестве пользовалась наработками кубистов, модернистов, супрематистов и конструктивистов. Издание сказок А. С.

Пушкина 1919 года совпало с  тем самым этапом в творчестве иллюстратора, когда автор одновременно работала и как супрематист, и как авангардист.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1922 год

Издание 1922 года сказки «О рыбаке и рыбке», с иллюстрациями русского художника Владимира Конашевича. О творчестве этого замечательного художника и иллюстратора мы писали, когда рассматривали иллюстрации к сказке «Золушка».

Конашевич один из тех художников и иллюстраторов, которые всю свою творческую жизнь используют и отрабатывают один стилистический подход. В случае с Конашевичем – яркие иллюстрации, с мелко проработанными карандашными зарисовками, контрастными смелыми цветами.

Оставаясь верным своему стилю, художник только повышал свое мастерство в детализации и нюансировке.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1950 год

Французское издание 1950 года, иллюстрации к которому были подготовлены Еленой Гуртик (Helene Guertik). Мы уже писали об иллюстрациях этой русской художницы, в разрезе иллюстраций к сказке «Русалочка».

Это издание было сборником популярных сказок, в числе которых была и «Сказка о царе Салтане». Интересен подход, который использует  иллюстратор в этой работе.

Художница создает иллюстрации, пользуясь всего несколькими цветами, накладывая изображения, друг на друга, тем самым давая образное представление о самом действии.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1954 год

Издание «Сказки о мертвой царевне и  семи богатырях», 1954 года с иллюстрациями художника-иллюстратора Тамары Юфы.

Выпускница Ленинградского художественно-педагогического училища, начинала с преподавания черчения и рисования в школе. В это же время начинает пробовать свои силы в книжной иллюстрации.

Помимо книжной иллюстрации, так же занимается созданием эскизов костюмов и декораций для театра.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1963 год

Еще одно издание сказки А. С. Пушкина, на это раз «Сказке о золотом петушке», 1963 года, с иллюстрациями, уже знакомого нам художника и иллюстратора Владимира Конашевича.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1974 год

Издание 1974 года с иллюстрациями русской художницы, иллюстратора и графика – Татьяны Мавриной. Очень плодотворный иллюстратор, Татьяна оформила более 200 книг, рисовала для кино и театра, занималась живописью. Татьяна – одна из обладателей премии имени Г. Х.

Андерсена, за вклад в развитие детской иллюстрации. Много путешествуя по стране, Маврина пропитывалась традиционной старорусской культурой, которая отразилась на иллюстрациях автора.

Издание 1974 года была не единственным изданием произведений Пушкина, иллюстрации к которым были подготовлены Мавриной.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1975 год

Издание сказки «О мертвой царевне и семи богатырях» 1975 года с иллюстрациями В. Воронцова. Иллюстрации выполнены акварелью. Художник использует очень интересный тоновый ход в иллюстрациях. Если говорить в целом обо всей работе, то все иллюстрации выполнены несколькими основными цветами: синим, красным, желтым и белым, в качестве фона.

Если рассматривать каждую иллюстрацию отдельно, то в каждой из них использование этих основных цветов варьируется. В одной иллюстрации – акцент делается на холодных синих тонах, в которых красный и желтый выступают только акцентом и дополнением. В других – доминирующим цветом становится теплый красный или желтый.

Такое использование цвета сразу вносит однозначную характерную нагрузку.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1976 год

Издание «Сказки о рыбаке и рыбки», 1976 года, с иллюстрациями русского живописца и книжного иллюстратора Никифора Ращектаева. Иллюстрации к сказке выполнены в классической живописной манере.

Иллюстрации Ращектаева очень насыщенны и цветом и композицией. Проработаны все элементы декора, интерьера, одежды.

Идеально художественно выразительно проработаны лица героев, каждый из которых наделен своим неповторимым характером и эмоциями.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1980 год

Издание 1980 года с иллюстрациями иллюстратора, графика и художника Олега Зотова. Иллюстрации Зотова выполнены в стиле лубка.

Это традиционный русский стиль иллюстрации, при котором простая графика сочетается с текстовым материалом.

В данной иллюстрации автор придерживается классических канонов русского лубка – рисунок выполнен карандашом, использовано точечное нанесение цвета, и текст вписан в иллюстрации.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1985 год

Издание 1985 года с иллюстрациями советского художника, графика и живописца – Виктора Лагуны. Выпускник Палеховского училища им. М. Горького, Лагуна много работает и как художник, и как иллюстратор. Картины автора выставляются в музеях по всему миру, а так же находятся в частных коллекциях. На стилистическое становление художника большое влияние оказала палехская школа.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1987 год

Издание 1987 года, с иллюстрациями мастера книжной иллюстрации, Анатолия Елисеева. Выпускник Московского полиграфического института, Елисеев, сразу после окончания обучения, окунается в книжную иллюстрацию, с которой не расстается до сих пор. Много работает.

Рисует для журналов: «Крокодил», «Мурзилка», «Веселые картинки». Иллюстрации к «Сказке о царе Салтане» – выполнены в плотной акварельной манере, с использованием темных, почти черных цветов, когда светлые цвета играют на ярком контрасте.

Тем самым, художник определяет точки для концентрации внимания зрителей.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 1991 год

Издание 1991 с иллюстрациями художника, иллюстратора и графика – Бориса Дехтерёва. Мы уже знакомились с творчеством и иллюстрациями Дехтерёва в контексте сказки «Красная шапочка». Борис Дехтерёв один из тех классических примеров идеальной иллюстрации, с идеальными формами, идеальным использованием всех изобразительных способов выразительности. Герои художника понятны и ясны.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 2003 год

Издание 2003 года с иллюстрациями художника-иллюстратора Михаила Саморезова. Очень красивые, характерные иллюстрации, выполненные акварелью. Саморезов аккуратно использует и цвет, и композиционные приемы, не перегружая рисунок. Вместе с тем, иллюстрации полны деталей, которые помогают в полной мере раскрыть содержание литературного материала.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 2008 год

Издание 2008 года, с иллюстрациями русского художника, иллюстратора, графика, орнаменталиста – Бориса Зворыкина.

Интерес этого издания в том, автор иллюстраций умер за 66 лет до того, как его эти иллюстрации были опубликованы.

Это очень красивое, сочное, плотное по форме и содержанию, издание, иллюстрированное в стилистике модерна начала 20-го века. Все страницы обрамлены орнаментными окладами. Все герои проработаны. Каждая иллюстрация играет цветами.

Сказки А. С. Пушкина в иллюстрациях 2011 год

Издание «Сказки о рыбаке и рыбке» 2011 года, с иллюстрациями современного молодого Московского архитектора и книжного иллюстратора – Кирилла Челушкина. Выпускник Московского Архитектурного института, Челушкин является членом Международной федерации Союза графиков. Много работает, как в России, так и за рубежом.  Работы автора находятся в частных коллекциях по всему миру.

Источник: https://photopoint.com.ua/0112479-skazki-s-pushkina-v-illyustraciyakh/

Великолепные иллюстрации И.Я. Билибина

crea87

Случилось так, что у нас в доме никогда особо не жаловали славянскую мифологию, у нас безраздельно правила мифология греческая.

