Рисунок на тему нет терроризму: Детские рисунки на тему нет терроризму. Легкие срисовки.

Содержание

Конкурс плакатов и рисунков «Нет терроризму! Нет экстремизму!»

С 23 октября по 9 ноября 2018 года в Опаринском районе сектором спорта и молодежной политики проведен районный конкурс плакатов и рисунков «Нет терроризму! Нет экстремизму!». Цель конкурса: противодействие распространению идей экстремизма и терроризма, пропаганда национальной культуры, толерантности и единства в молодежной среде, воспитание детей и подростков в духе толерантности.

В конкурсе принимали участие учащиеся образовательных учреждений и учреждений культуры района.

По итогам конкурса Диплома первой степени был удостоен рисунок Алены Котельниковой (13 лет), ученицы 8 класса средней школы п. Опарино (руководитель Наговицына С.А.). Диплома второй степени был удостоен рисунок Евгении Фоминых (12 лет), ученицы 6 класса средней школы п. Опарино (руководитель Наговицына С.А.). Дипломом третьей степени отмечен рисунок Елизаветы Сухановой (12лет), участницы кружка «Акварель» Маромицкого ЦДБО (руководитель Шихова Е.

А.).

В отдельных номинациях грамотами отдела культуры, спорта и молодежной политики администрации Опаринского района отмечены лучшие работы: Арины Блиновой (11 лет), ученицы 5 класса средней школы п. Опарино – в номинации «Мы дружбою нашей сильны», Сергея Плехова (13 лет), ученика средней школы п. Заря – в номинации «Спорт-проводник мира», Антона Мухина, участника кружка «Акварель» Маромицкого ЦДБО – в номинации «Антитеррор», Александры Козловой (16 лет), Речной ЦДБО (руководитель Гайнутдинова М.Р.) – в номинации «Горжусь своею Родиной, горжусь своей страной!».

Все руководители победителей и призеров конкурса отмечены благодарственными письмами. Лучшие работы награждены подарками отдела культуры, спорта и молодежной политики.

Фоминых Евгения

Плехов Сергей

Мухин Антон

Котельникова Алена

Козлова Александра

Блинова Арина

3 1 голос

Рейтинг статьи

С 1 августа в музее «Новый Иерусалим» пройдет конкурс детского рисунка «Скажем терроризму – НЕТ!»

Ежегодно 3 сентября в России отмечается День солидарности в борьбе с терроризмом. К этой памятной дате Музейно-выставочный комплекс Московской области «Новый Иерусалим» запускает конкурс детского рисунка «Скажем терроризму — НЕТ!».

Принять участие в конкурсе могут все желающие в возрасте от 7 до 17 лет. Конкурс рисунков пройдет с 1 августа по 25 августа 2019 года включительно. Специальное жюри будет оценивать конкурсные работы с 26 августа по 2 сентября, а подведет итоги и объявит результаты конкурса — 3 сентября.

Возрастные категории участников конкурса:

 I-я категория — дети от 7 до 11 лет;  II-я категория — дети от 12 до 14 лет;  III-я категория — дети от 15 до 17 лет.

Требования к рисункам, представленным на конкурс

— Рисунки должны соответствовать тематике конкурса. — Рисунок на конкурс может представить только его автор (родители с согласия автора, или директор учебного заведения с согласия автора и родителей). — Идея рисунка должна быть оригинальной (авторской). Скопированные или срисованные рисунки с общедоступных ресурсов оцениваться Жюри не будут. — Рисунки могут быть выполнены на любом материале (ватман, картон, холст и т. д.) и исполнены в любой технике рисования (масло, акварель, тушь, цветные карандаши, мелки и т. д.).

— Представленные на Конкурс работы должны быть не меньше формата А4 (210мм х 290мм) и не более А3 (420мм х 580мм).

— Рисунки ОБЯЗАТЕЛЬНО должны быть выполнены без помощи родителей или педагогов и подписаны с обратной стороны: Ф.И.О, возраст автора, название рисунка и событие, которому посвящен рисунок; почтовый адрес проживания автора; телефон и (или) электронный адрес; наименование и почтовый адрес учебного заведения, в котором учится автор, и творческий руководитель (если таковой имелся), а также согласие на использование рисунка.

Количество работ, представленных на конкурс одним участником, неограниченно!

Все присланные на конкурс рисунки могут использоваться МВК «Новый Иерусалим» в дальнейшем для проведения различных акций духовно-нравственной направленности, в том числе для проведения выставок и издания методических материалов.

Коллективные и анонимные рисунки (не содержащие информацию об участнике конкурса) к участию в конкурсе не допускаются и не рассматриваются!

Работы принимаются по адресу:

г. Истра, Ново-Иерусалимская набережная, дом 1

Все вопросы и пожелания можно присылать на адрес: [email protected]

Дата публикации: 31.07.2019

День солидарности в борьбе с терроризмом отметят в муниципалитетах Приморья

2 сентября 2020 14:30

День солидарности в борьбе с терроризмом отметят в муниципалитетах Приморья

Митингами, уроками памяти и мужества, конкурсами и лекциями отметят в Приморье День солидарности в борьбе с терроризмом. 3 сентября мероприятия, посвященные этой дате, пройдут в большинстве муниципалитетов региона.

По информации департамента по координации правоохранительной деятельности Приморского края, в школах по всей территории региона пройдут тематические классные часы, посвященные памяти жертв терроризма и борьбе с террористической угрозой.

Кроме того, в столице Приморья в 14.00 на проспекте 100-летия Владивостока, 103, начнется митинг памяти жертв терроризма.

В Спасске-Дальнем митинг, посвященный Дню солидарности в борьбе с терроризмом, пройдет у памятного камня в сквере «30-летия Победы».

В Артеме 3 сентября на площади перед Дворцом культуры состоится вахта памяти «Мы помним тебя, Беслан».

Акция «Нет терроризму! Мирному небу – Да!» пройдет в центральной библиотеке по улице Ленина, 71б, в Дальнереченске, а в библиотеке на Центральной, 11, – урок «Мир без террора!».

В селе Владимиро-Александровское Партизанского района у памятника односельчанам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, 3 сентября состоится митинг, посвященный Дню окончания Второй мировой войны и Дню солидарности в борьбе с терроризмом.

В Хорольском округе 3 сентября пройдет митинг «Мы против терроризма и экстремизма» и радиолинейка, посвященная жертвам Беслана, а 4 сентября в школах муниципалитета состоится спортивная эстафета «Спорт против террора».

В Кавалеровском районе День солидарности в борьбе с терроризмом отметят книжной онлайн-выставкой «Мы – за мир! Нет – терроризму!», онлайн-выставкой работ победителей конкурса рисунков «Мы выступаем за мир!». Акцией «Зажгите свечи» в школах вспомнят о трагических событиях в Беслане в 2004 году.

Беседы и лекции в библиотеках, а также домах культуры пройдут в Анучинском округе.

Как отметили в аппарате антитеррористической комиссии Приморского края, главная цель проводимых мероприятий – пропаганда неприятия терроризма, в первую очередь среди молодежи.

Напомним, День солидарности в борьбе с терроризмом приурочен к трагическим событиям, произошедшим в сентябре 2004 года в Беслане, когда в результате беспрецедентного по своей жестокости террористического акта погибли более 300 человек, в основном женщины и дети.

Алексей Михалдык, [email protected]

Фото – Александр Сафронов (Правительство Приморского края)

Итоги проведения краевого конкурса «Терроризм-проблема человечества!»

Итоги проведения краевого конкурса
«Терроризм-проблема человечества!»

По поручению министерства образования Ставропольского края, в августе 2019 года был проведён краевой конкурс «Терроризм – проблема человечества!», посвященный «Дню солидарности борьбы с терроризмом».

Конкурс проводился среди обучающихся образовательных организаций Ставропольского края.

Цели конкурса: формирование у подрастающего поколения понимания значимости предотвращения терроризма и экстремизма в нашей стране и в мире; призыв к здоровому образу жизни и мирному сосуществованию на планете; предоставление возможности всем участникам конкурса раскрыть тему по своему желанию и представлению, проявив творчество.

На Конкурс было представлено 71 творческая работа из 15 территорий края. По итогам проведенного Конкурса определены победители.

Возрастная категория 7-11 лет

1 место – Шкунов Ярослав, учащийся МБОУ СОШ №24 им. И.И. Вехова ст.Александрийской Георгиевского городского округа, за рисунок «Мы –против терроризма»;

1 место – Антонец Георгий, учащийся МБОУ «СОШ №2» с.Дивного Апанасенковского района, за рисунок  «Мир без террора»;

2 место – Евглевский Андрей, учащийся МОУ «СОШ №12» х. Алтухов   Благодарненского городского округа, за рисунок  «Мы – против терроризма!»;

2 место – Исмаилова Хадижат, учащаяся МКОУ «ООШ №17» п.Михайловка Советского городского округа, за рисунок  «Терроризм –        проблема человечества!»;

3 место – Переверзев Никита, учащийся МКОУ ООШ №6 с. Донского Труновского района, за рисунок  «Скажем миру ДА!!!! Терроризму НЕТ!!!»;

3 место – Толстопятова Арина, учащаяся ГБУ ДО «Краевой Центр развития творчества детей и юношества имени Ю. А.Гагарина», МБОУ СОШ №43 г.Ставрополя, за рисунок  «Мы – против террора».

Возрастная категория 12 -14 лет

1 место – Шамина Елизавета, учащаяся МБОУ СОШ №13 с.Надежда Шпаковского района, за рисунок  «Терроризму нет!»;

1 место – Обрященко Александра, учащаяся МКОУ СОШ №5 с. Подлесного Труновского района, за рисунок  «Скажем терроризму нет!»;

2 место – Труш Ксения, учащаяся МОУ «СОШ №6 с.Солдато-Александровское»  Советского городского округа, за рисунок  «Спасите детство»;

2 место – Гончаров Дмитрий, учащийся МБОУ СОШ №3 г.Михайловска   Шпаковского района, за рисунок  «Терроризм сжигает детство!»;

3 место – Полунина Анна, учащаяся МКОУ СОШ №2 с. Левокумского Левокумского района, за рисунок  «Не потеряй своё лицо!»;

3 место – Лапина Виктория, учащаяся МКУ ДО «Дом детского творчества» Кировского района, МБОУ «СОШ №33» г. Новопавловска, за рисунок  «Всё зависит от нас».

Победители Конкурса награждаются дипломами оргкомитета.

Всем победителям и участникам Конкурса желаем дальнейших творческих успехов!

Новее

Итоги проведения краевого смотра — конкурса отрядов ЮИД «Законы дорог уважай-2019»

Предыдущее

О проведении творческого конкурса «Новые имена в созвездии НоваВинд»

Статьи

В Пермском крае в период с 27 августа по 20 сентября 2018 года проведены мероприятия, приуроченные ко Дню солидарности в борьбе с терроризмом.

Основная часть мероприятий, посвященных Дню солидарности, проведена в учреждениях образования и культуры. Кроме того на плановой основе организованы мероприятия в Пермской городской службе спасения, Пермском планетарии, общественных организациях и др. Наиболее распространенные формы и темы мероприятий:

1. Учебно-просветительские мероприятия:

В дошкольных образовательных учреждениях с детьми проводились игровые программы по безопасности «Фиксики предупреждают», разыгрывались проблемные ситуации: «Незнакомец на участке», «Страшная находка и алгоритм действий при её обнаружении».

В ходе проведения общешкольных линеек проводилась акция: «Минута молчания». Все присутствующие почтили память погибших от рук террористов и выпустили в небо белые воздушные шары как символ памяти и скорби.

С учащимися средних и старших классов проведены уроки безопасности по профилактике правонарушений, связанных с террористической деятельностью, вовлечением молодежи в экстремистские движения через Интернет, классные часы на темы: «Что такое терроризм и чем он опасен», «Осторожность не бывает лишней», «Безопасность школьника дома, на улице, в школе», уроки мужества «Терроризм – угроза миру!», «Терроризм – бич 21 века». В ходе занятий школьники узнавали где можно найти информацию о том, как не стать жертвами теракта, что делать и как вести себя в таких ситуациях. Обсуждая данные темы, дети повторяли правила поведения на улице, в толпе, при обнаружении посторонних предметов, при встрече с подозрительными людьми на улице.

В проведении классных часов, собраний, бесед и уроков приняли участие члены муниципальных антитеррористических комиссий в Пермском крае, сотрудники подразделений по делам ГО и ЧС администраций муниципальных образований Пермского края, представители МЧС России, МВД России, ФСБ России, общественных организаций («Союз десантников России»).

2. Физкультурно-спортивные мероприятия:

В ряде муниципальных образований Пермского края прошли спортивные мероприятия, приуроченные ко Дню солидарности (например соревнования по страйкболу в г. Лысьва, эстафета «Путешествие по станциям «Мы за мир» в р.п. Ильинский, легкоатлетический кросс с участием детей из группы риска и «Кросс нации — 2018 » в г. Соликамск, в г. Чайковский проведено спортивное соревнование среди молодых семей, в г. Верещагино прошел легкоатлетический пробег, в Александровском районе проведен мини туристический слет «Дорогою добра»; в Васильевском сельском поселении 29 августа 2018 г. проведено спортивное мероприятие «Пионербол», которое проходило под девизом: «Мы разные, но мы вместе против террора»).

3. Общественные мероприятия:

С целью формирования гражданской позиции неприятия идеологии терроризма в ряде образовательных учреждений Пермского края проведена акция «Капля жизни», во время которой участники набирали воду в сложенные ладони и, с пожеланием светлой памяти всем безвинно погибшим, поливали растения.

В нескольких муниципальных образованиях среди детей проводились акции «Дерево мира», где ребята на цветных листах бумаги обводили свои ладошки и вырезали полученный рисунок, написав пожелание о мире.

4. Культурные мероприятия:

В ряде учреждений культуры организован поэтический конкурс «Мы за мир», целью которого являлось содействие воспитанию у школьников патриотизма, чувства толерантности. Сотрудниками учреждений культуры подготовлены тематические фотовыставки на темы: «Мир без границ», «Россия против террора» и выставки рисунков «Мы разные. Но мы вместе. Против терроризма».

В р.п. Ильинский детский театральный коллектив «Пиноккио» организовал и провел на базе Ильинского районного Дома культуры памятный концерт «День солидарности в борьбе с терроризмом».

В библиотеках оформлены книжные выставки по антитеррористической тематике: «Страшное лицо терроризма», «Мы против террора!», «Согласие сегодня – мир всегда», «Будущее без терроризма, терроризм без будущего», «Пусть всегда будет солнце».

В ходе проводимых мероприятий среди населения распространялись памятки антитеррористического и антиэкстремисткого характера, содержащие информацию о безопасности детей в сети Интернет, о действиях при угрозе или совершении террористических актов, номера телефонов служб экстренного реагирования.

При организации мероприятий в Пермском крае использовались следующие новые формы и виды их проведения: Пермский планетарий совместно с Пермским городским обществом филателистов организовал выставку марок и открыток, посвященных Дню солидарности в борьбе с терроризмом; в детском саду г. Краснокамск прошел «День отказа от военных игрушек», в ходе которого ребята принесли пистолеты, танки и прочие военные игрушки и положили их в общую корзину в группе; руководителем аппарата антитеррористической комиссии в г. Соликамск проведен брифинг со СМИ на тему деятельности антитеррористической комиссии и о реализации в муниципальном образовании мероприятий Комплексного плана противодействия идеологии терроризма в Российской Федерации на 2013-2018 года; в г. Чайковский на оживленной улице на рекламной конструкции размещен баннер «Я помню Беслан 01.09.2004», призванный привлечь внимание горожан к памятной дате; в г. Кизел с учениками  одной из школ проведена игра «Фоторобот подозрительного человека»; в г. Губаха с учащимися младших классов проведен квест «Что за пакетик?», в ходе которого ребята обнаружили «ничей» пакет и проработали алгоритм поведения в данной ситуации — от сообщения взрослым до эвакуации; в детской музыкальной школе г. Краснокамск организована Музыкально-художественная экспозиция «Мы за мир!», призванная показать обучающимся  и их родителям  важную роль  отечественного музыкального искусства в объединении народа, нации в борьбе со злом.    

Проведенные мероприятия способствовали повышению уровню готовности к реагированию на угрозы террористического характера, формированию межнациональной терпимости среди населения региона, приоритета общечеловеческих ценностей, отрицанию терроризма как явления и как метода решения социальных проблем.

О проведении в Пермском крае мероприятий, посвященных Дню солидарности в борьбе с терроризмом

 В Пермском крае в период 27 августа по 15 сентября 2017 года прошли мероприятия посвященные Дню солидарности в  борьбе с терроризмом.

Установление памятной даты непосредственно связано с трагическими событиями, произошедшими в сентябре 2004 года, когда в результате террористического акта в школе № 1 города Беслана Республики Северная Осетия-Алания погибло 334 человека — гражданских лиц и сотрудников правоохранительных органов. Бесланские события потрясли весь мир, никого не оставив равнодушным. Этот памятный день призван символизировать объединение государства и общества в борьбе с общим врагом. Дети и взрослые в России и во всем мире должны знать, что с терроризмом необходимо не только бороться, гораздо важнее и эффективнее предупреждать его возникновение. Только объединившись, можно противостоять терроризму, не только национальному, но и международному.

В память о трагических событиях в Беслане проводились акции «Зажгите свечи», флэш-мобы «Объединимся вместе против террора» с запуском белых воздушных шаров. В социальной сети ВКонтакте проводились акции «Защити детство», где дети и молодежь делали и выкладывали фото в защиту мирной жизни, «Поменяй аватарку в соцсетях на «Я против террора!», «Я хочу в мире жить!», «Наш народ против терроризма».

В нескольких муниципальных образованиях среди детей проводились акции «Дерево мира», где ребята на цветных листах бумаги обводили свои ладошки и вырезали полученный рисунок, написав пожелание о мире, дети прикрепляли рисунки к оформленному декоративному «Дереву мира», у корней которого содержалась информация о Дне солидарности.

В городе Соликамске оформлен стенд рельефно-графических пособий для инвалидов по зрению к Дню солидарности в борьбе с терроризмом «Рельефы мира: Тифлографика – особый взгляд на мир, в поддержку межнационального мира».

На территории края проводились детские игровые программы «Путешествие в страну безопасности!», конкурсы рисунка на асфальте «Мирное небо над головой», «Мы за мир», выставки рисунков «Мы не хотим войны», «Дети против террора», «Мы разные, но мы вместе». По мотивам известной работы Пабло Пикассо «Голубь мира» организованы семейные мастер-классы под названием «Голубь мира», на которых участники создавали свои интерпретации этого рисунка в технике гравюры по картону, а также изготавливали бумажных журавликов, как символ солидарности с общим горем и консолидации усилий за мирное небо над головой.

В Добрянском муниципальном районе прошел концерт «Дети за мир на планете», в г.Перми — концерт «Воскресный вечер с Губернским оркестром», в Соликамском муниципальном районе организована викторина «Россия против террора», а также литературный конкурс стихов и прозы «Слово МИР».

В ряде муниципальных образований прошли беговые марафоны и спортивные эстафеты «Вместе мы непобедимы», «О спорт! Ты-мир!», «Школа выживания», «Военизированная эстафета». В Березниковском муниципальном районе состоялся спортивный турнир по дартсу «Вместе против террора». В Кунгурском муниципальном районе среди учащихся 6-7 классов прошли соревнования по силовым видам спорта «Мы сила России».

Кроме того, в День солидарности в образовательных учреждениях Пермского края на общешкольных линейках проведены «Минуты молчания»; уроки ОБЖ «Терроризм – угроза обществу», «Что такое терроризм и чем он опасен», «Правила поведения в толпе»; уроки мира «Всем миром против терроризма», «Эхо Беслановской печали»; беседы по проблемам терроризма и борьбы с ним «Терроризм не пройдет».

Также с учащимися проведены практические занятия «Действия при угрозе теракта». На уроках показаны видеоролики антитеррористической тематики.

Чтобы привлечь внимание граждан к теме борьбы с терроризмом в муниципальных образованиях Пермского края была организована раздача буклетов «Предупрежден? Значит вооружен!», «Антитеррор», «Как не стать жертвой террористов», «Нет террору!», «Будь бдителен!», «Действия при угрозе и совершении террористических актов» с информацией о действиях при угрозе или совершении террористических актов, номерами телефонов правоохранительных органов, органов безопасности и служб экстренного реагирования. В Карагайском муниципальном районе в период с 27 августа по 3 сентября среди населения распространялись силиконовые брослеты с надписью «Я – против террора», участникам спортивных соревнований, посвящённых Дню солидарности, выдавались футболки с надписью «Мы – против террора!».

В проведении классных часов, бесед и уроков приняли участие сотрудники подразделений по делам ГО и ЧС, представители МЧС России, МВД России, общественных организаций.

Проведенные мероприятия, посвященные Дню солидарности в борьбе с терроризмом, способствовали росту патриотизма среди населения региона, воспитанию уважения к закону, уровню готовности к реагированию на угрозы террористического характера, отрицанию терроризма как явления и как метода решения социальных проблем, развитию дружеских отношений среди населения Пермского края.

#GALLERY#










Документы для скачивания

Статья по изменению УК и УПК РФ (docx, 83 Кб)

Дата публикации 21 февраля 2018
Дата изменения 21 февраля 2018

Просмотреть Скачать

В МЧС России прошел конкурс детских рисунков — Новости

Подведены итоги конкурса рисунков детей сотрудников МЧС России,  посвященного 30-й годовщине МЧС России, который проводился в период с 12 мая по 15 октября 2020 года.  

Поддержание гражданско-патриотического воспитания, формирование уважительного отношения подрастающего поколения к нелегкому труду пожарных и спасателей – важная часть работы МЧС России.

В конкурсе принимали участие дети в возрасте с 3 до 18 лет, которые были условно поделены на три возрастные группы. Работы отбирались сначала на региональном этапе, затем в окружном конкурсе, где были выбраны финалисты. Результаты конкурса определятся на третьем этапе в Центральном аппарате ведомства.

Всего было представлено 151 работа. Победителем в первой возрастной группе стал Денисов Матвей (6 лет), второе место разделили Булышев Артем (6 лет) и Путилова Варвара (6 лет), третье место занял Цыгельников Иван (7 лет). Во второй возрастной группе победила Модестова Анна (14 лет), второе место досталось Шкляевой Виктории (14 лет), третье Иванову Андрею (10 лет). В самой старшей группе победителем стала Частенина Ксения (15 лет), второе место заняла Непокрытая Диана (15 лет) и на третьем месте расположился Корягов Артем (16 лет).

Ознакомиться с работами победителей можно в фойе 1 этажа административного здания МЧС России по адресу: ул. Ватутина, д. 1а, где развернута художественная экспозиция.


Конкурс детского рисунка «Терроризму скажем: НЕТ!»

Мирную счастливую жизнь граждан нарушают беспощадные террористические акты. Они вспыхивают в разных местах. К ним никак нельзя быть готовым, с ними нельзя смириться, против них борется человечество всей планеты. Не так давно погибли дети Беслана, ушли из жизни пассажиры, спешащие на работу в Волгограде, не долетели домой отдыхающие из Египта. Новая волна катится по Европе. Она накрывает Барселону, Лондон. И снова гибнут те, кто не виноват ни в чем, кто вышел с радостной улыбкой навстречу людям и не вернулся домой, потому что его жизнь оборвал террорист. Каждый год мы преклоняем головы 3 сентября в День солидарности в борьбе с терроризмом. Не только в эту дату, а ежедневно помним о том, что террору надо закрыть дорогу, остановить страшные действия, несущие смерть.
Всероссийский конкурс презентаций, рисунков на тему «Терроризму скажем: НЕТ!» должен обратить внимание на опасность проявления терроризма и экстремизма в нашей стране и мире, призвать к здоровому образу жизни и мирному сосуществованию на планете, научить наших детей быстро действовать в чрезвычайных ситуациях, формировать правильное мнение об опасности терроризма в современном мире.
В нашем районе с 1 апреля по 18 мая 2018 года был проведен районный конкурс детского рисунка «Терроризму скажем: НЕТ!». Ученики Лазовской, Сокольчинской, Глазковской и Киевской школ приняли в нем участие. Победители конкурса были награждены грамотами и благодарностями Главы администрации Лазовского района, а их работы были размещены на сайте Администрации муниципального района, затем на сайте Антитеррористической комиссии Приморского края, и в конечном итоге на сайте НАК (Национальный антитеррористический комитет) Российской Федерации. Теперь рисунки наших детей смогут увидеть люди нашей необъятной страны и задуматься над этой серьезной проблемой глазами детей.
3 сентября в день памяти жертв терроризма в Лазовском доме культуры будет организована выставка всех работ юных художников Лазовского района на тему «Терроризму скажем: НЕТ!». И пусть работы детей заставят задуматься тех, кто бесчинствует, а у детей сформируется нетерпимое отношение к проявлению терроризма.
Приходи, посмотри и задумайся…
Татьяна ШУШАРИНА.
Рисунок Матвея Галузо.

Похожее

Радикализм и терроризм в 21 веке

| 293 →

Даниэль Прзастек и Эльжбета Боровска

Тема терроризма в искусстве 21-го века век

1. Введение: Терроризм как форма политического театра

Современное искусство — это отражение реальности внешнего мира наше окно. Феномены современной культуры имеют смысл только тогда, когда они касаются актуальных и актуальных для нас вопросов, которые демонстрируют, что сущность искусства неотделима от жизни общества.Сами художники избегают тем, не связанных с сегодняшним миром. Художественное творение — это нечто большее, чем просто развлечение, с более высокими целями, чем просто изображение красоты или демонстрация художественных навыков. Основная цель художественных произведений — обратиться к социальным явлениям, влияющим на жизнь как местного, так и глобального сообщества. Художники, являющиеся частью этих сообществ, реагируют на свои болезни и в своих произведениях искусства изображают мир таким, каким они его видят. Обращение к жизни других граждан, а также актуальность — важные элементы художественной жизни.Таким образом, здесь следует упомянуть понятие политического театра. Принято считать, что политический театр был впервые представлен Эрвином Пискатором, -1 , немецким театральным художником и продюсером, одним из представителей великой трансформации театра, произошедшей в начале двадцатого века — Великой реформы театра. . Именно тогда постановщик театра стал ключевым лицом театральной постановки. Те артисты ставили пьесы всеми доступными средствами, заставляя актеров, декорации и музыку работать на одну цель, а именно — на спектакль.Пискатор решил заполнить сцену текущей политикой. Его стиль работы основан на его историческом опыте. Его выступления представляли собой графические коллажи, показывающие абсурдность войны, социальное неравенство, а также несправедливость и очернение, которым подвергается обыватель. С тех пор социальные вопросы широко обсуждались в современном театральном мире. «Правда и ничего, кроме правды» стало главным девизом театра. Театр передал ритм улиц, их шум и атмосферу.Этот пульсирующий ритм и актуальность стали занимать все больше места на сцене. Использованы все современные технические новинки — экраны, кинематографы, световые и теневые эффекты. Эта конвенция перекликалась со страницами газет, полными политических лозунгов и суровости повседневной жизни. Становилось все более распространенным привлекать аудиторию чрезвычайно привлекательными образами, чтобы изобразить ← 293 | 294 → болезни современного мира. Эта картина составляет основу определения политического театра.Согласно словарю, это «театральная форма, посвященная конкретным политическим событиям и представляющая конкретную политическую повестку дня. Артисты, практикующие этот вид театра, используют различные сценические средства и типы текста. (…) Радикальная форма политического театра агит-поп , театр пропаганды. (…) В широком метафорическом значении политический театр включает в себя произведения и спектакли, изображающие механизмы политической жизни и касающиеся моральных аспектов власти и т. Д. Посредством анализа (…) они приглашают зрителей взглянуть на реальность с политической точки зрения. перспектива. 2 В то время, когда было создано вышеупомянутое определение, то есть в 1990-е годы, проблема терроризма, о которой говорилось в названии этой статьи, не входила в число самых актуальных политических проблем мира. Это было не глобальным, а узкоспециализированным явлением, и поэтому художественный мир рассматривал его как маргинальное. Опыт нападения на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 г. вызвал у художников более пристальный интерес к этой области. Тема терроризма широко обсуждалась в обществе.

Для уточнения масштабов темы терроризма, для целей данной статьи были приняты определения, описанные ниже. Слово терроризм происходит от греческого слова treo , что означает трепетать, бояться, пугаться, убегать, латинского слова terreo — вызывать тревогу и oris — внушать страх. Это демонстрирует, что цель терроризма — внушить страх и страх. Запугивание. В современной перспективе терроризм следует отличать от террора — то есть методов, применяемых в отношении собственных граждан с целью управления системой репрессий, применения насилия со стороны государственных органов и служб безопасности, наблюдения.Терроризм, напротив, предполагает спланированное и долгосрочное применение насилия в отношении определенных государственных структур и социальных групп. 3 Его жертвами становятся беззащитные люди, обычные граждане и случайные прохожие, оказавшиеся на месте происшествия. Его цель не в простом применении насилия. Важной целью терроризма является распространение конкретных идей через средства массовой информации, которые широко освещают любые террористические атаки.