Намного позже, в курсе истории мировой художественной культуры меня по-настоящему заинтересовали мифологии других народов, но к славянской я оставалась безразличной.

Конечно, славянские сказки занимали главнейшее место в доме, однако с художником и книжным иллюстратором, знаменитым своими удивительными иллюстрациями к сказкам, Иваном Билибиным я так и не познакомилась.

Просто все мои сказки были иллюстрированы кем-то другим, не столь талантливым, не столь чувствующим «русский дух». Только сейчас, читая книгу «Мифология Древней Руси», которая составлена по работам А.Н. Афанасьева, я и соприкоснулась с великолепными работами И.Я. Билибина. Я была поражена, восхищена, очарована…

Наверное, я даже не смогу подобрать точного слова, чтобы описать впечатление, произведенное на меня этими иллюстрациями.

Свежие, яркие, самобытные, изысканные, они совершенно противоречат тем представлениям о русском стиле, которые существовали в моей голове, сформировавшиеся, пожалуй, под влиянием советских примитивных образов и иллюстраций. Работы И.Я.

Билибина – это настоящее искусство, которое наряду с научным трудом А.Н. Афанасьева подняли славянскую мифологию, народное творчество в моих глазах на один уровень со всеми мифами и легендами, созданными другими народами.

Совет

Но об Афанасьеве позже, когда я дочитаю этот огромный труд, а сейчас о Билибине, информации о котором, к моему удивлению, намного больше на иностранных ресурсах, чем в просторах рунета.Баба-Яга, Сирин и АлконостЗаставка к русской народной сказке “Василиса Прекрасная”. 1900г.

Хотите невероятный праздник, который запомнится всем присутствующим? Вам поможет патибас аренда! Возьмите напрокат клубный автобус и поразите всех гостей. Юбилей, день рождение, выпускной вечер, свадьба – патибас лучший выбор на любой праздник!

Василиса Прекрасная
Иллюстрация к русской народной сказке “Василиса Прекрасная”. 1899г.

“Тут с веселою душою попрощался он с Ягою…”
Иллюстрация к “Сказке о трех царских дивах и об Ивашке, поповском сыне” А.С. Рославлева. 1911г.
Баба-Яга
Иллюстрация к русской народной сказке “Василиса Прекрасная”. 1900г.
Василиса и белый всадник
Иллюстрация к русской народной сказке “Василиса Прекрасная”. 1900г.

Кащей Бессмертный
Иллюстрация к русской народной сказке “Марья Моревна”. 1901г.
Заставка к стихотворению А.С. Пушкина “Два ворона”. 1910г.
Фронтиспис к “Сказке о золотом петушке” А.С. Пушкина. 1910г.
Сокол
Иллюстрация к былине “Вольга”. 1927г.
Подводное царство
Иллюстрация к былине “Вольга”. 1928г.

Иван-царевич и лягушка-квакушка
Иллюстрация к русской народной сказке. 1930г.
“Вот мудрец перед Дадоном стал и вынул из мешка золотого петушка”
Иллюстрация к “Сказке о золотом петушке” А.С. Пушкина. 1906г.
Концовка к русской народной сказке “Белая уточка”. 1902г.
Райская птица Алконост
Рисунок для почтовой открытки. 1905г.

Райская птица Сирин
Рисунок для почтовой открытки. 1905г.
Иван-царевич и Жар-птица
Иллюстрация к “Сказке об Иване-царевиче, Жар-птице и Сером Волке”. 1899г.
Вольга с дружиной
Иллюстрация к былине “Вольга”. 1902г. Вариант
Черный всадник
Иллюстрация к русской народной сказке “Василиса Прекрасная”. 1900г.

Красный всадник
Иллюстрация к русской народной сказке “Василиса Прекрасная”. 1900г.
Иван-царевич и рать-сила побитая
Иллюстрация к русской народной сказке “Марья Моревна”. 1901г.
Морозко и падчерица
Иллюстрация к русской народной сказке “Морозко”. 1932г.
Руслан и голова
Иллюстрация к поэме А.С. Пушкина “Руслан и Людмила”. 1917г.

Илья-Муромец и Святогор
Иллюстрация к былине. 1940г.
Великан переносит Ивана-купеческого сына через море
Иллюстрация к русской народной сказке “Соль”. 1931г.
Илья Муромец и жена Святогора
Иллюстрация к былине. 1912г.
Добрыня Никитич освобождает от Змея Горыныча Забаву Путятичну
Иллюстрация к былине. 1941г.

Полет Черномора с Русланом
Иллюстрация к поэме А.С. Пушкина “Руслан и Людмила”. 1940г.
Илья Муромец и Соловей-разбойник
Иллюстрация к былине. 1940г.
Остров Буян
Эскиз декорации ко второму действию оперы Н.А. Римского-Корсакова “Сказка о царе Салтане”. 1940г.
Подводное царство
Эскиз декорации к шестой картине оперы Н.А.

Римского-Корсакова “Садко”. 1914г.
Иллюстрация к былине “Вольга и Микула”. 1913г.
Иллюстрация к былине “Вольга и Микула”. 1913г.
Фрагмент портрета Ивана Билибина работы Бориса Кустодиева, 1901г.

Источник: https://crea87.livejournal.com/319885.html

Добрый сказочник Иван Яковлевич Билибин

2 – 2005

Евгений Немировский

Зачинатели «Мира искусства» симпатизировали Западу. Для Александра Николаевича Бенуа светом в окошке была Франция, а Константин Андреевич Сомов и Лев Самойлович Бакст вообще большую часть жизни провели в Париже. Если же говорить о временном ракурсе, то всем им импонировало галантное XVIII столетие.

С Францией и XVIII веком многие связывали и идеи, привнесенные мирискусниками в русское искусство. Нашелся, однако, мастер, корнями связанный с «Миром искусства», который в творчестве своем всецело оставался в пределах России, ее быта и чаяний, ее прошлого и настоящего.

Звали этого художника Иван Яковлевич Билибин.

Время, в которое ему довелось жить, было трудное и противоречивое: Кровавое воскресенье 9 января 1905 года, Ленский расстрел, Первая мировая война, Февральская революция с ее несбывшимися надеждами, захват власти большевиками, эмиграция…

А с картинок, о которых пойдет речь ниже, встает незамутненная, прекраснодушная и бесконфликтная Русь. Эти картинки восхищают прозрачностью красок, теней здесь почти нет, штриховка минимальна.

Иван Яковлевич Билибин.

С фотографии

Как и многие мирискусники, Билибин после революции оказался за пределами Родины, но не выдержал и вернулся домой. От почти неизбежных репрессий судьба его оберегла, однако блокаду он не пережил. Но обо всем по порядку.

Иван Яковлевич родился в Петербурге 4 (16) августа 1876 года.

Отец был военным врачом. Но сын по его пути не пошел. Рисовать он начал еще в гимназии. «Насколько я себя помню, — вспоминал он впоследствии, — я рисовал всегда»1. Кумирами были художники-передвижники. «Я рос в интеллигентной семье с либеральным оттенком, — писал Билибин.

— С великим интересом ожидалась всегда передвижная выставка: что-то она даст в этом году? К другой, академической выставке, отношение было иное; не было ни предвкушения ее, ни той любви».