Проблема международной безопасности в настоящее время находится в центре внимания современных политиков всего мира.Стратегии обеспечения общей безопасности и борьбы с терроризмом обсуждаются среди политиков самого высокого ранга, и каждый инцидент мгновенно освещается средствами массовой информации. Этот вопрос затрагивает и вдохновляет художников, а также искусствоведов. Насилие, конфликты, злоупотребление силой у ← 294 | 295 → действительно, всегда был важным мотивом в художественном творчестве. На это можно смотреть с двоякой точки зрения. С одной стороны, с точки зрения вдохновения для художников, которые в своих работах затрагивают тему жестоких социальных явлений. Одним из первых, кто использовал военную травму в качестве художественного мотива, был Франсиско Гойя, испанский художник, работавший на династию Бурбонов. В своей серии The Disasters of War он показал последствия наполеоновских сражений. Работы Пабло Пикассо или поэта Бласа де Отеро, вдохновленные бомбардировкой Герники в 1937 году, находятся в том же духе. Оба они создавали антивоенные пьесы в честь убитых. Точно так же сегодня художники в своих работах художественно используют террористические акты. Однако есть и другой аспект насилия в искусстве.Это касается ограничений, налагаемых на неоднозначную работу. В такой ситуации именно искусство работы становится жертвой насилия. Например, «Олимпия» Эдуарда Мане, написанная в 1863 году, изображающая обнаженную проститутку, одетую только в дорогие драгоценности и пару туфель, соскользнувшую, встречая зрителя провокационным взглядом. Такая вещь не могла быть воспринята публикой во второй половине XIX века. Возмущенные зрители в знак протеста закололи картину зонтиками.Подобное поведение наблюдалось в Польше и уже после 1989 года. Здесь следует особо упомянуть выставки в Национальной художественной галерее «Захента». В ноябре 2000 года известный польский актер в сопровождении журналистов повредил саблей несколько работ, представленных на выставке Петра Укланского, Нацисты . Инсталляция объединила 164 фотографии известных актеров в нацистской форме из фильмов, в которых они играли. Фотографии были показаны без каких-либо подписей и комментариев.Через месяц во время юбилейной выставки была представлена ​​инсталляция Маурицио Каттелана « Девятый час ». Он состоял из скульптуры Папы Иоанна Павла II, разбитой о землю метеоритом. Это вызвало возмущение среди правых журналистов и депутатов. Сначала фигуру накрыл белой простыней (саваном) журналист и путешественник Войцех Цейровски, а затем камень удалили депутаты польского парламента — Галина Новина-Конопчина и Витольд Томчак. Таким образом, произведение искусства было повреждено. 4 Вышеописанные инциденты демонстрируют более широкую тенденцию к ограничению свободы художественного выражения в Польше. Их можно рассматривать как насилие над артистической деятельностью. Они являются следствием интерпретации и оценки искусства согласно моральным и религиозным стандартам, а не эстетическим категориям. Это связано с недостаточным уровнем культурного образования. Художественные события анализируются напрямую, без необходимой перспективы или ← 295 | 296 → фон.Хотя это важная проблема, связанная со свободой и независимостью художников, она не является центральной темой данной статьи. Основная тема статьи — вовлечение художников в анализ явлений из мира политики, а именно проблемы терроризма.

Это беспокойство вызвано несколькими причинами. Современный мир полон тревог и опасностей и поэтому является плодородным источником вдохновения для художников. Социальные последствия террористических атак составляют важную характеристику эмоциональных и личных сообщений, а также являются важным фактором мотивации и поведения отдельных лиц — как жертв, так и террористов. Таким образом они создают одну из форм политического театра — театр фактов, представляющий реальные события, отфильтрованные через эмоции художника. Представленный ниже анализ будет сосредоточен на современных формах художественной деятельности, связанных с террористическими актами, которые имели место в Европе в 20 -м и 21-м веках. Он будет относиться к произведениям Торстена Бухштайнера, Симона Стивенса и Малгожаты Сикорска-Мищук, которые в своих пьесах затрагивают проблему угрозы терроризма для современного порядка в нашей части мира.В своих работах они ссылаются на события, связанные с немецким терроризмом, конфликт между Чечней и Россией и события, произошедшие в Лондоне в 2005 году. 5 Однако их работы не являются грандиозным политическим эстрадным шоу, характерным для Эрвина Пискатора. , но представляют собой скорее интимные драмы, нацеленные на показ эмоций и поведения людей. Их всех объединяет — хотя одна из работ несет в себе гротескный оттенок — это попытка привлечь внимание зрителей к борьбе, переживаемой отдельными людьми, их чувствам и отношению к трагическим событиям.

В диссертации указывается, что художники, будучи частью общества, в своих произведениях решают различные проблемы, которые имеют решающее значение для функционирования сообщества. Сформулированные ими диагнозы, переданные с помощью многослойных метафор, значительно способствуют повышению общественной осведомленности и составляют важный элемент дискурса о современном терроризме, а также о его месте и значении по отношению к искусству. Это также чрезвычайно актуальная и важная документальная работа, которая намного опережает усилия историков и журналистов.Такие пьесы приобретают более глубокий смысл во время сценических представлений, когда представленные факты вступают в противоречие с интерпретацией, предложенной постановщиком, и с ее восприятием публикой. Таким образом, произведения становятся достоянием общественности и становятся непреходящим элементом культуры. Это, в свою очередь, повышает осведомленность зрителей. ← 296 | 297 → Таким образом, создается социальная связь, демонстрирующая, что проблема терроризма касается не только узкого круга политиков, но также затрагивает художников и аудиторию художественных мероприятий, а в более широкой перспективе — все общество.

Анализируя феномен терроризма в контексте искусства, стоит упомянуть еще одну возможную интерпретацию. Слова американского эксперта по безопасности Брайана Дженкинса станут хорошей отправной точкой. Дженкинс утверждал, что: «Терроризм — это театр (…), направленный на тех, кто смотрит (…). Террористические атаки часто тщательно спланированы, чтобы привлечь внимание электронных СМИ и международной прессы ». 6 Террористический акт становится спектаклем, который по своей форме направлен на привлечение внимания общественности к определенным фактам и требованиям злоумышленников.Исходя из вышеизложенного наблюдения, терроризм при радикальном подходе можно назвать перформансом. Действительно, это продемонстрированная, выставленная деятельность и ее актуальная презентация. Это конкретное поведение, то есть то, что люди делают, когда на самом деле это делают. Этот тезис был выдвинут американским профессором перформанса, академиком, редактором, театральным режиссером и критиком Ричардом Шехнером. По словам Шехнера, терроризм — это особый вид мультикультурной социальной драмы, и в глобализированном мире он затрагивает все больше и больше людей. 7 В нем задействованы актеры, четко спланированный сценарий и, как следствие освещения в СМИ, массовая аудитория.

Феномен терроризма удачно описал ливанский художник Рабих Мруэ, который перевел его на язык театра в форме перформативной лекции с элементами кино, монтажа и документальной работы. Его трилогия — это увлекательное разоблачение террористов, показывающее, как их политическая деятельность основана на самотворении. Видеозаписи с последними словами террористов, которые собирались совершить теракт-смертник, показывают, как они манипулируют словами с целью самотворения.Плакаты с джихадистами, размещенные по Сирии, оказались сфабрикованными. За основу были взяты фотографии военной формы, на которые наклеены улыбающиеся лица погибших боевиков. Это не только акты терроризма, но и побуждают к дальнейшим перформативным действиям. То же самое происходит в контексте написания драмы. Реальные события терактов становятся источником вдохновения для драматических произведений, а затем и для постановочной деятельности в форме театрализованного представления. Таким образом, появляется двойная производительность.Картина из реальной жизни, представляющая собой представление определенной деятельности в виде теракта, становится художественным явлением ← 297 | 298 → в замкнутом пространстве здания театра. Стоит подчеркнуть, как реальные события становятся вымышленными и влияют на общественное мнение.

Террористические акты все чаще становятся темой театральных постановок. Как уже было сказано, эту тему следует рассматривать как относящуюся к политическому театру, однако может наблюдаться определенная разница. Модель сценической деятельности, которую практикует Piscator, была направлена ​​на социальные изменения.Его выступления должны были вдохновить зрителя, заставить его переосмыслить свое мнение. Это было целью различных форм пропаганды или революционного театра, которые пропагандировали определенные ценности или были направлены на преобразование старого порядка. В этом контексте в современном театре тема терроризма выступает как комментарий, как представление определенных явлений. Он не используется в качестве важного компонента, призванного повлиять на аудиторию или добиться определенного отношения. Одна из первых пьес, посвященных проблеме нападения на ЦМТ в Нью-Йорке, — это Happiness Лори Андерсон, написанная в 2002 году.Это ни в коем случае не увлеченная пропагандистская работа, а, скорее, отчет о чувствах, пережитых обществом после терактов 11 сентября -го годов. Современные пьесы, посвященные проблеме терроризма, не создают той вселенной, что исторический политический театр. Привык делать. Здесь искусство должно предостерегать от идеи борьбы и ее последствий. Это становится предупреждением, знаком вопроса. Эти произведения искусства также являются эффектом увлечения конкретными фигурами, причастными к террористическим организациям. Примером такого объекта увлечения может быть Ульрике Майнхоф, соучредитель немецкой фракции Красной армии. Сегодня она считается феноменом поп-культуры и источником вдохновения для драматургов.

2. Rote Armee Fraktion в поп-культуре

То, как террористическое движение развивалось в Западной Германии в конце 1960-х годов, определялось социальным ландшафтом этой страны. С одной стороны, в течение 1966–67 годов страна переживала экономический спад, который значительно опроверг миф о том, что это экономическое чудо, и подорвал чувство экономической стабильности среди ее граждан.В то время одной из самых актуальных проблем, как для Западной Европы, так и для США, была рождаемость — следствие окончания Второй мировой войны. У молодого поколения были свои амбиции, мечты и собственное представление о том, как должна выглядеть их жизнь, и они ожидали широкого доступа к образованию, более либеральных моральных и социальных правил и большего количества мест в университетах. Такой образ мышления породил студенческое движение 60-х годов. Более того, была еще одна нерешенная проблема, с которой боролась Федеративная Республика Германия, а именно отношение к прошлому.Молодежь очень подозрительно относилась к поколению, причастному к ← 298 | 299 → функционирование Третьего рейха. Денацификация не искоренила из общества всех бывших офицеров гестапо и членов СС. Некоторые из них все еще занимали государственные должности с молчаливого одобрения общины. История была табу, и многие делали вид, что не помнят времен войны. В конце концов, дети восстали против своих родителей, требуя услышать правду о прошлом. 8 Молодежь выразила протест своим учителям и образцам для подражания.Государственные власти подвергались критике за неспособность внести изменения в страну, а также подвергалась критике внешняя политика за отсутствие четкой позиции, осуждающей операции США во Вьетнаме. В такой обстановке 2 июня 1967 года 33-летняя журналистка Ульрике Майнхоф опубликовала статью, в которой возражала против визита иранского шаха Резы Пехлеви. В результате был организован студенческий протест, в ходе которого Берно Онесорг был застрелен при невыясненных обстоятельствах. Именно в честь этого события и назвала себя первая террористическая организация Германии — Движение 2 июня.В качестве акта мести эта крайне левая группа подожгла несколько магазинов во Франкфурте-на-Майне. Так зародилась Фракция Красной Армии, возглавляемая Андреасом Баадером и Ульрикой Майнхоф. Майнхоф присоединился к группе в 1970 году и стал их главным теоретиком. Она отказалась от тихой жизни матери близнецов и прошла тренинг, организованный палестинской организацией Аль-Фатх. Вступая в кровопролитную борьбу, провозглашая радикальные, экстремистские лозунги, грабя и убивая, она в то же время утверждала, что все это было сделано для защиты угнетенных и неосведомленных масс.Этот левый журналист претерпел невероятную трансформацию. Отказавшись от насилия как средства политической борьбы, она превратилась в символ одной из самых жестоких банд, считавших вооруженную борьбу единственным справедливым методом действий. Таким образом, преступное деяние стало политическим. А поскольку боевые действия требовали жертв, ни в чем не повинных людей убивали во имя все более радикальных лозунгов. В 1976 году Майнхоф покончила жизнь самоубийством в камере, будучи приговорена к пожизненному заключению. 9 История РАФ является источником множества легенд и мифов, но она также стала отражением определенных тенденций, которые все еще можно найти в массовой культуре.Зло всегда было привлекательно. Средневековые ведьмы, сжигаемые на кострах, или публичные казни путем обезглавливания всегда привлекали толпы зевак. Баадер и Майнхоф — современная версия Бонни и Клайда — молодые, стремящиеся к риску, нарушающие все правила и готовые к борьбе по принципу «все или ничего» во имя некоторых абстрактных идей, неопределенных для всех, кроме них самих. Аура беззакония, неповиновения и безумия впечатлила молодых и ← 299 | 300 → стимулировали их воображение. Была еще одна причина.Как отметила Эва Войчак, актриса и руководитель студенческого Театра Восьмого Дня, который выступал одновременно с первыми террористическими актами Королевских ВВС: «Наша небольшая группа не одобряла тот факт, что было всеобщее признание того, как система лечила людей. Это беспомощность и отчаяние, которые проникают в умы молодых людей, когда они не могут обратиться к обществу, чтобы выразить свою неприязнь к определенным вещам. В такой ситуации стоит задуматься о любых действиях, направленных на то, чтобы помочь людям избавиться от безразличия и апатии. 10 Эти слова кажутся очень подходящими, поскольку они указывают на глубокое бессилие, которое испытывается в повседневной жизни, когда остается только борьба за заветные идеи и ценности, даже если большинство людей не разделяют их. Аура беззакония, бунтарства и безумия, которую окружали RAF, будоражила умы молодежи. Эффектная форма террористических атак, их бравада и креативность привлекли растущую аудиторию, а также гарантировали освещение в СМИ. Таким образом СМИ увеличили свою прибыль и повысили рейтинг своей аудитории.Популярность банды Баадер-Майнхоф повлияла и на художников, которые и сегодня вспоминают эту историю. Однако определенная закономерность наблюдается. В Польше акцент делается на фигуре Ульрике Майнхоф, ее жизненном пути человека, вынужденного действовать решительно и встать во имя определенных ценностей. В Германии на RAF смотрят под другим углом. Это считается одной из нерешенных проблем, касающихся собственной истории и идентичности. Подобно осознанию того, что нацистский период не получил должного объяснения, террористические акты интерпретируются аналогично как результат процесса, порождающего насилие.Индивидуальная мотивация считается второстепенной. Важным становится только террористическая деятельность, однако лишенная какой-либо более глубокой интерпретации или обоснования. Принуждение и злоупотребление силой изображаются как развлечение членов банды. Это хорошо интерпретировала Эльфриде Елинек. Ее пьеса « Ульрике Мария Стюарт » в постановке Николаса Стеманна в театре Талия в Гамбурге 11 предполагает, что идеологической борьбе вообще не уделялось первостепенного внимания. Вместо этого пьеса сосредотачивается на конфликте между Ульрике Майнхоф и Гудрун Энслин, представляя фигуры Марии Стюарт и Елизаветы I, которые сталкиваются не из-за политических идей, а из-за внимания Андреаса Баадера. В одной из сцен режиссер выбрал сатирическую музыкальную форму, чтобы изобразить героинь в виде двух гигантских вагин, спорящих о том, кого из двоих предпочитает террорист. Здесь изображена некая борьба за женственность и право ← 300 | 301 → чтобы выразить свою сексуальность. Безумие и личные цели заслонили когда-то ценимые идеалы.Текст Елинека был одним из голосов в широкой дискуссии о реальной мотивации деятельности RAF, которая открыла новые области интерпретации. Это также демонстрирует, насколько глубоко укоренился феномен немецкой террористической группировки в общественной памяти. Однако его восприятие не несет в себе инсайта — это, скорее, элемент поп-культуры. Так же, как футболки с изображением Че Гевары или Ленина — обычное явление, существует целая линия одежды под названием Prada Meinhof. Эти продвигаемые продукты приносят прибыль как часть капиталистической системы, с которой Майнхоф, как ни парадоксально, когда-то боролась.Сегодня в коллективной памяти остались только отпечатки и логотип банды, но без какого-либо осознания или знания о террористической группе и зверствах, которые она совершила. Травматический опыт 70-х был банален. Восприятие RAF может напоминать средневековый образ Робин Гуда, который грабил богатых, чтобы отдать их бедным. Эта перспектива менее интересна политикам, но остается источником вдохновения для тех, кто создает музыку, изобразительное искусство и пьесы. Несмотря на заметно поверхностный и, возможно, негативный прием, это следует считать успехом, поскольку эта творческая работа указывает на реальную роль и значение этой террористической организации.Он способствует повышению общественной осведомленности — правда, не посредством фактов, а посредством метафорического повествования.

Особое внимание в Польше уделяется фигуре Ульрике Майнхоф. В 2006 году театры Уста Уста из Познани и TR Warszawa в сотрудничестве с Художественным центром M25 объявили конкурс на лучшую пьесу под названием: Быть Ульрикой М. Победителем стал драматург Малгожата Сикорска-Мищук. сценарист. Ее пьеса под названием « Смерть человека-белки» , 12 — это гротеск, перекликающийся в стиле « Месячного Питона » или анимационного ситкома « Южный Парк».

Пьеса Сикорской-Мищук представляет собой видение зарождающегося зла, которое происходит именно из искаженной идеи и превращает своих последователей в машины для убийства. Однако насилие возвращается к главным героям и бьет их вдвое сильнее, оставляя им лишь тени того, кем они были раньше. Представленный рассказ ставит вопросы о причинах и результатах агрессии, видимой в обществе, политике или театре. Центральная фигура спектакля — одноименный Человек-белка. Он законопослушный, трудолюбивый и послушный гражданин.Он платит налоги, беспокоится о ссуде и невольно поддерживает режим. Он умирает каждый день, но затем каждый день он возрождается, полный доверия и любви к своим мучителям. Как и в реальном мире, террористы не проявляют пощады к своим жертвам. Человек-белка должен страдать ради общего блага. Он представляет общество, которое, особенно в начале ← 301 | 302 → 70-е, восхищались членами банды Баадер-Майнхоф, втайне желая, чтобы у них хватило смелости пойти по их стопам.Немцы просто были готовы к компромиссу, были счастливы жить своей потребительской жизнью и создавать свою повседневную реальность. Реальность, построенная на вреде, нанесенном многим народам.

Как и в работе Елинека, здесь Ульрика и Энслин также обсуждают сексуальный аспект своей жизни. Хотя Ульрика хочет отказаться от физических потребностей, она признает, что по ночам она жаждет их удовлетворения. В конце пьесы Ульрика начинает увлекаться Человеком-белкой. Она признается, что раньше не слушала его, и кокетливо улыбается ему.В этот момент ее, вероятно, начинает понимать, что что-то пошло не так — что борьба, которую она ведет, и то, как она ведется, неправильные. Вместе со своей жертвой они связывают веревку, которую Ульрика планирует использовать, чтобы повеситься, но в конечном итоге этого не происходит. Вместо этого Человек-белка вешается на галстуке, плененный Ульрикой до самого конца. У РАФ больше жертв. Один из них — мягкосердечный полицейский — позже он ранен в мягкое сердце, но в конце концов получает новое.Несмотря на то, что Андреас Баадер и обе женщины неоднократно высмеивали и смеялись над ним, вначале он был на стороне террористов. Он скрупулезно выполняет свои обязанности, но при этом улыбается террористам и болтает с ними. Полицейский рад, что удостоился чести арестовать знаменитого Андреаса Баадера, великого мыслителя и провидца. Сначала Баадер представляет себя Античеловеком, человеком, от которого никто и ничто не может скрыться, всезнающим существом.

Таким образом, автор интересным образом продемонстрировал, как теракты РАФ повлияли на действия полиции.Сначала они действительно были ограничены. В первые годы своей деятельности у группы было много сторонников среди ученых и высокопоставленных лиц. Между тем, после Второй мировой войны немецкая полиция не пользовалась большим уважением среди граждан, как это было в Польше после 1989 года. Для немцев полицейская форма по-прежнему отбрасывала позорную тень офицеров СС, СА и гестапо. Возможно, этим объясняется некоторая медлительность и неуклюжесть действий, предпринимаемых в отношении членов банды. Лишь позже, когда террор усилился и число жертв увеличилось, были приняты решительные шаги, направленные на укрепление системы, на этот раз при полном одобрении общества.Аналогично, в пьесе Полицейский сначала выражает свою симпатию и восхищение, но затем его очерняют, а затем выстреливают в сердце. Затем рождается новый полицейский — с новым сердцем. А этот не знает ни жалости, ни сострадания. Он делает жестокий рентген Ульрике и затем запирает ее в клетке, а также кормит Андреаса и Гудрун трупом их политического врага.

Пьеса Сикорской-Мищук ищет истину об источнике зла и о том, что таится в душе человека.Человек-белка — это не просто ← 302 | 303 → одна из жертв RAF — он сумма всех жертв, общество, с которым экспериментируют. Он верит в высокие цели банды Баадер-Майнхоф и пытается понять, что движет ее членами. Однако через некоторое время он понимает, что что-то не так, что-то не удалось. Как можно таким образом исцелить мир, если даже такие ограничительные меры ни к чему не привели? Этот вопрос адресован каждому из нас, и каждый из нас должен найти на него ответ самостоятельно.Как мы хотим защитить себя от агрессии и разорвать порочный круг лицемерия, закрывающего глаза на собственные грехи и проступки. Спектакль не касается мотивации Ульрике, Андреаса и Гудрун. Это лишь подготавливает почву для дальнейших дискуссий об агрессии, которая где-то глубоко скрывается в каждом из нас.

Можем ли мы действовать без насилия? Как упоминалось выше, насилие привлекает людей, и многие находят это увлекательным. Миф о Баадер-Майнхоф не стал бы устойчивым феноменом массовой культуры, если бы те же идеалы были представлены во время мирных протестов.Это постоянная тема спектакля Натальи Корчаковской, подготовленного в Театре Киприана Камила Норвида в Еленя-Гуре в 2007 году. Зрелище похоже на революцию, полную сюрпризов и неожиданных поворотов. Это игра внутри игры с многослойным сюжетом. С одной стороны — репетиции театра, с другой — рассказ Ульрике Майнхоф (Лидия Шнайдер), Андреаса Баадера (Петр Журавски) и Гудрун Энслин (Магдалена Кузневская). Также вводится новая фигура — довольно поверхностная женщина-режиссер (ее играет Анна Людвика), которая постоянно пытается контролировать происходящее на сцене.Корчаковская не пытается оправдать применение силы — будь то в повседневной жизни или в театре. Однако она задает вопрос: есть ли что-то изначально злое и испорченное? Она пытается скомпрометировать миф о Prada Meinhof именно с помощью своеобразного показа мод. Актеры заигрывают со зрителями так же, как сначала заигрывали террористы с обществом. Однако агрессия закручивается по спирали и непрерывно разыгрывается. Террористы выглядят так, как будто они только что сошли с подиума — они модные, хорошо одетые, уверенные в себе.Это подчеркивает, как легенда RAF изображается в современной поп-культуре.

Представленное изображение немецкой террористической организации показывает, что драматическое искусство стремится изучить и понять, как функционирует группа. Эти работы не содержат фактических данных или документального обзора событий. Их основная цель — изучение индивидуальных мотивов и их социального воздействия. Театр, являясь интимной встречей художника и публики, использует реальные события для создания собственных повествований, как в случае с РАФ.Пока историки интерпретируют события, сцена становится местом, где создаются или демифологизируются легенды. ← 303 | 304 →

3. Слезы женщин — Дубровка 2002

Чечено-российский конфликт восходит к концу восемнадцатого века, когда царские войска начали подчинять чеченские территории. Решимость России сохранить господство после распада Советского Союза спровоцировала серьезный конфликт, который официально закончился в 2002 году победой России, которая затем представила план нормализации.Республика Ингушетия, хотя формально стабилизировалась, продолжала становиться свидетелем партизанской войны и террористических атак. Стремление к независимости, а также чувство гордости и свободы характерны для кавказских общин. Право на самоопределение привело к одному из самых драматических террористических актов начала 21 -го -го века.

23 октября 2002 года чеченский отряд из 42 боевиков во главе с Мовсаром Бараевым захватил театр на Дубровке в Москве, где 800 зрителей смотрели мюзикл Норд-Ост , а внутри находились 122 артиста и сотрудники.Помимо россиян среди зрителей было несколько десятков иностранных граждан. Террористы заложили взрывчатку по всему театру, угрожая взорвать все здание, если Россия не выйдет из Чечни. На третий день осады российский спецназ штурмовал театр, закачав в здание неизвестный паралитический газ незадолго до налета, в результате чего террористы успокоились и не смогли взорвать взрывчатку. Помимо чеченцев, в результате операции погибло 130 заложников.Правительство России оценило операцию как большой успех. 13 Первоначально объектом нападения был не театр, а здания Государственной Думы и Совета Федерации, по признанию Шамиля Басаева, задумавшего атаку и подготовившего спецназ. К операции готовились с весны 2002 года. Выбор спектакля не случаен; это было символично, потому что мюзикл весело пробуждал нежные и ностальгические воспоминания о советских временах.Перед нападением террористы вели разведку, посещая другие спектакли театра. Их оборудование было идеально подготовлено и могло убить всех, кто находился внутри. 14

Инцидент имеет и другое, чисто театральное измерение. Ссылаясь на принципы перформанса, следует отметить, что теракт на ← 304 | 305 → театр превратился в особый вид зрелища. Зрители, пришедшие на спектакль по незнанию, стали героями совсем другого произведения.Террористы поставили новую драму, за которой весь мир наблюдал с верой в то, что трагическое событие дойдет до своего счастливого конца. Это послужило основой для драмы Торстена Бухштайнера. Немецкий актер, драматург и сценарист, он назвал свое произведение в честь мюзикла, поставленного в тот роковой октябрьский день на Дубровке, Нордост. Однако это не музыкальное зрелище, а сдержанная пьеса для небольшой аудитории, сфокусированная на представлении персонажей и их мотивов; крупный план нападения с трех разных сторон, трех точек зрения, трех пар слезящихся глаз.Три женщины, что не было случайностью, учитывая их причастность к теракту, разного социального статуса и взглядов, сплелись в драматическом месте. Их привели сюда разные причины. Зура — шахид, участвовавший в теракте, вдова чеченца по имени Аслан. Вторая женщина — Тамара, терапевт латвийского происхождения, овдовевшая русским по имени Николай; она помогает жертвам нападения. Третья женщина — Ольга, российский бухгалтер, замужем за россиянином по имени Олег, который пришел посмотреть спектакль с мужем и дочерью.Несмотря на то, что каждая история уникальна и лична, у них есть определенные общие черты. Все станут вдовами, а трагедия и отчаяние одинаковы для всех трех женщин, независимо от их национальности и социального положения.

Зура раньше работала лаборантом в Чечне. В нападении 23 октября -го -го был причастен шахид с таким же именем. Это была тетя Мовсара Бараева, вдова и самый строгий мусульманин, которая даже не открыла лицо. Героиня, как и большинство женщин из этого региона, вышла замуж очень рано; однако ей посчастливилось выйти замуж за любовь всей своей жизни.Ее муж был застрелен русским в Грозном во время войны. Травма, которую она пережила, была серьезной: муж был для нее всем; И не только потому, что она его нежно любила, но и потому, что овдовевшая женщина в Чечне ничего не стоит. Будучи отвергнутой семьей и обществом ее мужа, она встретила Селу, давно потерянную ее подругу. Из-за нее она стала террористкой. Ее двигало только одно, и это была любовь. Чеченские женщины, привязывающие к бедрам взрывчатку, хотят воссоединиться со своими мужьями, восстановить свою честь и обеспечить себе место на небесах.Когда умер ее муж, она тоже пережила собственную смерть. Чувство беспомощности привело ее прямо в московский театр. Однако глубоко в душе она хотела жить нормальной жизнью. История этой чеченки демонстрирует повседневные дилеммы женщин, борющихся с реальностью, которая только с виду является царством мужчин.

Тамара — врач из Москвы. Хотя она родилась в Латвии, она живет в этом городе из-за своего русского мужа Николая, который служил в Чечне. ← 305 | 306 → В результате кровопролития во время войны и ужасной реальности он не мог больше справляться с собой и в конечном итоге покончил с собой.Ее история показывает, в какой степени отсутствие физической близости и, что наиболее важно, отсутствие принятия и взаимности в отношениях может повлиять на человеческую психику. Каждая женщина желает быть удовлетворенной, в том числе и интимных ощущений, хотя иногда это может вызывать смущение.

Ольга наслаждается наиболее оседлой жизнью из этих троих, работая бухгалтером и, как тысячи других московских женщин, живет простой жизнью вместе с любимым мужем и дочерьми. Спектакль для нее — долгожданное событие и важный момент для каждого члена семьи.Ее брак мирный, основанный на доверии и взаимном уважении. Посвящение семье — это скорее радость ее жизни, чем великая жертва.

Трагические события московского театра объединяют анонимных женщин, несмотря на многие различия между ними. Сила драмы проявляется в том, как она показывает, что, хотя люди могут быть разными, все они одинаково реагируют и одинаково переживают, когда на карту поставлены жизни их близких. После умиротворенной начальной части, полной меланхолических размышлений и воспоминаний, начинается настоящее зрелище.Удивление и недоверие публики поражает; изначально это не страх и не ненависть. Кто такие террористы? Для москвичей война в Чечне — отдаленная кампания, которая, по официальным сообщениям, завершилась. В пьесе происходит столкновение между двумя сторонами, забывчивыми русскими и обиженными чеченцами. Они не понимают друг друга словами невысказанных и безмолвных взаимных обвинений, о которых сигнализирует не что иное, как многозначительные взгляды, пронизывающие атмосферу.Никто не чувствует себя понятым. Зрители в ужасе, не понимая, чего от них ждут и что они со всем этим могут делать. Однако остается проблема в том, что невозможно отличить злодея от невиновного. Люди верят, что дома они в безопасности, и опять же их чувство безопасности пошатнулось. Ключевой вопрос, затронутый в пьесе, — это стыд, человеческая реакция. И позор женщины, когда Бараев требует от Зуры снять чадру, и позор физиологии, когда заложникам нужно спуститься в оркестровую яму.Для этого им приходится стоять в длинной очереди и терпеть взгляды других людей. Таким образом, человек подвергается унижению и анимализации.