Обложка к «Сказке об Иване-царевиче», 1899

Иллюстрация к сказке «Василиса Прекрасная», 1900

Азы изобразительного мастерства юный художник постигал в Рисовальной школе поощрения художеств, которую начал посещать в 1895 году. Но законченного художественного образования не получил. После гимназии он, по настоянию отца, поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета.

Обратите внимание

Все симпатии интеллигентной семьи были на стороне почтенного и слегка замшелого реализма. Иван Билибин полностью разделял их. В альбоме одного из друзей он записал: «Я, нижеподписавшийся, даю торжественное обещание, что никогда не уподоблюсь художникам в духе Галлена, Врубеля и всех импрессионистов.

Мой идеал — Семирадский, Репин (в молодости), Шишкин… Не исполню я этого обещания, перейду в чужой стан, то пусть отсекут мою десницу и отправят ее заспиртованную в Медицинскую академию»2.

На первом месте не Илья Ефимович Репин (1844—1930), а Генрих Ипполитович Семирадский (1843—1902), в своем творчестве реалистичный, даже натуралистичный, но весьма далекий от художников-передвижников. И это характерно.

Акварель к присказке «Жил-был царь»

Впрочем, со временем взгляды Ивана Билибина начинали меняться. Не последнюю роль сыграла поездка в Германию и Швейцарию летом 1898 года. В Мюнхене он посещал художественную студию А.Ашбе, по происхождению словенца, через которую в свое время прошли многие русские — Игорь Грабарь, Мстислав Добужинский, Дмитрий Кардовский…

Часто бывал в знаменитой мюнхенской пинакотеке, да и в других музеях и галереях, где его поразило и увлекло творчество мало известных в России Арнольда Бёклина (1827—1901) и Франца фон Штука (1863—1928).

Но главное, он познакомился с новой журнальной иллюстрацией, представленной на страницах журналов «Югенд» («Молодость») и «Симплициссимус», с картинами мастеров направления, которое вскоре назовут «Сецессион».

Вернувшись в Петербург, Билибин поступил в Тенишевскую мастерскую, где преподавал Илья Ефимович Репин. Путь к новому искусству не был прямым и легким.

Следует, однако, признать, что школу, техническую сторону мастерства учеба у Репина давала превосходную.

Заставка к статье «Народное творчество Севера» в журнале «Мир искусства», 1904

Заставка для журнала «Народное образование», 1906

Важно

Билибин был молод, хорош собой и изобретателен на всяческие проделки, впрочем вполне безобидные. Один из его сокурсников впоследствии вспоминал, как впервые «увидел молодого, жизнерадостного, черноватого, с большой бородой для его лет, студентика с курьезной подпрыгивающей походкой, назывался он чаще всего Иван Яколич, а фамилию-то узнал после, и была она Билибин».

И далее: «Вначале я отнесся к нему как-то недоброжелательно потому, что когда Репина не было в мастерской, то одним из первых застрельщиков по части острот, веселых разговоров и общих песенок за рисованием бывал часто Иван Яковлевич, но потом увидел, что это был милейший человек, очень веселый, общительный…»3.

В Тенишевской мастерской Иван Билибин познакомился с Марией Яковлевной Чемберс, впоследствии ставшей его женой.

Очаровательный портрет молодого художника рисует близко знавшая его Анна Петровна Остроумова-Лебедева (1871—1955): «Его появления были внезапны. Он был очень красив. При бледноматовой смуглой коже у него были синевато-черные волосы и красивые темные глаза.

Билибин знал, что он хорош, и своими неожиданными нарядами удивлял товарищей. Он мне очень запомнился, когда приходил в ярко-синем сюртуке»4.

Работу в мастерской Билибин совмещал с учебой в университете, окончив который в 1900 году, стал вольнослушателем Высшего художественного училища при Академии художеств.

Ходил на занятия и в мастерскую гравера Василия Васильевича Матэ (1856—1917), где училась и Анна Остроумова, так как, по ее словам, «тогда уже интересовался гравюрой, офортом и вообще графикой».

Вскоре Иван Яковлевич пробует себя в иллюстрации. Интересуют его русские сказки. Тогда-то постепенно и происходит зарождение нового стиля, который можно назвать «билибинским».

Совет

Конечно, у Билибина были предшественники и прежде всего Елена Дмитриевна Поленова (1850—1898). Но Иван Яковлевич все же пошел по собственному пути. Иллюстрации он на первых порах делал не по заказу, а, можно сказать, для себя. Но получилось так, что ими заинтересовалась Экспедиция заготовления государственных бумаг.

Лучшая русская типография, основанная в 1818 году, печатала банкноты, кредитные билеты и прочую официальную продукцию, нуждавшуюся в специальных средствах защиты от подделки. Вопросы себестоимости и экономической целесообразности ее не занимали. Экспедицию щедро финансировало государство, нужды в средствах она не испытывала.

Но люди, которые руководили Экспедицией заготовления государственных бумаг, — ее управляющий — князь, но и известный ученый, академик Борис Борисович Голицын (1862—1916), инженер и изобретатель Георгий Николаевич Скамони (1835—1907), устали от однообразия официальной продукции.

Билибин делает иллюстрации к «Сказке об Иване-царевиче, Жар-птице и о Сером волке», к «Царевне-лягушке», к «Перышку Финиста Ясна-Сокола», к «Василисе Прекрасной». Все это были акварели. Но в Экспедиции заготовления государственных бумаг их решили воспроизводить хромолитографией.

На дворе стоял ХХ век, и в полиграфии уже утвердилось господство фотомеханических способов репродуцирования, а Экспедиция будто бы возрождала стародавние репродукционные процессы.

Свои акварели Билибин показал в 1900 году на второй выставке «Мира искусства».

Художник вроде бы пересматривает свои взгляды на сообщество, которое и Илья Ефимович Репин, и выдающийся критик Владимир Васильевич Стасов (1824—1906) трактовали как упадническое, декадентское. Слово «декадентство», происходящее от латинского decadentia, что значит «упадок», прилипло к новому художественному направлению.

В советские времена декаденство стало клеймом, и в энциклопедиях определялось как «общее наименование кризисных явлений буржуазной культуры конца XIX-XX веков, отмеченных настроениями безнадежности, неприятия жизни», для которого «характерен отказ от гражданственности в искусстве, культ красоты как высшей ценности»5. Декадентами именовали и Александра Блока, и Александра Бенуа.

Как будто восторженное отношение к красоте — это что-то неприличное и несовместимое с гражданственностью!

Обратите внимание

Любопытно, что В.В.Стасов в своем критическом разборе выставки «Мира искусства» противопоставил Билибина остальным ее участникам — «декадентам», проведя параллели между этим художником и передвижником Сергеем Васильевичем Малютиным (1859—1937).

«Не так давно, в 1898 году, — писал Стасов, — Малютин выставил около десятка иллюстраций к пушкинской сказке “Царь Салтан” и к поэме “Руслан и Людмила”…

На нынешней выставке нет никаких иллюстраций г-на Малютина, но зато есть несколько превосходных подобных же иллюстраций г-на Билибина (10 картинок к сказкам “Царевна-лягушка”, “Перышко Финиста…” и к присказке:

Жил-был царь,

У царя был двор,

На дворе был кол,

На колу мочало,

Не начать ли сказку сначала?

Это все явления очень приятные и замечательные.

Народный дух в творчестве новых наших художников еще не погиб! Напротив!»6.

Акварель с царем, ковыряющим в носу, была репродуцирована Экспедицией заготовления государственных бумаг в особой технике — альграфии — плоской печати с алюминиевых пластин.

Оттиски приложили к петербургскому журналу «Печатное искусство», пользовавшемуся большим авторитетом среди полиграфистов, но, к сожалению, выходившему недолго.

О Билибине заговорили, подчеркивая своеобычие и оригинальность его таланта.

Много позднее, характеризуя творческую манеру художника, известный искусствовед и книговед Алексей Алексеевич Сидоров (1891—1978) писал: «Билибин с самого начала усвоил себе особую плоскостную систему рисунка и всей композиции, в основе своей составленной из линейного узорочья, стилизованного, скорее всего, по примеру северных, норвежских или финских художников, изображения в рамке, столь же стилизованно-орнаментальной, использующей мотивы русской народной вышивки и резьбы по дереву»7.

Летом 1902 года Иван Яковлевич уезжает на русский Север, ездит по деревням Вологодской губернии. Патриархальный крестьянский быт, предметы утвари, будто бы сохранившиеся со времен древней Руси, дают ему богатейший материал для раздумий и для дальнейшего использования в художественной практике. Такие поездки стали для него нормой. В 1903 году он снова бродит по Вологодчине, посещает и Архангельскую губернию. А в 1904 году отправляется в Карелию.

Фронтиспис к «Сказке о царе Салтане» А.С.Пушкина, 1905

В ноябре 1904 года выходит очередной номер журнала «Мир искусства», почти целиком посвященный Ивану Яковлевичу Билибину. Художник сам оформляет его, иллюстрирует и помещает в нем статью «Народное творчество Севера».

Черно-белые, графически очень точные рисунки, сделанные в северных русских селах, Билибин впоследствии публиковал и на страницах журнала «Народное образование». Александр Николаевич Бенуа называл Билибина «одним из лучших знатоков русской старины»8.

Важно

Книги, изданные Экспедицией заготовления государственных бумаг, разошлись по всей России, имели колоссальный успех и сделали имя художника знаменитым.

Разворот «Сказки о царе Салтане» А.С.Пушкина. По изданию 1962 г.

Содружество с лучшей российской типографией продолжалось. В 1904 году художник начинает иллюстрировать сказки Александра Сергеевича Пушкина. Билибин выбирает для них другой формат — «альбомный», удлиненный по горизонтали.

Многокрасочные иллюстрации соседствуют здесь с черно-белым орнаментальным убранством. Первой была «Сказка о царе Салтане», выпущенная в свет в 1905 году. За ней, в 1907 году, последовала «Сказка о золотом петушке». Работа над «Сказкой о рыбаке и рыбке» завершена не была.

Иллюстрация к «Сказке о царе Салтане» А.С.Пушкина, 1905

На обороте титульных листов художник помещает черно-белые композиции, фактически играющие роль фронтисписов. В «Сказке о царе Салтане» это лебедь, голова которого увенчана короной. Картинка перекликается с изображением лебедя, на этот раз многокрасочным, на последней странице обложки. Вспомним, что лебедь играет далеко не последнюю роль в сказочном сюжете.

В издании пять цельностраничных иллюстраций. На первой из них мы видим царя Салтана, стоящего «позадь забора» перед светлицей и слушающего разговор трех девиц на тему «Кабы я была царицей». Особенно хороша иллюстрация, на которой во всей своей неукротимости изображена морская волна — «гульлива и вольна», несущая бочку с царицей и ребенком, растущим «не по дням, а по часам».

В этом рисунке искусствоведы, с одной стороны, видели реминисценцию знаменитой «Волны» японского художника Хокусаи9, а с другой, — характеризовали билибинский стиль как «облагороженный русский лубок». Вообще же, по нашему мнению, поиски прототипов и проведение параллелей по отношению к глубоко оригинальным произведениям книжной графики — задача неблагодарная.

Фронтиспис к «Сказке о золотом петушке» А.С.Пушкина

Цельностраничные иллюстрации, несущие основную тематическую нагрузку в «Сказке о царе Салтане», дополнены рисунками, занимающими лишь часть полосы.

На иллюстрации, размещенной по вертикали, царевич, «отрясая грезы ночи», видит большой сказочный город:

Стены с частыми зубцами,

И за белыми стенами

Блещут маковки церквей

И святых монастырей.

А на горизонтально размещенном в верхней части полосы рисунке —

Тридцать три богатыря,

В чешуе златой горя,

Все красавцы молодые,

Великаны удалые.

Те же принципы оформления были сохранены Билибиным и в других пушкинских сказках.

Совет

В «Сказке о золотом петушке» на обороте первой страницы обложки — черно-белый «кот ученый», а на последней — многокрасочный «золотой петушок». В самой же книге четыре цельнополосные иллюстрации, две из которых помещены на развороте.

Иллюстрационный разворот «Сказки о золотом петушке» А.С.Пушкина. По изданию 1962 г.

Все эти работы способствовали тому, что за Иваном Яковлевичем Билибиным утвердилась слава первого на Руси художника книги.

Мирискусник молодого поколения Дмитрий Исидорович Митрохин (1883—1073), рассказывая о другом мастере книги — Георгии Ивановиче Нарбуте (1886—1920), писал в одной из своих статей: «Приехав в Петербург, он явился прямо к Билибину, наиболее “книжному” в то время (1906 год) художнику, поселился у него и начал работать для книги»10.

Окончание в следующем номере

КомпьюАрт 2’2005

Источник: https://compuart.ru/article/8489

Сказка о золотом петушке — Сказки Пушкина: читать с картинками, иллюстрациями — Сказка DY9.RU

Страницы: 1 2 3 4

Страница 4 из 4

Сказка о золотом петушке (сказка А.С.Пушкина)


Перед ним молва бежала,
Быль и небыль разглашала.
Под столицей, близ ворот,
С шумом встретил их народ, —


Все бегут за колесницей,
За Дадоном и царицей;
Всех приветствует Дадон…

Вдруг в толпе увидел он,
В сарачинской шапке белой,
Весь как лебедь поседелый,
Старый друг его, скопец.
“А! здорово, мой отец, —


Молвил царь ему, — что скажешь?
Подь поближе! Что прикажешь?” —
— Царь! — ответствует мудрец, —
Разочтёмся наконец,
Помнишь? за мою услугу
Обещался мне, как другу,
Волю первую мою
Ты исполнить, как свою.
Подари ж ты мне девицу. —
Шамаханскую царицу… —
Крайне царь был изумлён.
“Что ты? — старцу молвил он, —
Или бес в тебя ввернулся?
Или ты с ума рехнулся?
Что ты в голову забрал?
Я, конечно, обещал,
Но всему же есть граница!
И зачем тебе девица?
Полно, знаешь ли, кто я?
Попроси ты от меня
Хоть казну, хоть чин боярский,
Хоть коня с конюшни царской,
Хоть полцарства моего”.
— Не хочу я ничего!
Подари ты мне девицу,
Шамаханскую царицу, —
Говорит мудрец в ответ.
Плюнул царь: “Так лих же: нет!
Ничего ты не получишь.
Сам себя ты, грешник, мучишь;
Убирайся, цел пока;
Оттащите старика!”