В Nordost автор поднимает важную проблему человечества. Возникает вопрос: а где же заканчивается борьба? Где границы борьбы с терроризмом и борьбы за свободу? Вывод, к которому можно прийти при просмотре спектакля, вряд ли оптимистичен. Человеческая природа настолько жестока, что такой границы нет. Всегда есть кто-то, для кого другой человек ничего не значит.Одна из центральных тем драмы — борьба за другого человека; оба боя во время ← 306 | 307 → театральная атака и борьба Тамары за принятие мужа. Женщины борются за своих мужей и детей. В тот момент нет ничего важнее, даже собственной жизни. Присмотревшись к террористам, можно заметить, что женщины — это те, кто готов принести высшую жертву. У мужчин же, наоборот, намечен путь побега. Драма показывает женщин, которые во имя Аллаха готовы к высшей жертве и в течение 12 месяцев были обучены отдавать свои жизни.Женщина, которая борется за своих близких, ни о чем другом не думает, она полностью посвящена борьбе и борется до конца. Как Тамара, которая боролась за дочь Таню и мать; как Ольга, которая боролась за мужа и дочь Майю; как и многие другие женщины в тот день. Часто это проигранный бой, но боец ​​не сдается. Во время налета погибло много людей, в том числе дети. Хотя сепаратисты освободили иностранцев, они не хотели освобождать детей. Двенадцатилетних мальчиков когда-то забрали русские войска; точно так же российские дети понесли наказание за политику правительства.Большинство из них были разлучены со своими родителями и находились в верхнем кругу. Таким образом, учитывая химические отравляющие вещества, использованные спецназом в рейде, многие из них были спасены, так как более тяжелый газ не успел так быстро попасть на балкон. В конце концов, спустя почти два дня осады, стало ясно, что нападение, от которого должны были выиграть чеченцы, превратилось в ловушку. Мужчины были готовы к побегу, а женщины не знали, что делать, будучи полностью объективированными.Их эксплуатировали, никто не собирался о них заботиться. Зура воспринял это очень лично, как предательство. Эта горечь и разочарование дали ей силы бежать и отомстить Мовсару, который еще минуту назад казался ей очень близким. Когда российский спецназ начал закачивать газ в здание, она впала в панику и начала бороться за свою свободу. Финальные сцены действительно резкие, весь спектакль набирает обороты и быстро вращается. После того, как спецназ ворвался в здание, следует расстрел, пленных не жалеют; приказ — убить подавленных газом боевиков и не пощадить тех, кто еще находится в сознании.Тамара ищет дочь и маму. Она больше не подавляет свои эмоции, ища самое дорогое для себя — своих близких. В эпилоге возникает вопрос, правы ли были в своих действиях спецназовцы. В очередной раз Россия доказала, что никому не уступит. Россияне же, в свою очередь, долго не смогут подняться с колен. Казалось бы, «Черные вдовы» отомстили. Русские женщины потеряли мужей и детей. Больше женщин, которых нужно овдоветь, и больше слез страданий, чтобы они плакали.

Пьеса Бухштейнера представляет собой очень реалистичный образ того, что происходило в театре на Дубровке в октябре 2002 года. Автор вобрал воспоминания об этом ← 307 | 308 → принимавшие участие в нападении. Это классический театр фактов, где реальные события лишь минимально усилены авторской вымыслом. Вместо того, чтобы описывать сами события, он представляет собой отчет о чувствах, сопровождавших нападение. Мы смотрим на это же событие глазами террориста, заложника и спасателя.Три женщины, три равных этажа и одна и та же боль от потери любви. При всех различиях в характерах и переживаниях способность испытывать чувства схожа. Изначально повествование холодное и далекое. По мере того, как история разворачивается, она продолжает набирать обороты, пока не превращается в крик женщин, вовлеченных в террористический акт. В пьесе Бухштейнера женщина — отражение всего общества. Мы считаем, что мужья — это жертвы, но для террористов смерть — лишь средство вызвать панику и страх. Жертвы — это не те, кто теряет свою жизнь, а те, кто выживает и должен жить с травмой. То, что женщины являются героями пьесы, не случайно, поскольку они способны раскрыть самый глубокий смысл трагедии, социальной боли, не говоря уже о политических причинах и следствиях. Взгляд на насилие и агрессию становится все острее. Задаваемые вопросы касаются морали некоторых шагов, этики действий политиков, а не технических средств. Можно увидеть простоту мотивов, которыми движут женщины, когда они спасают других, приносят жертвы или мстят.Это история о любви, отчаянии и боли.

В Польше постановку спектакля взяла на себя Гражина Кания в Польском театре Быдгоща. Премьера спектакля состоялась 23 ноября -го -го в рамках проекта Терроризм / Узники отчаяния . Театр без театра, минималистичный спектакль, он предлагал публике содержательный рассказ и ритмичные монологи. В первой части представлены три показа и сухой отчет трех женщин. Каждый рассказывает свою историю, дополняя друг друга, позволяя аудитории понять их сообщение.Актуальная игра представлена ​​только во второй части. Кания в первую очередь показывает людей, их эмоции и переживания, а не проблему современного мира, а именно российско-чеченский конфликт. Изображение проблемы терроризма, незнакомое большинству зрителей, было объединено с тем, что могло касаться каждого, то есть чувствами приверженности, беспокойства, сожаления, страха и гнева — эмоциями, которые испытывают близкие друг другу люди. Зрелище терроризировало зрителей, заставляя их слушать трех женщин и их истории; заставляя их задуматься о собственном чувстве безопасности, которое на самом деле оказывается очень шатким.Это психологическая драма, которая обращается к самым глубоким и простым импульсам, стоящим за человеческими действиями. Зрителей эмоционально шантажируют и заставляют хотя бы на время чувствовать, будто они потеряли все ценное в жизни.

Женщина как жертва и виновница, переплетение чувств и индивидуальных ощущений становится одним из самых интересных художественных переживаний, когда дело доходит до ← 308 | 309 → к применению террористического акта в театральной обстановке. Боль и трагедия отдельных участников событий глубоко затронули зрителей.В тихом театральном зале голос трех женщин, для которых любовь и жертва значат больше, чем жизнь, раскрыл травму террористического нападения.

4. Терроризм и Порнография

четверг, 7 Июля , 2005 встряхнул Лондон с серией терактов, которые произошли на общественном транспорте. Террористы-смертники были гражданами Великобритании; трое пакистанцев и один ямайец. Все они приехали из промышленного города Лидс в Западном Йоркшире, Северная Англия. Это очень своеобразный город.Из всех этнических меньшинств пакистанцы составляют ошеломляющие 40%. Несмотря на хорошо развитый производственный сектор, почти половина этих людей не имеют работы, в основном из-за отсутствия соответствующего опыта. Каждый из нападавших вырос в нищете; Отсюда следует, что определенная изоляция, отсутствие перспектив и резкий контраст в уровне жизни в Великобритании заставили практикующих мусульман противостоять своей реальности. Великобритания не проводит детальной политики ассимиляции меньшинств.Безусловно, главной причиной атак 2005 года также были международные дела. Сдвиг в политике после нападений на ВТЦ 11 сентября привел к вторжению в Ирак в 2003 году и активизации операций в Афганистане. Многие европейские мусульмане стали жертвами ложных обвинений, глубокого недоверия и насмешек. Такое обращение, как и во многих других ситуациях, когда поклонение находится под угрозой, побудило мусульман улучшить свои знания Корана и углубить свое восприятие веры, а также строго соблюдать нисходящие принципы религиозного поведения.На этот раз чувство отчуждения от конкретной общины спровоцировало резню в июле 2005 года.

Четырех молодых террористов-смертников обычно называют новым независимым поколением Аль-Каиды, так называемым третьим поколением. Расследование Скотланд-Ярда помогло установить личности каждого из террористов-смертников. Организатором операции был 30-летний Мохаммад Сидик Хан, который также нанял остальных троих мужчин для проведения атаки: Шехзада Танвира, Хасиба Хуссейна и Жермен Линдси. 15 Готовясь к нападению, они отправились в Пакистан и усердно изучали Коран. Следует отметить, что их общины указали, что каждый из нападавших претерпел глубокую духовную трансформацию в отношении своей жизни и поведения до взрывов. ← 309 | 310 → Их поведение диаметрально изменилось, и эта переоценка привела к цели, которую они достигли 7 июля 2005 года.

Британия кажется страной, где борьба с насилием не является далекой темой.Борьба с ирландскими экстремистами продолжается десятилетиями. Это был не первый случай, когда в Лондоне произошли взрывы. Тем не менее, несмотря на весь опыт и опасения по поводу возможного удара в результате участия Великобритании в антитеррористической коалиции, нападение произошло неожиданно. Основными целями были сеть лондонского метро и городской автобус. Во времена эйфории и ликования, которые испытали лондонцы после того, как их город был объявлен местом проведения Олимпийских игр 2012 года, нарастала травма террористического акта. Время было идеальным, цель состояла в том, чтобы запугать общество и появиться в СМИ. В результате теракта, совершенного в кратчайшие сроки, в течение часа в общественном транспорте произошло четыре взрыва; три бомбы были взорваны в метро и одна — на двухэтажном автомобиле. Ответственность за нападение взяла на себя ранее неизвестная группировка Аль-Каида, Секретная организация Аль-Каиды в Европе. Эта атака, задуманная в ответ на британское вмешательство в Афганистане и Ираке, унесла 57 жизней и 700 человек были ранены.

7/7 Взрыва при условии установки для Порнографии , пьесы Саймона Стивенса (р. 1971), британским драматургом и один из самых интересных писателей молодого поколения того времени. Как отмечает автор, «пьеса возникла из глубокого сомнения в нашей культуре, из наблюдения хаоса, в котором мы живем, а не из честности». 16 Драма отражает то, что люди чувствуют, как примирить знание жизни со знанием смерти. Террористические атаки отходят на второй план, оставаясь лишь отдаленным эхом повседневной жизни.Воздействуя на людей, их отношения и отношения, они не являются основным предметом пьесы, которая полна замысловатых мыслей, воспоминаний, случайных диалогов и слов, повисших в воздухе. Невольно мы начинаем шпионить за людьми и их дилеммами. Из этой чепухи мы начинаем узнавать фигуры, различать контуры и определять существующий порядок вещей. Для автора информационная перегрузка, как неотъемлемая часть современных медиа, стала отражением современного общества и человеческих отношений.Информационная революция, произошедшая в последние годы, значительно истощила наш запас способов общения. В наши дни наши разговоры напоминают фаст-фуд; они простые, быстрые, поверхностные и очень мягкие. Безделье и халява, столь распространенные в наши дни, привели к тому, что обеды лишены питательной ценности, и возникли эти вялые и бесцветные разговоры ← 310 | 311 → стать нормой. Саймон Стивенс видит большое сходство между этими разговорами и одноименной порнографией. Вульгарные и избитые формулы, разговоры без глубины, мгновенное удовлетворение простых потребностей; Так сейчас выглядят разговоры не только между коллегами по работе, но и между родственниками, супружескими парами и друзьями. В этом беспокойном мире нет ни минуты передышки для более глубокого размышления. Наше существование сводится к простому потребительскому потаканию телу, а духовное удовлетворение становится редкостью, имеющей второстепенное значение. Можно рискнуть назвать их «контролируемыми разговорами».

Пьеса написана после взрывов лондонского метро, ​​когда британская столица, только что опьяненная видением Олимпийских игр 2012 года, внезапно потеряла стабильность повседневной жизни. Обществу пришлось пересмотреть свое чувство безопасности и задуматься над лондонскими событиями. Герои — случайные люди, которые, как и все остальные, во времена 7/7 боролись с проблемами повседневной жизни. Обрывки разговора, кажущиеся лишенными эмоциональной вовлеченности или смысла, на самом деле наполнены непониманием, тоской, а иногда и печалью. Сама постановка чрезвычайно гибкая, позволяет задействовать любое количество актеров на сцене, что только доказывает, что это социальный анализ, а не рассказ о конкретных людях. Первая часть диалога знакомит с молодой парой. Оба избегают быть честными и не понимают друг друга. Их ответы либо высокомерны и агрессивны, либо лаконичны. В следующей сцене мы видим мать. Это персонаж, на котором автор больше всего сосредоточился. И снова женщине была отведена центральная роль в драме. В ее словах веет грустью и усталостью.Ее монолог значительно эмоциональнее предыдущего диалога, но чего-то не хватает. Отсутствует близость другого человека, отца ее ребенка. Слышно, как она дрожит внутри, слегка захваченная суетой повседневных дел. Проблемы, возникающие в ее жизни, отмахиваются и маскируются обычными, банальными повседневными заботами. Однако она не может отказаться от чувства подозрения и недоверия к своему партнеру Джонатану. Каждый день она ложится спать рядом с ним, но все же не доверяет ему и не может набраться смелости, чтобы откровенно поговорить с ним. Совершенно не связанные между собой мысли пересекаются отражениями всех ее отношений, лишенных доверия и понимания. Единственная настоящая радость в ее жизни — это ее сын, который, тем не менее, не может предложить ей поддержку и с которым она не может разговаривать. Хотя она не одна, она очень одинока. Третий акт представляет молодого полуитальянского мальчика, который живет со своими родителями и старшей сестрой. Пребывая в период полового созревания, чувствуя, что его семья пренебрегает и неправильно понимает, он — типичный современный подросток.Очарованный школьным учителем, он пренебрегает своим образованием. Ощущение того, что его неправильно понимают, отсутствие стабилизации, возможно, включая финансовую нестабильность, разжигают его отвращение к этническим меньшинствам, с которыми он сталкивается в школе ← 311 | 312 → и по ул. В его доме нет места для открытого разговора, когда мать уклоняется от его вопросов о насилии отца по отношению к ней. Они делают вид, что проблем нет, в ложной надежде, что они просто исчезнут. У мальчика усиливаются агрессия и гнев; он не чувствует себя достаточно мужественным и пытается утешить себя, воображая свою силу.Он уходит в свой мир. Затем, однажды, войдя в метро со своей сестрой, он обнаруживает, что стоит рядом с мальчиком с рюкзаком, бомбардировщиком. Так разворачивается сцена ада, сцена, наполненная тишиной. Есть еще история о кровосмесительных отношениях. Другая пара не может ладить друг с другом, но они поддерживают сексуальные отношения, стремясь к физической близости, поскольку духовная близость для них недоступна. Тысячи людей, тысячи проблем, размышлений и эмоций.Все бессвязно, неточно, непонятно. Однако можно ощутить человеческие эмоции: гнев, печаль, печаль. Когда приходят приступы, появляется страх. Внезапно оказывается, что, несмотря на стойкое чувство одиночества, все начинают о ком-то беспокоиться, и внутри начинает закрадываться паника. Мужчина в поезде внезапно чувствует потребность поговорить с женой, проследить, чтобы его дети не опоздали в школу. Затем следует еще одна сцена, в которой показан Лондон вскоре после взрывов.Все спокойно и тихо. Город кажется заброшенным — редкость в Лондоне. Самое удивительное, что среди этого хаоса, дезориентации и паники, охватившей город, двум людям удается посеять зерно понимания, слабый признак здорового общения, основанного на положительных человеческих эмоциях. Каждый человек полон дилемм и проблем, который представляет современный мир, наполненный невысказанными словами и скрытыми эмоциями.

5. Заключение

Взгляд на культуру, в которой мы стали жить, заставляет нас сомневаться в том, что внутреннее развитие человечества идет в ногу с техническим прогрессом.Поверхностные разговоры ведутся правильно. Однако где-то глубоко внутри подавляются истинные эмоции. В момент катастрофы преграда слегка трескается, но не ломается полностью. Дело в том, что только некоторые люди способны его преодолеть. Сегодняшний мир напоминает хрустальный шар, который, конечно, выглядит впечатляюще, но эффективно отделяет нас от остальных, полностью изолируя.

Терроризм отрезвляет нас, давая пищу для размышлений и выступая в качестве катализатора определенных изменений, которые необходимо претерпеть человеку, чтобы исцелить все общество.Терроризм, представленный в драме Стивенса, — это фон, на котором автор задает вопросы о нас самих. На этот раз решающим является отношение не к нападавшим или нападавшим, а к близким. Интересно, как выглядит повседневная реальность в этом быстро меняющемся мире, и есть ли одно событие ← 312 | 313 → может расстроить то, что кропотливо построило общество, автор задается вопросом о том, что для нас наиболее важно на данный момент. В погоне за материальным благополучием люди безвозвратно теряют способность общаться друг с другом.Одноразовый шок не может изменить и переопределить все, но это, безусловно, легкий импульс отойти в сторону и поразмышлять о себе.