Старичок хотел заспорить,
Но с иным накладно вздорить;
Царь хватил его жезлом
По лбу; тот упал ничком,
Да и дух вон. — Вся столица
Содрогнулась; а девица —
Хи-хи-хи! да ха-ха-ха!
Не боится, знать, греха.

Царь, хоть был встревожен сильно,
Усмехнулся ей умильно.
Вот — въезжает в город он…
Вдруг раздался лёгкий звон,
И в глазах у всей столицы
Петушок спорхнул со спицы;
К колеснице полетел
И царю на темя сел,

Встрепенулся, клюнул в темя
И взвился… и в то же время
С колесницы пал Дадон —
Охнул раз, — и умер он.

А царица вдруг пропала,
Будто вовсе не бывало.
Сказка ложь, да в ней намёк!
Добрым молодцам урок.


— Конец —

Страницы: 1 2 3 4

Сказка о золотом петушке Пушкина

Сказка о золотом петушке

по Александру Сергеевичу Пушкину, 1834

Где-то в царстве трижды девять, в государстве трижды десять жил великий царь Дадон. В юности он был смелым и безжалостным и вел ужасные войны против правителей соседних королевств — но в старости он хотел отдохнуть от войны и построить мирную жизнь. Тогда соседние правители начали нападать на старого короля так же злобно, как и раньше.Чтобы охранять границы своего королевства, ему приходилось содержать огромную армию. Его офицеры очень старались, но у них ничего не получалось — если бы они ждали врага с юга, армии появились бы с востока. Если бы они были организованы против нападения на сушу, дикие злоумышленники появились бы с моря. Царь Дадон не мог уснуть; он плакал от ярости. Жизнь становилась невыносимой. Поэтому он обратился за помощью к колдуну и астрологу; он послал гонца, умоляя его явиться в суд.

Колдун подошел к трону Дадона и вынул из сумки золотого петушка.«Возьми эту птицу, — сказал он царю, — и поставь на вершину самой высокой вершины. Мой петушок будет верно охранять тебя — пока все мирно, он будет молча сидеть на шпиле. представляет собой угрозу войны с любой стороны, или силы, сосредоточенные для атаки, или неожиданную опасность, петушок в мгновение ока поднимет свой гребень, расправит крылья и громко прокричит, а затем повернет свой шпиль лицом к тому направлению, с которого опасность приходит «.

Царь пришел в восторг от колдуна и дал ему обещание.«В обмен на эту услугу, — сказал он, — я исполню ваше первое желание, каким бы оно ни было, как если бы оно было моим собственным».

Петушок наблюдал за королевством со своего высокого шпиля. Всякий раз, когда виднелась опасность, верный часовой просыпался как бы ото сна, расправлял крылья и, обращаясь к опасности, кричал: «Петушок! Царь с миром, царь!» А соседние правители замолчали и не осмелились вступить в войну, потому что царь Дадон теперь мог отбиваться от них со всех сторон.

Год, а затем другой, прошли с миром. Петушок сидел молча. И вот однажды царя Дадона разбудил ужасный шум: «Царь, ваше величество!» крикнул командир: «Сэр, проснитесь, пожалуйста!»

«В чем дело?» — спросил Дадон, зевая. «Кто там — в чем дело?» Командир сказал ему: «Петушок кукарекает; весь город наполнен страхом и хаосом». Царь подошел к окну — он увидел, что петушок повернулся на шпиле лицом на восток.Не было времени терять. «Быстро! Мужчины — на коня! Быстрее — быстрее!» Царь послал армию на восток во главе со своим старшим сыном. Петушок утих, крик утих, и царь снова успокоился.

Прошло восемь дней, а с войны не было вестей. Никто не знал, была ли битва, и Дадон не получил гонца. Потом петушок снова закричал. Царь призвал другую армию, и на этот раз послал младшего сына на помощь старшему.Петушок молчал.

И снова никаких новостей. И снова прошло восемь дней. Жители города целыми днями ужасались … потом петушок снова завизжал. Царь призвал третью армию и сам повел их на восток, не зная, что они найдут.

День и ночь они шли; это становилось невыносимым. Они не нашли ни следов убийства, ни лагеря, ни места захоронения. Прошла уже неделя, и царь вел своих людей в горы.Вдруг среди самых высоких пиков они увидели шелковую палатку. В узком горном перевале лежали тела побежденной армии; люди стояли вокруг палатки в молчаливом изумлении. Царь Дадон бросился вперед — какое страшное зрелище! Перед ним лежали мертвые два его сына без доспехов, их мечи пронзали друг друга. Их лошади бродили по раздавленной и залитой кровью траве. Царь заплакал: «Сыновья мои, сыновья мои! Оба моих гордых сокола пойманы в одну сеть! Я умру от горя!» Народ стал оплакивать своего царя.С тяжелым стоном отозвались эхом глубины холмов, и сердце гор задрожало у основания

Внезапно шелковая палатка распахнулась, и девушка, принцесса Шамахана, сияющая красотой, как рассвет, вышла навстречу царю. Как птицы ночи перед солнцем, царь замолчал. Увидев ее, он забыл о смерти своих сыновей. Она улыбнулась Дадону — и, слегка поклонившись, взяла его за руку и повела в свою палатку. Там она усадила его во главе стола и накрыла роскошной пищей, а он лежал на парчовой ложе.Прошла неделя, а Дадон оставался с ней в полном восторге, завороженный.

Наконец, Дадон отправился в путь домой со своими войсками и молодой принцессой. До них неслись слухи, распространяя как факты, так и вымысел. Горожане встретили их у городских ворот шумным приемом. Все бежали за Дадоном и его принцессой в королевской карете, и Дадон всех поприветствовал. Затем, в городе, он увидел своего старого друга колдуна, чья голова в тюрбане поднималась в толпе, как голова седого лебедя.«Привет, старик» — позвал царь. «Подойди сюда и скажи мне, что тебе нужно». «Царь, — ответил мудрец, — ты помнишь? Ты обещал мне, что в обмен на мою милость к тебе, ты дашь первое, о чем я прошу. Так что, пожалуйста, позволь мне теперь получить девушку, шамаханскую царевну. »

«Что!» воскликнул Дадон, ошеломленный. «Либо дьявол проник в вас, либо вы потеряли рассудок. О чем вы можете думать? Конечно, я дал вам свое обещание, но все должно иметь свои пределы.И помни, кто я — попроси у меня скорее сундук с золотом, или дворянский титул, или лошадь из королевских конюшен — попроси половину моего королевства! »

«Я не хочу ничего из этого. Позвольте мне взять принцессу Шамахана», — ответил мудрец. Царь яростно плюнул: «Какой злой человек! Нет, ничего не получишь! Ты навлек на себя беду, старик — утащи его!»

Старик хотел возразить в свою защиту, но с некоторыми людьми лучше не спорить. Царь Дадон ударил его посохом по лбу; старик упал на землю и умер.Вся толпа содрогнулась от ужаса, но принцесса разразилась громким смехом. Царь, хотя и сильно испугался, улыбнулся ей. Потом, когда Дадон продвигался в город, раздался внезапный легкий звук, и собравшиеся горожане наблюдали, как петушок спрыгнул со шпиля, подлетел к экипажу и приземлился на голову царя. Расправил крылья, клюнул царя в голову и взмыл в небо … а Дадон выпал из кареты, вздохнул — и умер.И принцесса исчезла, как будто ее никогда и не существовало …

Это неправда, но в ней есть намек; урок для всех молодых и безжалостных.

Сказка о золотом петушке Александра Пушкина

Где-то в тайном царстве,
В далеком-далеком царстве
Жил знаменитый царь Дадон.
Свирепый, когда взошел на престол
Выкинуть на помойку всех соседей
Никогда не думал о сиквелах;
Но когда повзрослел и поседел
Хотел найти мирный путь
И отдохнуть и уснуть.
Тогда соседи причинили много хлопот.
Для старого и немощного царя.
Он сильно укусил.
Для защиты своих далеких границ
От постоянных беспорядков
Его призвали поддерживать
Кохогортов обороняющихся людей.
Начальники стражи отказались спать,
Пытался достать верную наводку:
С юга ли взрыв,
С востока ли на нас штурмуют?
Бей их здесь — дикие люди
С моря. Не спящий
Плакал от ярости Царь Дадон,
Тем временем продолжалась Смута.
Можно ли жить в такой лихорадке!
Обращался за помощью к умному
Старый мудрый евнух, колдун,
Астролог, фокусник.
Умоляю его прийти в камеру.


Пришел он с хитрым номером —
Вытащил из фигурного тканевого мешка
Золотой петушок за шею.
«Поместите, — сказал он, — эту золотую птицу —
На вершине своего жилища
И мой Золотой петушок
Хорошо выполнит свой долг:
Пока на границе тихо
Он будет сидеть спокойно и приказывать
Но при незначительной угрозе войны
С каждой стороны Мира
Или военного вторжения,
Или неожиданной опасности,
В мгновение ока мой Петушок
Поднимет свою колядку,
Поднимет громкий ворона славы
И пристально взглянет на источник беспокойства «.
Царь милостиво обращается к чародею.
Клянется ему мешок жемчуга.
«В обмен на эту вашу милость, —
Царь тогда был влюблен —
Я бы исполнил вашу премьерскую волю.
Как свою — исполнить».

Петушок со шпиля
Часы круглые для костра.
Опасность видна случайно —
Сразу просыпается верный часовой.
Расправьте крылья и сделайте поворот.
В сторону, откуда идет
. Издает громкий крик —
«Цари с миром и косой лжи!»
И соседские цари успокоились,
Не могли дать дальнейшую войну:
С того года царь Дадон
Остановил им все воевать.
Тихо работает год за годом;
Петушок смотрит и слышит.
Неожиданно царь Дадон
Проснулся от шума и бури:
«Царь, ваше величество, крестный отец! —
Претендует генерал, — беспокойство,
Сэр! Проснитесь! Нам нужна защита!»
«В чем дело, друзья? —
Спросил Дадон, громко зевнув, —
Кто там, что не так?»
Начальник войск в лихорадке отвечает:
«Петушок как никогда кричит;
Пуг и шум по городу»
Царь — к окну.Издает звук,
Прыгает и льстит Петушку
Крик как предупреждающий звонок
«Скорее, ребята, на лошадь, торопитесь!
Не теряйте время, время — деньги!»;
Царь посылает войско на Восток
Старший сын ведет его в ряд
Беспокойство Петуха утихло,
Шум утих, Царь рассеялся.
Восемь дней прошли без рыка.
С войны не было вестей;
Произошла ли битва —
Не могу Дадон поумнеть и уладить.
Петушок снова начинает кукарекать.
Царь собирает вторую толпу;
Который будет вести младший сын
В помощь старшему;
Петушок снова держит уровень.
Нет новостей о путешествиях!
Пришел в течение восьми дней;
Люди боятся, ждут и молятся;
Петушок снова начинает кукарекать,
Царь собирает другую толпу
И ведет их на Восток
Надеясь хоть вернуться.
Войска идут днем ​​и ночью;
Все мужчины смертельно устали.
Ни поля боя, ни лагеря,
Ни холма, ни кургана
Царя Дадона не встречал.
«Что за чудо?» — смотрит он.
Прошла неделя пути всемогущего,
Царь ввел войска в высокогорную страну
Там, среди небесных вершин
Стоит шелковый шатер на палках.
Долина погружена в глубокую тонкую тишину
Нет звука над горами
В узком каньоне
Убитая толпа видит Дадона.
Рядом с палаткой он видит два тела
Два его сына без одежды,
Без доспехов, без шлема
Мечи пронзают груди друг друга,
Холодны и задыхаются. Их кони
Бродят без угрызений совести
В раздавленной и окровавленной траве
У узкого горного перевала
Царь рыдал: «Сыновья мои, дети мои!
Горе мне! Их обоих бьют
Оба гордых сокола my —
Я больше ничего не хочу, кроме смерти! »
Вся армия оплакивала и оплакивала
Было получено тяжелое эхо
С гор перед
Вдруг шелковистая дверь
Из палатки быстро открылась
И досталась царица Шемаха —
Ошеломляющая красота, как рассвет
Тихо шагнула навстречу Дадону.
Как утренняя сова
Царь замолчал, не чувствуя предупреждения
Он забыл смерть своих сыновей
Сразу при виде царицы
Она улыбнулась, как цветущая роза
Дадону с маленьким луком
С нежностью взяла его руку
И повела его внутрь палатки.
Вот она его усадила за стол,
Угостила его яствами из басни,
Кроватка парчовая для отдыха
Царь попал в домашнее гнездо
Спустя ровно на неделю
Захваченный ее чарами непосредственно,
Захваченный сетью, попала в ловушку,
Оставила Дадона у себя на коленях.