Анализируемые современные драмы показывают, что террористические акты используются для построения автономных художественных вселенных. Истории — это не просто рассказы о событиях. На первый план выходит человек, его мотивация, чувства, мысли и общение с другим человеком. Современная драма, реагируя на то, что приносит реальность, пытается ее наблюдать, но при этом остается далеко не просто комментатором.Авторы становятся творцами наших человеческих миров, ибо каждый из нас может стать жертвой этой чумы 21 -го -го века — террористической атаки.

Список литературы

E. Borowska, Obraz terroryzmu w europejskich dramatach XXI wieku , эссе под научным руководством Д. Прзастека. Варшава 2011.

W. Dietl, K. Hirschmann, R. Tophoven, Terroryzm , Wydawnictwo PWN, Warsaw 2009.

Ł. Древняк, Э. Войчак, З. Якубовска, Г. Лашук, М. Либер, Jak nie być Ulrike Meinhof .«Диалог» нет. 5, 2007.

V. Grotowicz, Terroryzm w Europie Zachodniej. W imię narodu i lepszej sprawy , Wydawnictwo PWN, Wrocław 2000.

A. Krzemiński, Dzieci Hitlera ?, «Диалог», no. 5, 2007.

M. Kuleba, Szamil Basajew: rycerski etos a powinność ołnierska , Wydawnictwo Fundacja Odysseum, Warsaw 2007.

J. Minałto (ed.), Kronika wypadkich cenzorsków. Остатные латы, «Нотатник Театральный», № 2 39–40, 2006.

E. Piscator, Teatr polityczny , Wydawnictwa Artystyczne i Filmowe, Варшава, 1982.

R. Schechner, Performatyka , Wstęp, Ośrodek im. Jerzego Grotowskiego, Wrocław 2006.

S. Semil, M. and E. Wysińska, Słownik współczesnego teatru. Twórcy, teatry, teorie, Wydawnictwa Artystyczne i Filmowe, Warsaw 1990.

M. Tomczak, Terroryzm w RFN i w Berlinie Zachodnim , Instytut Zachodni, Poznań. 1986.

А.Zaucha, Moskwa Nord-Ost , Wydawnictwo Bosz, Olszanica 2003.

Программа спектакля С. Стивенса, Motortown. Buchsteiner. Nordost, , реж. Г. Кания, Театр Польский в Быдгоще, Быдгощ 2007. ← 313 | 314 →

Программа зрелища С. Stephens, порнография, направленный группа директоров, Teatr Dramatyczny в Варшава, Варшава 2008

Драмы и пьесы:

Т. Buchsteiner Т., Нордост .

М. Сикорска-Мищук М., mierć Człowieka-Wiewiórki .

С. Стивенс С., Порнография .


Война и терроризм — Совет Европы

Все члены должны воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости любого государства, или любым другим образом, несовместимым с Целями Организации Объединенных Наций
Статья 2 (4) Устава ООН

Война, терроризм и права человека

Акты войны или терроризма бросают вызов системе прав человека почти до такой степени, что кажется, что она рушится. Трудно найти какое-либо место для защиты прав человека, когда человеческая жизнь преднамеренно подвергается нападению или где это рассматривается как «побочный ущерб» в ходе массовых бомбардировок, которые прямо или косвенно приводят к болезням, болезням, страданиям, уничтожению дома и смерть. Во время войн, особенно войн, которые длятся годами, все права человека, по-видимому, нарушаются. Системы здравоохранения рушатся, образование страдает, а дом, работа, запасы еды и воды, правовая система, свобода прессы и свобода слова и ответственность за злоупотребления со стороны государства — или со стороны «вражеского» государства — все видят ограничения , если они не исчезнут полностью.Какой бы слабой ни была защита в мирное время, права детей, женщин, меньшинств и беженцев почти наверняка будут еще хуже во время войны.

Война и терроризм — это действительно крушение человечности, действия, которые, кажется, подрывают и ограничивают ценности, лежащие в основе прав человека, и правовую систему, которая их защищает. Однако даже в разгар такого распада права человека продолжают действовать, хотя и в ослабленном состоянии, и хотя они не могут исправить все зло, они могут обеспечить некоторую минимальную защиту и некоторую надежду на справедливость.

Войны и чрезвычайные ситуации в стране позволяют государствам «отступать» от некоторых своих обязательств в области прав человека или временно отказываться от них. Однако некоторые права человека, такие как право на жизнь или право не подвергаться пыткам, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, никогда не могут быть оставлены в стороне. Они считаются настолько важными и фундаментальными, что их следует соблюдать даже тогда, когда безопасность государства находится под угрозой.

Постановление Европейского суда по правам человека в 2011 году 3 (Al-Skeini and Others v.the UK) установили, что Соединенное Королевство нарушило статью 2 Европейской конвенции о правах человека, предусматривающую право на жизнь, при обращении с рядом гражданских лиц при проведении операций по обеспечению безопасности в Басре, Ирак. Этот случай был первым в своем роде, в котором было установлено, что Европейская конвенция применяется во время войны, на иностранных территориях и во всем регионе, над которым сторона, подписавшая Конвенцию, имеет эффективный контроль. В других случаях было установлено, что обращение с заключенными в лагерях было равнозначно пыткам.

Когда война есть война?

Во многом война и терроризм очень похожи. Оба связаны с актами крайнего насилия, оба мотивированы политическими, идеологическими или стратегическими целями, и оба совершаются одной группой лиц против другой. Последствия каждого из них ужасны для населения — намеренно или нет. Война имеет тенденцию к более широкому распространению, а разрушения, вероятно, будут более разрушительными, потому что войну часто ведут государства, располагающие армиями и огромными арсеналами оружия.Террористические группы редко имеют профессиональные или финансовые ресурсы, которыми располагает государство.

Однако, помимо используемых методов и масштабов насилия, война и терроризм также по-разному рассматриваются в международном праве. Различия не всегда очевидны, и даже эксперты могут расходиться во мнениях относительно того, считается ли насильственная кампания терроризмом, гражданской войной, мятежом, самообороной, законным самоопределением или чем-то еще.

Вопрос: В ХХ веке чеченцы, абхазы, курды, палестинцы и ирландские националисты считали себя ведущими войну против колонизирующей нации.Национальные государства всегда считали действия таких групп терроризмом. Как мы можем решить, какой термин правильный?

Проблемы в определении войны

Войны иногда определяются тем фактом, что они происходят между национальными государствами: но где же тогда гражданская война или так называемая «война с терроризмом»? Иногда формальное объявление войны воспринимается как определение акта войны, но это исключает кампании бомбардировок низкого уровня, которые проводятся в течение нескольких лет, такие как атаки Соединенных Штатов на границы Пакистана или в запретные для полетов страны. зоны, объявленные над Ираком в 1990-х годах.

Должно ли определение войны включать экономические или торговые войны, которые могут быть чрезвычайно разрушительными с точки зрения человеческой жизни? Санкции — это форма войны? По оценкам ЮНИСЕФ, санкции против Ирака в 1990-х годах привели к гибели более полумиллиона детей (и многих взрослых).

Вопрос: Карл фон Клаузевиц, прусский военный генерал, определил войну следующим образом: «Таким образом, война — это силовой акт, призванный заставить нашего врага исполнять нашу волю». Вы согласны с этим определением?

Что такое терроризм?

Терроризм — еще один из тех терминов, которые, кажется, все готовы использовать, но никто не может прийти к единому мнению о точном определении.Даже эксперты продолжают спорить о том, как следует применять этот термин, и, как говорят, существует более сотни различных определений терроризма, ни одно из которых не является общепринятым.

Это отсутствие согласия имеет очень практические последствия: возьмем лишь один пример: ООН не смогла принять конвенцию о борьбе с терроризмом, несмотря на попытки сделать это более 60 лет, потому что ее государства-члены не могут договориться о том, как определять термин . В своих заявлениях о терроризме Генеральная Ассамблея ООН обычно использует следующее:

«Преступные действия, направленные или рассчитанные на то, чтобы спровоцировать состояние террора среди широкой публики, группы лиц или отдельных лиц в политических целях, не имеют оправдания ни при каких обстоятельствах, независимо от соображений политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или любой другой характер, который может быть использован для их оправдания.» 5

Древние террористы

Три самые известные «террористические» группы, существовавшие до 18 века, были вдохновлены религией (и все они имели названия, которые переходили на английский язык как слова, связанные с их действиями: фанатики известны как фанатики, убийцы — убийцы и головорезы — жестокие или жестокие личности).

  • Сикарии, также известные как зилоты, были еврейским движением I века, пытавшимся изгнать римлян из Палестины. Они использовали безжалостные методы, в том числе смешивались с толпой на публичных собраниях и нанесли удар своей жертве, прежде чем снова исчезнуть в толпе.
  • Ассасины были средневековой сектой мусульман-шиитов, стремившейся очистить ислам и преследовавших видных религиозных лидеров, используя методы, аналогичные сикариям, чтобы добиться известности.
  • Туги (Thuggee) — индийская группа, которую иногда классифицируют как культ или секта, действовавшая на протяжении 600 лет, зверски убивая путешественников путем удушения и в соответствии с очень особыми правилами.Это самая продолжительная такая группа, и они были ликвидированы в 19 веке в основном в результате вербовки информаторов изнутри группы.

Вопрос: Следует ли классифицировать угрозу применения ядерной бомбы как терроризм?

Терроризм: классификация

Некоторые из следующих критериев считаются важными при принятии решения о том, является ли действие террористическим. Имейте в виду, что не все эксперты согласны!

  • Действия по политическим мотивам

У террористического акта обычно есть конечная цель, которая «больше» и более стратегическая, чем
непосредственный результат акта.Например, бомбовый удар по гражданскому населению имеет целью
изменить общественное мнение, чтобы оказать давление на правительство.

  • Действие должно включать насилие или угрозу насилия.

Некоторые думают, что простая угроза насилия, если искренне верит, может также быть актом
терроризма, потому что она вызывает страх у тех, на кого она направлена, и может быть использована в политических целях.

  • Теракт имеет сильное психологическое воздействие.

Террористические акты часто называют произвольными или случайными по своему характеру, но на самом деле группы склонны тщательно выбирать цели, чтобы вызвать максимальную реакцию, а также,
, где это возможно, наносить удары по символам режима.

  • Терроризм — это действие субгосударственных групп, а не государств.

Это, вероятно, является наиболее спорным вопросом среди различных наблюдателей и экспертов. Национальные государства склонны использовать это как суть террористического акта, но если мы ограничим террористические акты субгосударственными группами, то мы уже решили, что насильственный акт, совершенный государством, не может быть терроризмом, каким бы ужасным он ни был!

  • Терроризм предполагает умышленное нападение на мирных жителей.

Этот критерий также оспаривается многими экспертами, поскольку он исключает возможность классификации нападений на военнослужащих или других государственных служащих, таких как политики или полиция, как террористические.

Вопрос: Можете ли вы дать определение терроризму? Как бы вы отличили террористические акты от других форм насилия?

Могут ли государства совершать терроризм?

Слово «терроризм» впервые было использовано для описания «режима террора» (правления террора) во Франции в последнее десятилетие 18 века и, в частности, в период 1793-1794 годов при Максимилиане Робеспьере. Эти годы характеризовались применением насильственных методов репрессий, включая массовые казни, санкционированные Революционным трибуналом — судом, созданным для судебного преследования политических преступников. В частности, к концу этой эпохи людей часто приговаривали только на основании подозрений и без всяких отговорок на справедливом суде.
Все вышеперечисленное привело к общей атмосфере страха: состоянию, в котором люди больше не могли чувствовать себя в безопасности от угрозы произвольного насилия. С тех пор в словарь вошло понятие терроризма.

В XIX веке термин «терроризм» стал ассоциироваться больше с группами, работающими внутри государства над его свержением, и меньше с системами государственного террора. Революционные группировки по всей Европе часто прибегали к насилию, чтобы свергнуть правителей или государственные структуры, которые они считали репрессивными или несправедливыми. Наиболее распространенной техникой обычно было убийство, и среди «успехов» были убийства русского царя, президента Франции, австро-венгерской императрицы и итальянского короля.

В 20-м веке, самом ужасном с точки зрения как числа жертв, так и, возможно, жестокости и бесчеловечности методов, правительства и субгосударственные группы обратились к насилию для достижения своих целей. В число актеров и инициаторов этой серии ужасных драм входили государственные чиновники, а также субгосударственные группы. Однако к концу века террористическими группами стали называть почти исключительно последние. Субгосударственные группы часто вооружаются, финансируются и даже обучаются другими государствами: делает ли это государства, которые готовят и поддерживают эти группы, террористическими государствами?

Вопрос: Считаете ли вы, что действия государства следует называть «террористическими», если они вызывают ужас у населения?

Применение силы в международном праве

Международное право охватывает ряд различных случаев, связанных с применением силы государствами.Иногда — как в цитате в начале главы — закон применяется к случаям, когда одно государство применяет силу или угрожает силой против другого государства. Такие случаи обычно классифицируются как войны и регулируются Уставом ООН и Советом Безопасности. Иногда закон применяется к способам применения силы в ходе войны — законным или незаконным. Обычно это область международного гуманитарного права. Однако даже во время войны закон о правах человека продолжает действовать, хотя в отношении некоторых прав ограничения со стороны государства могут быть более допустимыми, чем в мирное время.

Война в международном праве

Устав ООН, Договор Келлога-Бриана

Высокие Договаривающиеся Стороны торжественно заявляют от имени своих народов, что они осуждают использование войны для разрешения международных разногласий, и отказываются от нее как от инструмента национальной политики в их отношениях друг с другом.
Из пакта Келлога-Бриана
(также известного как Общий договор об отказе от войны или Парижский пакт)

Пакт Келлогга-Бриана, ставший самым грандиозным актом в серии миротворческих усилий после Первой мировой войны, был подписан 15 государствами в 1928 году, а позднее — 47 другими. Хотя Договор не предотвратил более поздних военных действий между подписавшими сторонами или начала Второй мировой войны, он был важен, поскольку заложил основу для идеи «преступлений против мира» и, таким образом, сыграл центральную роль на Нюрнбергском процессе. Согласно Нюрнбергским (или Нюрнбергским) принципам 6 , преступления против мира включают «планирование, подготовку, развязывание или ведение агрессивных войн или войны в нарушение международных договоров».

После Нюрнбергского процесса Устав Организации Объединенных Наций стал ключевым международным договором, регулирующим применение силы государствами-членами друг против друга.Хартия не запрещает войну полностью: она позволяет, при определенных строго определенных обстоятельствах, государства вступать в войну там, где это необходимо для самозащиты. Однако даже такие войны в целях самообороны должны быть одобрены Советом Безопасности ООН, за исключением тех редких случаев, когда необходимы немедленные действия и недостаточно времени для заседания Совета Безопасности.

Ответственность за защиту (R2P)

В последние годы некоторые страны выдвинули идею о том, что там, где люди подвергаются серьезным злоупотреблениям со стороны государства — например, существует угроза геноцида, — ООН должна иметь полномочия и обязательство вмешаться, чтобы защитить люди.Это включает возможность военных действий против ответственного государства. Геноцид в Руанде, в который международное сообщество не вмешалось, вызвал дискуссию. Война в Косово рассматривалась как один из первых примеров «гуманитарного вмешательства» с помощью военных средств, и в 2011 году военное вмешательство НАТО в Ливию было основано на аналогичном принципе.