Итак, наконец, Дадон решил.
Назад в царство, в котором он жил.
Со своей армией и королевой.
Царь вернулся домой в сиянии.
У ворот столицы
Толпы людей встретили их геев
Толпы бегут за каретой
Поздравления с грядущей свадьбой
Приветствует свой народ Царь Дадон …
Вдруг он уставился на
Древний, как на седого лебедя
Носящий Сарацин , безбородый
Старый друг, евнух, разумный
«Как дела, знатный —
Царь зовут — Иди сюда,
Скажи мне, что хочешь, я слышу»
— Царь! — ответил старый мудрый мудрец.
Давайте остановимся на этом этапе.
Я напоминаю вам о вашем обещании
В обмен на мою хорошую службу
Вы бы выполнили мою главную волю
Как свое собственное — выполнить.
Дайте мне эту девушку,
Царицу Шемахи, которую вы забрали.
Царь не мог удержаться от изумления
«Зачем требовать такую ​​плату? A
Либо дьявол украл твой разум?
Или ты определенно слепой?
Что накопилось в твоей голове?
Если бы я знал, что ты такой безумный
, я бы не стал Не обещаю вам ничего.
И, кроме того, почему только девушка?
Легко, знай о моем
Ты можешь просить вещи очень хорошо
Спроси место за королевским столом,
Любая лошадь из королевской конюшни,
Спроси половину мое царство еще «
-» Я не хочу ничего из этого, вместо
Позвольте мне взять эту очаровательную девушку,
Царицу Шемахи «- прорицательница
Так ответил — старая белая шляпа.
Spat Dadon — «Будь проклят!
Вы получите меньше, чем ничего.
Тебе нужно, грешник, для исправления;
Ты навлечешь беду на свою голову;
Утащи эту древнюю летучую мышь »;
Старик начал спорить
А с некрасивым вредно;
Царь стукнул его железным посохом
По лбу — хватит
Толпа вздрогнула и отпрянула,
Девушка снова стала смеяться и кричать —
Ха-ха-ха, потом хе-хе-хе!
Подскажите не боится собственного греха.
Хотя царь был очень напуган,
слегка прикоснулся к ней.
Теперь карета едет в город…
Раздался языческий звук
И в присутствии народа
Петушок слетел с вершины шпиля,
Взлетел в карету и приземлился,
На царской короне, как петух,
Расправил крылья, однажды клюнул Царь
И взлетел в синее небо
Из экипажа Царь Дадон
Упал на землю и его не стало.
И Королева — она ​​исчезла,
Как будто ее никогда здесь не было.
Сказка ложь, но есть подсказка!
Для молодцов наводка.

«Золотой петушок» Римского-Корсакова: Опера-сказка с политической сатирой

«Золотой петушок» — пятнадцатая и последняя опера Римского-Корсакова.

Русский композитор Николай Римский-Корсаков написал эту оперу незадолго до своей смерти. Сюжет оперы вращается вокруг сказки, но главное в опере — открытая сатира на русское самодержавие.

Русская революция 1905 года изменила жизнь всей Российской Империи, разрушив многие предвзятые представления о русском народе и справедливости русского царя.На волне революционных событий начала 20 -х годов века Николай Римский-Корсаков решил написать оперу «Золотой петушок».

Сатирические нотки, присутствующие в опере, не характерны для русского композитора, а являются лишь отражением отчаяния и горечи человека, стоящего на пороге смерти, потерявшего веру во все, во что он верил всю свою жизнь.

Первые наброски нового музыкального произведения появились в октябре 1906 года. Тогда же Николай Римский-Корсаков рассказал о своем желании написать новую оперу своему другу и либреттисту Бельскому.Последующее сотрудничество было очень интенсивным, и к 1907 году опера была полностью закончена.

Сюжет оперы основан на сказке известного русского поэта Александра Пушкина, написанной в стихах. В то же время либретто отличается от сказки и развивает некоторые политические идеи. Либреттист также дополнил оригинальный текст массивными сценами и смелее разработал психологические портреты всех персонажей.

В опере «Золотой петушок» нет положительных персонажей.Опера — отражение грустных размышлений Николая Римского-Корсакова о непростой судьбе царской России в послереволюционную эпоху. Опера поражает публику ярким звучанием, гармонией всех сценических элементов оперы. Но, тем не менее, сценическая жизнь оперы складывалась непросто.

Цензура с самого начала не устраивала оперу. Однако полностью запретить его так и не удалось, так как он был написан по сказке великого поэта Пушкина.

Опера была поставлена ​​только в 1909 году, с большими цензурными правками по всему сюжету. К сожалению, композитор так и не увидел его постановку. Может, так и к лучшему, ведь раньше ни одна опера не редактировалась так цензорами из-за революционного контекста.

В будущем некоторые из постановщиков оперы «Золотой петушок», опасаясь за свою судьбу, даже пошли по пути полного отрицания сатиры в опере. Например, во время «Русских сезонов» Дягилева в Париже опера интерпретировалась как балет, который сопровождался пением стоящих неподвижно артистов.

Римский-Корсаков придал сюжету классической сказки Александра Пушкина свое особое звучание, которое, несмотря на всю цензуру, сумело достучаться до публики, тепло принявшей оперу.

Радиопостановка оперы «Золотой петушок» (1962)

Сказка о золотом петушке

Давным-давно жил старый овдовевший царь по имени Дадон. У него было двое взрослых сыновей, но в его районе не осталось друзей.Когда царь был моложе, он нападал на своих соседей за землю, слуг, товары и золото. Однако, когда царь начал стареть и терял свою силу и власть, соседи стали нападать на него более печально, чем он сам. Старый царь так боялся соседей со всех сторон, что потерял аппетит и сон. Дадон позвонил своим сыновьям и всем своим старшим советникам в надежде найти решение, но все предложения не сработали.

Внезапно из ниоткуда появился мудрый человек, который также был астрологом и волшебником.У него был особенный подарок царю. Волшебник открыл свою клетку и преподнес свой подарок царю. Это была птица, петушок, золотой от гребня до хвоста. Астролог сказал царю: «Это не обычная птица. Он хорошо защитит вас и ваше королевство. Вы приказываете своим охранникам поставить его на высшую точку вашего королевства. Когда нигде нет нити, моя птица будет сохранять спокойствие, но когда появится незнакомец, враг или вор, она полетит вниз, чтобы предупредить вас ». Царь поблагодарил мудрого человека за его великий и драгоценный дар и пообещал исполнить любое желание астролога в качестве расплаты.У старого мастера на данный момент не было особых пожеланий, но он сказал, что когда придет время, тогда он спросит царя. Как только старый волшебник сказал это, он исчез так же быстро, как и появился. Царь немедленно приказал посадить волшебную птицу на самый верх крыши своего замка и получил покой. Царь мог снова наслаждаться едой, потому что теперь за всем царством у него был хороший охранник.

Однажды петушок ожил, прилетел к царю и предупредил его о приближающейся опасности.И действительно, вражеская армия продвигалась к царству царя Дадона. На этот раз царь был готов. Он собрал свою армию, которая победила врага за три дня. Прошло два года, а золотая птица сидела на месте. Вдруг петушок снова запел и снова стал предупреждать царя. На этот раз нить шла с востока, поскольку петушок указывал на восток. Дадон бросился собирать свою армию, которой руководил его старший сын. Несколько дней они ничего не слышали, но потом птица снова указала на опасность с востока.Царь собрал вторую армию и послал ее возглавить младшего сына. Вторую армию постигла та же участь, что и первая. Он пошел сражаться с врагом, но так и не вернулся, и петух снова просидел семь дней. Однажды птица запела, указывая на ту же опасность, идущую с Востока. Царь собрал свою третью армию и пошел вести ее в бой. Ехали они семь дней подряд, пока царские люди не устали и не проголодались. На их пути не было ни врага, ни армии, ни даже одного отряда.Внезапно Дадон заметил шелковый шатер недалеко от леса. Когда царь и его войско подошли к палатке, Дадон увидел трагическую сцену, когда оба его сына лежали мертвыми на земле. Их уничтожила не вражеская армия, они убили друг друга. Царь был потрясен и заплакал от горя. Внезапно палатка открылась, и внутри открылась потрясающая восточная красота. Она была красивее, чем можно описать на сковороде. Она была одета в восточную одежду, и серебряная луна сияла под ее длинными черными, как вороньи, локонами.

Как только царь увидел ее, он потерял дар речи и тут же забыл о трагической гибели двух своих сыновей. Затем царица Шамахана взяла царя за руку и пригласила в шатер. Там она хорошо угощала гостя лучшими восточными блюдами и винами. И царь легко попался в ловушку непреодолимого обаяния королевы. Когда ему пришло время вернуться в свое королевство, Дадон сделал предложение королеве Шамахана и привел ее с собой в свой дворец. Толпы собрались вокруг, чтобы поприветствовать своего царя и прекрасную молодую девушку, которая собиралась стать их новой королевой.Внезапно волшебник появился перед королевской каретой, чтобы сообщить Дадону, что у него есть желание, которое Дадон пообещал исполнить в качестве расплаты за свой подарок. Царь дал слово мудрецу, но как только он узнал свое желание, Дадон очень рассердился и разочаровался. У астролога не было другого желания, кроме как жениться на царице Шамахана. Он предложил царю подарить ее волшебнику в расплату за свою милость. Царь так рассердился, что ударил человека колом и нечаянно убил мудреца на месте.Злая Королева просто улыбалась в спину. В тот самый момент, когда волшебник упал замертво на землю, золотой петушок приземлился на дерзкую голову царя. Прежде, чем кто-либо заметил или увидел, птица клюнула Дадону голову. Спустя несколько секунд царь тоже упал замертво, и никто не смог объяснить почему. Таинственная королева внезапно исчезла, и никто не увидел, куда она ушла.

Вернуться

определение the_tale_of_the_golden_cockerel и синонимов the_tale_of_the_golden_cockerel (английский)

the_tale_of_the_golden_cockerel: определение the_tale_of_the_golden_cockerel и синонимы the_tale_of_the_golden_cockerel (английский)

арабский болгарский китайский язык хорватский Чешский Датский Голландский английский эстонский Финский французкий язык Немецкий Греческий иврит хинди Венгерский исландский индонезийский Итальянский Японский корейский язык Латышский Литовский язык Малагасийский норвежский язык Персидский Польский португальский румынский русский сербский словацкий словенский испанский Шведский Тайский турецкий вьетнамский

арабский болгарский китайский язык хорватский Чешский Датский Голландский английский эстонский Финский французкий язык Немецкий Греческий иврит хинди Венгерский исландский индонезийский Итальянский Японский корейский язык Латышский Литовский язык Малагасийский норвежский язык Персидский Польский португальский румынский русский сербский словацкий словенский испанский Шведский Тайский турецкий вьетнамский

определение — the_tale_of_the_golden_cockerel

определение Википедии

Википедия

Из Википедии, бесплатная энциклопедия

Сказка о золотом петушке (русский: Сказка о золотом петушке, Сказка о золотом петушке ) — последняя сказка в стихах Александра Пушкина.Пушкин написал сказку в 1834 году, а впервые она была опубликована в литературном журнале Библиотека для чтения в 1835 году. Сказка основана на рассказе Вашингтона Ирвинга «Легенда об арабском астрологе» из «Сказок Альгамбры».

Царь Дадон встречает царицу Шемаху. Иллюстрация Ивана Билибина, 1907 год

Адаптации

Список литературы

  • Александр Пушкин: Критическое исследование А.Д.П. Бриггс, Роуман и Литтлфилд Паблишерс, 1982.

Внешние ссылки

Все переводы the_tale_of_the_golden_cockerel


содержание сенсагента

  • определения
  • синонимов
  • антонимов
  • энциклопедия

Решение для веб-мастеров

Александрия

Всплывающее окно с информацией (полное содержание Sensagent), вызываемое двойным щелчком по любому слову на вашей веб-странице.Предоставьте контекстные объяснения и перевод с вашего сайта !

Попробуйте здесь или получите код

SensagentBox

С помощью SensagentBox посетители вашего сайта могут получить доступ к надежной информации на более чем 5 миллионах страниц, предоставленных Sensagent.com. Выберите дизайн, который подходит вашему сайту.

Бизнес-решение

Улучшите содержание своего сайта

Добавьте новый контент на свой сайт из Sensagent by XML.

Сканирование продуктов или добавление

Получите доступ к XML для поиска лучших продуктов.

Индексирование изображений и определение метаданных

Получите доступ к XML, чтобы исправить значение ваших метаданных.

Напишите нам, чтобы описать вашу идею.

Lettris

Lettris — любопытная игра-клон-тетрис, в которой все кубики имеют одинаковую квадратную форму, но разное содержание. На каждом квадрате есть буква. Чтобы квадраты исчезли и сэкономили место для других квадратов, вам нужно собрать английские слова (left, right, up, down) из падающих квадратов.

болт

Boggle дает вам 3 минуты, чтобы найти как можно больше слов (3 буквы и более) в сетке из 16 букв. Вы также можете попробовать сетку из 16 букв. Буквы должны располагаться рядом, и более длинные слова оцениваются лучше. Посмотрите, сможете ли вы попасть в Зал славы сетки!

Английский словарь
Основные ссылки

WordNet предоставляет большинство определений на английском языке.
Английский тезаурус в основном является производным от The Integral Dictionary (TID).
Английская энциклопедия лицензирована Википедией (GNU).

Перевод

Измените целевой язык, чтобы найти перевод.
Советы: просмотрите семантические поля (см. От идей к словам) на двух языках, чтобы узнать больше.

8969 онлайн посетителей

вычислено за 0,031 с

Золотой петушок | Статья о Золотом петушке от The Free Dictionary

«А благодаря Фонду наследия национальной лотереи у нас появился прекрасный шпиль и чудесный золотой петушок на флюгере.Фейерверк взорвался над стадионом, озарив небо на севере Лондона, и на крыше был изображен золотой петушок высотой 4,6 метра. Гигантский золотой петушок возвышался над внушительной Южной трибуной, точная копия дизайна, который они имели с тех пор. 1909. В 1831 году Пушкин пишет «Сказку о царе Салтане» и «Сказку о попе и работнике его Балде»; в 1833 г. «Сказка о рыбаке и рыбке» и «Сказка о мертвой царевне»; в 1834 г. «Сказка о золотом петушке»; незаконченный рассказ о медведице также датируется 1830-ми годами.СЕРЬЕЗНО, «Шпоры» выпустили 84-секундный видеоролик с гордым названием «Золотой петушок — это дом», а также шестиметровый Феникс, китайская легенда, с головой павлина, телом лебедя и крыльями золотого петушка. быть посланником счастья. Эти гламурные россияне посещают Симфонический зал 12 октября, и их программа начинается не кем иным, как Римским-Корсаковым, на этот раз экзотической сюитой из его оперы «Золотой петушок». Он завершается захватывающими симфоническими танцами Рахманинова, а между этими двумя предложениями зажат потрясающий фортепианный концерт №1 Прокофьева.2. Удача, петушиные бои и отчаяние пронизывают «Золотого петушка» Хуана Рульфо и другие сочинения, раскрывая суровую и захватывающую сторону Мексики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.