Идея R2P не бесспорна. Геноцид и другие включенные в него акты являются серьезными и ужасными актами. Однако критики утверждали, что ответственность по защите может быть использована в качестве предлога, а некоторые военные интервенции на самом деле не основывались на вероятности «массовых злодеяний», а носили более политический характер. Многие массовые злодеяния, по-видимому, не вызывают ответственности за защиту, а некоторые из тех, в которые вмешательство имело место, казались менее серьезными с точки зрения опасностей, с которыми сталкиваются люди. Даже обязанность защищать предполагает идею о том, что вмешивающиеся государства должны изучить все другие возможные средства, прежде чем предпринимать военные действия. Не всегда ясно, были ли эти пути изучены. Наконец, люди задаются вопросом, является ли война, которая сама по себе является ужасным и разрушительным актом, подходящим средством положить конец страданиям.Может ли бомбардировка страны со всеми вытекающими из нее последствиями быть лучшим способом содействия миру и урегулирования того, что зачастую является гораздо более глубоким конфликтом между двумя сторонами?

Вопрос: Может ли война быть «лучшим из двух зол»?

Законы войны

Даже во время войны существуют определенные законы, которые накладывают ограничения на действия противоборствующих сторон, например, касающиеся обращения с военнопленными, нападения на гражданское население и оказания медицинской помощи раненым. «Законы ведения войны» в основном регулируются международным гуманитарным правом, также известным как Женевские конвенции.

Первая Женевская конвенция

Первая Женевская конвенция была подписана в 1864 году. Она была создана после того, как Анри Дюнан, гражданин Женевы, стал свидетелем ожесточенной битвы при Сольферино в Италии в 1859 году. Он был потрясен отсутствием помощь раненым, оставшимся умирать на поле боя, и предложил международный договор, который признал бы нейтральное агентство для оказания гуманитарной помощи во время войны.Его предложения привели к тому, что позже стало созданием Международного комитета Красного Креста, а также к первой Женевской конвенции. Конвенция предусматривает гуманное и достойное обращение с теми, кто больше не участвует в боевых действиях, независимо от того, на чьей они стороне.

Женевские конвенции продолжали развиваться до 1949 года, когда была принята четвертая Женевская конвенция, а предыдущие три были пересмотрены и расширены. Позже были добавлены три протокола о поправках.Эти конвенции ратифицированы полностью или частично 194 странами.
Помимо Женевских конвенций, существуют другие стандарты международного гуманитарного права, включая Гаагские конвенции и ряд международных договоров по оружию, которое может и не может использоваться в войне. На протяжении 1990-х годов коалиция НПО успешно лоббировала международный запрет на производство и использование наземных мин. Оттавский договор или Конвенция о запрещении противопехотных мин была принята в 1997 году и с тех пор ратифицирована 157 государствами по всему миру.Коалиция продолжает кампанию за договор, запрещающий использование кассетных бомб, которые, как и наземные мины, оставляют после себя разрушительные следы даже после окончания войны.

Военные преступления

Наиболее серьезные нарушения международного гуманитарного права считаются военными преступлениями. Военные преступления являются настолько серьезными преступлениями, что их квалифицируют как преступные деяния, за которые могут быть привлечены к ответственности отдельные лица.

Военные преступления

В соответствии с Четвертой Женевской конвенцией (1949 г.), военные преступления (в Конвенции: «серьезные нарушения») включают:
«Умышленное убийство, пытки или бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты, умышленное причинение сильных страданий или серьезное телесное повреждение или причинение вреда здоровью, незаконная депортация или перемещение или незаконное заключение защищаемого лица, принуждение защищаемого лица служить в вооруженных силах враждебной державы или умышленное лишение защищаемого лица прав на справедливое и регулярное судебное разбирательство [..], захват заложников и широкомасштабное разрушение и присвоение имущества, не оправданные военной необходимостью и осуществляемые незаконно и необоснованно ». 9

Другие действия, за которые могут нести ответственность отдельные лица, включают преступления против человечности, массовые убийства и геноцид. Преступления против человечности — это тяжкие преступления, совершаемые против гражданского населения, такие как убийства, изнасилования, пытки, порабощение и депортация.

Первыми судебными процессами над лицами за такие преступления были Нюрнбергский и Токийский процессы над нацистскими и японскими политическими и военными лидерами после Второй мировой войны.С тех пор был создан ряд специальных трибуналов, например, для урегулирования конфликтов в бывшей Югославии, Руанде, Камбодже, Ливане и Сьерра-Леоне. В других конфликтах, многие из которых были столь же серьезными, не создавались специальные трибуналы, что иногда вызывало критику в связи с тем, что на решение о том, следует ли это делать, влияют политические факторы.

Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии

Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) был создан ООН для судебного преследования серьезных преступлений, совершенных во время войн в бывшей Югославии, и для судебного преследования виновных.Большинство обвиняемых были сербами, и это привело к обвинениям некоторых наблюдателей в предвзятости. И Amnesty International, и Human Rights Watch критиковали МТБЮ за то, что он не расследовал ряд серьезных обвинений против сил НАТО, включая взрыв сербского государственного телевидения и железнодорожного моста, когда было очевидно, что пострадали мирные жители. В отчете Amnesty о нарушениях гуманитарного права зафиксировано, что «НАТО не приняла необходимых мер предосторожности для минимизации жертв среди гражданского населения». 10

Вопрос: Военные трибуналы, включая Нюрнбергский процесс, иногда рассматриваются как «правосудие победителя». Считаете ли вы, что обе стороны в войне должны оцениваться по одним и тем же принципам?

Международный уголовный суд

Во второй половине 20 века началось движение за создание постоянного суда для рассмотрения самых тяжких преступлений против человечности. В 1998 году был принят Римский статут, который заложил правовую основу для создания Международного уголовного суда (МУС).МУС был создан в июле 2002 года и находится в Гааге, Нидерланды.
МУС — первый постоянный международный суд, учрежденный для преследования военных преступлений, преступлений против человечности, геноцида и преступления агрессии. Несмотря на то, что Римский статут ратифицирован государствами, МУС преследует виновных в преступлениях, а не государства. По состоянию на 1 января 2012 года 119 стран являются государствами-участниками Римского статута Международного уголовного суда, включая почти всю Европу, но исключая, например, США, Индию, Китай и Россию.Суд начал расследование конфликтов в Судане, Кении, Демократической Республике Конго, Уганде, Центральноафриканской Республике и Ливии.

Вопрос: Можете ли вы назвать каких-либо лиц, ответственных за военные преступления, преступления против человечности, геноцид или преступление агрессии, которые должны предстать перед Международным уголовным судом?

Терроризм в международном праве

При разработке международного законодательства по борьбе с терроризмом возникли проблемы, в основном из-за сложности выработки общего определения этого термина.Совет Европы разработал набор руководящих принципов 12 о том, где можно провести черту, чтобы не нарушать другие международные договоры или соглашения.

Руководство содержит следующие ключевые моменты:

  • Уважение прав человека и верховенства закона — и запрет дискриминации.
  • Абсолютный запрет пыток: «Применение пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания абсолютно запрещено при любых обстоятельствах…»
  • Сбор и обработка персональных данных должны быть законными и соразмерными заявленной цели.
  • Меры, нарушающие неприкосновенность частной жизни, должны быть предусмотрены законом.
  • Любой человек, подозреваемый в террористической деятельности, может быть арестован только при наличии разумных подозрений, и он / она должны быть проинформированы об этих причинах.
  • Лицо, подозреваемое в террористической деятельности, имеет право на справедливое судебное разбирательство в разумные сроки независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Они пользуются презумпцией невиновности.
  • «Лицо, лишенное свободы за террористическую деятельность, должно при любых обстоятельствах обращаться с должным уважением человеческого достоинства.«
  • «Не может быть предоставлена ​​экстрадиция лица в страну, где он / она рискует быть приговоренным к смертной казни или подвергается пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению».
  • «Государства никогда не могут […] отступать от права на жизнь, гарантированного этими международными документами, от запрета пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, от принципа законности приговоров и мер, а также от запрета на ретроспективное действие уголовного закона.«

Права человека и терроризм

Есть две ключевые области, в которых концепции прав человека и терроризма могут вступить в противоречие: первая, что наиболее очевидно, касается самого террористического акта; второй касается мер, которые могут быть приняты официальными органами в процессе борьбы с терроризмом.

Независимо от того, как определяется терроризм, и независимо от причин, лежащих в его основе или мотивации для участия в нем, акт террора среди населения представляет собой нарушение их достоинства и права на личную безопасность, в лучшем случае, и нарушение права на жизнь, в худшем случае.С точки зрения законодательства о правах человека, дело обстоит не так просто, поскольку законы о правах человека в основном были разработаны для защиты людей от посягательств на их права и свободы со стороны правительства. Нет возможности, например, привлечь террористическую группу в Европейский суд по правам человека!

Однако правительства все же имеют определенные обязательства: во-первых, в плане защиты граждан от посягательств на их личную безопасность; во-вторых, с точки зрения компенсации жертвам, которые могли пострадать от террористических атак; и, в-третьих, конечно, с точки зрения непричастности к терроризму.

Вопрос: Считаете ли вы, что страна, экспортирующая оружие, которое затем используется против гражданского населения, должна нести ответственность за использование этого оружия? Вы знаете, каким группам или странам ваше правительство продает оружие?

Ряд вопросов прав человека возникает в связи с борьбой с терроризмом — и почти наверняка сохранится постоянное противоречие между мерами, которые правительство считает необходимыми для защиты населения, и правами, которые ему, возможно, потребуется ограничить. для этого.

Тайные передачи

В отчете Дика Марти для Парламентской ассамблеи Совета Европы в 2006 году 13 рассматривается помощь, которую различные европейские страны оказывают Соединенным Штатам Америки в «передаче» подозреваемых террористов странам где они столкнулись с пытками. В отчете указано, что 7 стран — Швеция, Босния и Герцеговина, Великобритания, Италия, Македония, Германия и Турция — могут быть привлечены к ответственности за «нарушения прав конкретных лиц», поскольку они сознательно участвовали в программе, в результате которой отдельные лица были содержались без суда, часто в течение нескольких лет и подвергались пыткам.Другие страны, включая Испанию, Кипр, Ирландию, Грецию, Португалию, Румынию и Польшу, также обвинялись в «сговоре» с США. Марти сказал, что у него есть доказательства того, что Румыния и Польша являются пунктами высадки задержанных рядом с секретными центрами содержания под стражей.

Жертвы конфликта

Война и терроризм оказывают ужасное и долговременное воздействие на огромное количество людей. Смерть во время конфликта — это всего лишь один элемент: психологическая травма, коллапс физической и экономической инфраструктуры, перемещение людей, травмы, болезни, нехватка продуктов питания, воды или энергии, а также нарушение доверия и нормальных человеческих отношений — вот лишь некоторые из них. другие.Воздействие может длиться несколько поколений.
С уменьшением числа межгосударственных войн и ростом гражданских войн и появления новых методов ведения войны гражданское население теперь подвергается большему риску и несет более высокие потери, чем профессиональные солдаты. По оценкам структуры «ООН-женщины», в современных конфликтах до 90% жертв составляют гражданские лица, большинство из которых — женщины и дети 14 . Изнасилование и сексуальное насилие используются как орудие войны, как тактика унижения, доминирования и внушения страха в общинах.

Женщины в вооруженных конфликтах

В октябре 2000 года Совет Безопасности ООН принял Резолюцию 1325 для решения проблем, с которыми сталкиваются женщины в вооруженных конфликтах. Резолюция призывает к их участию на всех уровнях принятия решений по урегулированию конфликтов и миростроительству. С тех пор Совет Безопасности принял еще четыре резолюции. В пяти документах основное внимание уделяется трем ключевым целям:

— Расширение участия женщин в процессе принятия решений
— Прекращение сексуального насилия и безнаказанности
— Обеспечение системы подотчетности

Дети-солдаты

Особенно отрезвляющим событием в войне, особенно за последние десять лет, стало использование детей в качестве солдат в жестоких конфликтах. Дети-солдаты существуют во всех регионах мира и участвуют в большинстве конфликтов. Однако проблема особенно остро стоит в Африке, где дети в возрасте девяти лет принимали участие в вооруженных конфликтах. Возраст большинства детей-солдат составляет от 14 до 18 лет. Дети-солдаты вербуются как повстанческими группами, так и правительственными силами.

Конвенция ООН о правах ребенка требует от государств-участников обеспечить, чтобы дети в возрасте до 15 лет не принимали участия в боевых действиях. Однако многие считают это слишком низким, и были предприняты инициативы по увеличению минимального возраста до 18 лет.Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах (по состоянию на ноябрь 2011 г. — 143 государства), повысил минимальный возраст до 18 лет.

Европейские страны не вербуют моложе 17 лет и не посылают в боевые действия солдат моложе 18 лет. В Великобритании самый низкий возраст призыва в Европе — 16 лет, хотя номинально он предназначен только для учебных целей. За это Великобританию широко раскритиковал Комитет ООН по правам ребенка.Сообщается, что в Чечне дети до 18 лет служили в повстанческих силах.

Молодежь, война и терроризм

Молодые люди во многих отношениях напрямую обеспокоены войной. Помимо упомянутого выше случая детей-солдат, молодые люди составляют подавляющее большинство солдат, особенно в странах и во время национальной военной службы. Таким образом, можно сказать, что молодые люди находятся на переднем крае жертв войны. В случае профессионально подготовленных армий в вооруженные силы часто поступают молодые люди из неблагополучных социальных слоев, поскольку у них меньше возможностей для достойного заработка.

Молодые люди часто становятся жертвами террористических группировок как возможных агентов террористических атак, независимо от мотивации, о чем свидетельствуют теракты в Лондоне в 2005 году. Это часто связывают с поиском личности, с которым сталкиваются некоторые молодые люди, что делает их особенно уязвимы для экстремистских идей и идеалов. Молодые люди также могут стать мишенью террористических атак, примером которых являются теракты в Норвегии в 2011 году и нападения на школы на Кавказе.

Молодежные организации традиционно играли важную роль в повышении осведомленности о бессмысленности войны и об издержках, которые она несет для молодежи. Несколько программ примирения и обмена были созданы после кровавых событий Первой мировой войны; многие из них все еще существуют сегодня, например, Service Civil International или Христианское движение за мир / Молодежное движение за мир, которые продвигают международные добровольные молодежные проекты и рабочие лагеря.

Европейское бюро возражений против совести работает над признанием права на совесть. Отказ от военной службы — право отказаться убивать — в Европе и за ее пределами.

International War Resisters International — международное движение, созданное в 1921 году под девизом: «Война — это преступление против человечности. Поэтому я полон решимости не поддерживать никаких войн и стремиться к устранению всех причин войны». WRI пропагандирует ненасилие и примирение и поддерживает отказников по соображениям совести и лиц, ищущих убежища, в случаях уклонения от призыва или дезертирства.

Примечания

1 Боб Марли в песне «War», адаптированной из эфиопского императора H.I.M. Обращение Хайле Селассие к Организации Объединенных Наций в октябре 1963 г.
2 Правовые последствия строительства стены на оккупированной палестинской территории, Консультативное заключение Международного Суда от 9 июля 2004 г., п.106.
3 Аль-Скейни и другие против Соединенного Королевства, Большая палата Европейского суда по правам человека (жалоба № 55721/07), 7 июля 2011 г .; http://www.bailii.org/eu/cases/ECHR/2011/1093.html
4 Жанетт Ранкин была первой женщиной, вошедшей в Палату представителей США в 1917 г.
5 Приложение к Декларации Организации Объединенных Наций о мерах по искоренению международного терроризма 1994 г. к резолюции 49/60 Генеральной Ассамблеи ООН «Меры по ликвидации международного терроризма» от 9 декабря 1994 г.
6 Документ A / CN.4 / L.2, Текст Нюрнбергских принципов, принятых Комиссией международного права, Выписка из Ежегодника Комиссии международного права: 1950, т. II; http://untreaty.un.org/ilc/documentation/english/a_cn4_l2.pdf
7 Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него; http://www.un.org/millennium/law/iv-1.htm
8 http://www.physICALforhumanrights.org/blog/us-ban-landmines-facts.html
9 Конвенция (IV) относительно Защита гражданского населения во время войны.Женева, 12 августа 1949 г. http://www.icrc.org/ihl.nsf/FULL/380?OpenDocument
10 НАТО / Союзная Республика Югославия «Сопутствующий ущерб» или незаконные убийства? Нарушения законов войны НАТО во время операции Allied Force, Amnesty International — Отчет — 70/18/00 евро, июнь 2000 г .; http://www.grip.org/bdg/g1802.html
11 См. сноску 2 выше
12 Права человека и борьба с терроризмом, Руководящие принципы Совета Европы, 2005 г .; http://www.echr.coe.int/NR/rdonlyres/176C046F-C0E6-423C-A039-F66D90CC6031/0/LignesDirectrices_EN. pdf
13 Предполагаемые тайные задержания и незаконные межгосударственные передачи с участием государств-членов Совета Европы, Парламентская ассамблея, Док. 10957, 12 июня 2006 г. http://assembly.coe.int/Documents/WorkingDocs/doc06/edoc10957.pdf
14 http://www.womenwarpeace.org/

Почему терроризм не работает на JSTOR

Это первая статья, в которой анализируется большая выборка террористических групп с точки зрения эффективности их политики. В него входят все иностранные террористические организации (FTO), обозначенные U.Государственный департамент с 2001 года. Ключевая переменная успеха FTO — тактическая: выбор цели. Террористические группы, число нападений которых на гражданские цели превышает количество атак на военные объекты, не стремятся достичь своих политических целей, независимо от их характера. Вопреки распространенному мнению о том, что терроризм является эффективным средством политического принуждения, совокупность случаев свидетельствует о том, что, во-первых, современные террористические группы редко достигают своих политических целей, а, во-вторых, низкая вероятность успеха присуща самой тактике терроризма. Основная часть статьи развивает теорию того, почему страны не хотят идти на политические уступки, когда их гражданское население является основной целью.

International Security издает ясные, хорошо задокументированные эссе по всем аспектам контроля и применения силы, от всех политических точки зрения. Его статьи охватывают современные вопросы политики и исследуют стоящие за ними исторические и теоретические вопросы. Очерки международной безопасности определили дискуссии по Политика национальной безопасности США и программа стипендий по вопросам международной безопасности.Читатели журнала International Security узнают о новых разработках в: причины и предотвращение войны этнический конфликт и миротворчество проблемы безопасности после холодной войны Европейская, азиатская и региональная безопасность ядерные силы и стратегия контроль над вооружениями и распространение оружия постсоветские проблемы безопасности дипломатическая и военная история

Среди крупнейших университетских издательств в мире MIT Press издает более 200 новых книг каждый год, а также 30 журналов по искусству и гуманитарным наукам, экономике, международным отношениям, истории, политологии, науке и технологиям, а также по другим дисциплинам. Мы были одними из первых университетских издательств, которые предлагали названия в электронном виде, и мы продолжаем внедрять технологии, которые позволяют нам лучше поддерживать научную миссию и широко распространять наш контент. Энтузиазм прессы к инновациям находит отражение в том, что мы постоянно исследуем эту границу. С конца 1960-х годов мы экспериментировали с поколениями электронных издательских инструментов. Благодаря нашей приверженности новым продуктам — будь то электронные журналы или совершенно новые формы коммуникации — мы продолжаем искать наиболее действенные и действенные средства обслуживания наших читателей.Наши читатели привыкли ожидать превосходства наших продуктов, и они могут рассчитывать на то, что мы сохраним приверженность созданию строгих и инновационных информационных продуктов в любых формах, которые может принести будущее публикации.

% PDF-1.6 % 1 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 3 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 5 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 7 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 9 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 11 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 13 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 15 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 17 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 19 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 21 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 23 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 25 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 27 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 29 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 31 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 33 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 35 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 37 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 39 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 41 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 43 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 45 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 47 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 49 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 51 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 53 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 55 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 57 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 59 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 61 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 63 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 65 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 67 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 69 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 71 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 73 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 75 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 77 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 79 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 81 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 83 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 85 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 87 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 89 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 91 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 93 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 95 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 97 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 99 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 101 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 103 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 105 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 107 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 109 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Type / Page >> endobj 111 0 obj> / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> endobj 113 0 obj> поток Hbd`ab`ddwuv + * — LO- Мф! Wѯ_ ֬ rfΜ9 w7. ~> P = ДҤ̔Ģb = & FF & f>? B: №: KD

Терроризм: стратегия США и тенденции их «войн» с терроризмом

Энтони Х. Кордесман

8 августа 2018 г.

Соединенные Штаты уже около семнадцати лет ведут войну в Афганистане и пятнадцать лет ведут еще одну крупную войну в Ираке. Он действует в Сомали гораздо дольше и расширил свои операции по борьбе с террористическими или экстремистскими угрозами в широком спектре конфликтов в Северной и Южной Сахаре, в Африке, Южной Азии и Юго-Восточной Азии.Случай за случаем США уходили далеко от борьбы с терроризмом к противоповстанческой деятельности и от временного развертывания небольших антитеррористических сил к почти «постоянному» военному присутствию. Граница между контртерроризмом и противоповстанческой деятельностью стала настолько размытой, что существенной разницы нет.

Национальный академический консорциум по изучению терроризма и реагирования на терроризм (START) только что опубликовал новые данные о тенденциях в области терроризма, которые обновляются до конца 2017 года. В сочетании с другими основными источниками данных о терроризме они дают возможность проследить историю «войн» США против терроризма в таких странах, как Афганистан, Ирак и Сирия. Они показывают результаты «долгих войн» Америки на истощение, когда становится все более неясным, есть ли у Соединенных Штатов стратегия по их прекращению или есть ли у них возможность положить конец им способами, которые создают стабильное и мирное государство, которое сможет выжить, если Соединенные Штаты Государство должно уйти.

Полученные в результате графики и карты представлены в полном тексте отчета, на котором основано это резюме, и который доступен на веб-сайте CSIS здесь . В этом резюме резюмируется, как тенденции в таких данных раскрывают закономерности терроризма и влияют на стратегию США. Основные выводы и указатель к этим графикам представлены в этом резюме.

Изучение «террористической» угрозы

Тенденции терроризма и экстремизма — лишь одна часть этой проблемы, а также часть отсутствия какой-либо четкой общей стратегии, которая могла бы предложить США надежную вероятность прочной победы в их войнах — если «победа» определяется как стабильная, дружественная послевоенное состояние. Однако они столь же важны и показательны, как тенденции на поле боя, и они раскрывают основные глобальные и региональные проблемы, выходящие далеко за рамки сегодняшних войн.

К сожалению, официальной базы данных США по глобальному терроризму, на которую можно было бы опираться, нет. Точно так же, как США не смогли создать последовательный уровень отчетности о боевых действиях и военно-гражданских делах, а также о стоимости своих войн, они отказались от усилий по созданию такой базы данных Национальным контртеррористическим центром (NCTC). и эффективно передал эту работу национальному академическому консорциуму по изучению терроризма и реакции на него под названием START, который находится в ведении Центра передового опыта национальной безопасности и возглавляется Университетом Мэриленда (http: // www.start.umd.edu/).

Пределы данных

Программа START отлично справляется с отслеживанием несекретных материалов с открытым исходным кодом, предоставляя легкодоступную базу данных, которая четко привязана к оценке неопределенностей в данных и к отдельным террористическим актам таким образом, чтобы объяснить их ограничения и подтвердить их подсчеты. Эта база данных доступна для общественности по адресу http://www.start.umd.edu/gtd/search/ и используется для предоставления статистических данных о тенденциях в США.Ежегодные страновые отчеты Государственного департамента США по терроризму. (https://www.state.gov/j/ct/rls/crt/).

Он не предназначен для отслеживания взаимодействия между терроризмом и повстанческими движениями или того, как экстремизм влияет на боевые действия, но он предоставляет информацию, которая дает глубокое понимание каждой из «войн» с терроризмом и может использоваться для оказания воздействия этих войн в контексте глобальных, региональных и национальных тенденций терроризма. Этому посвящены карты и рисунки в этом отчете и в каждом из его основных разделов.

Однако есть некоторые важные — и неизбежные — ограничения для базы данных START:

  • Не существует четкого или последовательного способа определить разницу между террористическими актами и актами войны. Крайнее насилие было постоянной тактикой войны. Повстанческие движения и гражданские войны всегда использовали асимметричные и экстремальные средства ведения боя, как и усилия по борьбе с повстанцами. Почти все боевые действия имеют решающую фазу в густонаселенных районах, что вызывает вопросы о последующем применении силы, и каждый акт военного насилия и / или запугивания имеет некоторые элементы террористического воздействия на комбатантов и гражданских лиц.Фраза о том, что «террорист одного человека — борец за свободу другого», может быть клише, но это не делает ее неправильной. Это факт, что негосударственные субъекты, сталкивающиеся с серьезной оппозицией правительства, чувствуют, что они вынуждены использовать население и как щит, и как оружие.

    Эти проблемы особенно серьезны в тех случаях, когда терроризму удается перерасти в повстанческое движение и / или это происходит в среде, где есть много других случаев серьезного внутреннего насилия, которые имеют связанные причины, такие как религиозные, этнические, племенные, региональные различия ; глубокая политическая напряженность; или неспособность государства обеспечить эффективное управление. Терроризм трудно дать определение даже в лучшие времена. Как показывают последующие части этого анализа, это может оказаться невозможным, когда преступления на почве ненависти и отдельные действия станут повсеместным явлением или когда нет четкой границы между терроризмом и повстанцами.

  • Материалы с открытым исходным кодом имеют серьезные ограничения, которые зависят от страны, конфликта и террористического / экстремистского движения. Данные страны гораздо больше сообщают об уровне террористического или экстремистского насилия, чем другие, и радикально различаются по целостности своих отчетов.Некоторые страны называют террористами, арестовывают и атакуют законную политическую оппозицию. Некоторые ограничивают свои СМИ репортажами, подвергнутыми цензуре, потому что опасаются, что это будет стимулировать внутреннюю поддержку оппозиционных движений, вызвать враждебную критику прав человека и повлиять на иностранную поддержку и инвестиции. Это особенно верно в отношении ряда азиатских государств, таких как Мьянма, но национальные различия в пределах данного региона являются скорее правилом, чем исключением.
  • Текущее определение «терроризма» исключает государственный терроризм, хотя он, по крайней мере, является таким же серьезным источником терроризма, как и действия негосударственных субъектов .Многие авторитарные и репрессивные правительства убивают, пытают, наказывают и сажают в тюрьму в больших количествах. Как обсуждается далее в этом отчете, цифры потерь, связанные с действиями режима Асада во время сирийской гражданской войны, вероятно, привели к большему количеству жертв и человеческих травм, чем все акты негосударственного терроризма в мире с 1970 года.
  • Точно так же борьба с терроризмом часто является формой терроризма, а борьба с повстанцами часто является формой репрессий . Слишком много контртеррористических и вооруженных сил в государствах, которые имеют серьезные проблемы с повстанцами и терроризмом, чрезмерно применяют насилие против своих целей и гражданского населения.Убийства, исчезновения, произвольные аресты, пытки, длительное тюремное заключение и сфальсифицированные судебные процессы — все это формы государственного терроризма, равно как и чрезмерные нападения на мирных жителей и безразличие к побочным убыткам и жертвам среди гражданского населения. Эта форма государственного терроризма порождает ответные меры, но сообщается — если вообще происходит — по отдельным цепочкам сообщений о правах человека.
  • Назвать вражеское движение или государство террористами или сторонниками терроризма стало слишком обычным делом . Здесь U.С. не исключение. Он использует этикетку так же небрежно, как и все остальные. Тот факт, что такие государства, как Иран, активно враждебны США и их союзникам, равно как и такие движения, как Хезболла, делает их врагами. Это не делает их террористами, кроме тех случаев, когда они действительно совершают действия, которые можно определить как терроризм.
  • Атрибуция, отчеты об инцидентах и ​​характеристика, а также оценки смертей и травм — все это обязательно неопределенные . Даже самые тщательные исследования и подсчеты должны пытаться справиться с неопределенными и противоречивыми оценками, фактом, что преступник не установлен четко, а также с весьма неопределенными сообщениями о случаях смерти и травм. Данные о травмах особенно неопределенны и обычно охватывают только самые серьезные непосредственные последствия атаки. О косвенных последствиях атак с точки зрения разрушения собственности и источников дохода, потери жилья, перемещения сил, последующих медицинских расходов и расходов на безопасность не сообщается.

Ни одно из этих ограничений не означает, что данные START или различные аналитические группы, которые используют их и используются в этом отчете, не предоставляют информацию, которая в целом является правильной или не позволяет выявить ключевые тенденции.На практике каждый четко определяет основные неточности в своих данных и методах. Однако они затрудняют сопоставление между странами, затрудняют точное определение того, когда военные действия относятся или не рассматриваются как терроризм, и ложно освобождают государственных субъектов от законных обвинений в терроризме.

Игнорирование потенциальных причин терроризма: сосредоточение внимания на половине проблемы означает наличие только половины решения и стратегии

Еще одна ключевая проблема в таких сообщениях о терроризме заключается в том, что в них не рассматриваются причины терроризма и повстанческого движения и не рассматривается вопрос о том, почему следует прекратить крупную террористическую деятельность или гражданское насилие. Основное внимание в отчетности уделяется террористическим актам, прямым человеческим потерям в виде смертей и травм, а также виновным, а не их причинам и усилиям по их устранению.

Существует не только, по крайней мере, частичное отделение большей части статистических данных о терроризме от связанных с ним повстанцев и гражданских войн, но и почти полное отделение от гражданской стороны борьбы с терроризмом и мятежников, что является эквивалентом стабильности и военно-гражданских операций. и успех в перестройке и реформировании национальной политики, управления и экономики.

Это особенно верно в отношении Соединенных Штатов с 2011 года, которые сосредоточили внимание США на террористических движениях и терроризме как таковых, а не на условиях, которые способствовали его возникновению. Это также усугубляется неудачами США в «построении нации» в Афганистане и Ираке, которые постепенно сокращают усилия по оказанию гражданской помощи и гражданскую сторону военно-гражданских отношений.

Набор причин резко варьируется в зависимости от региона, страны и часто подразделений внутри данной страны.Как отмечалось ранее, причины включают государственный терроризм, насилие и репрессии. Однако они также включают идеологические, сектантские и религиозные разногласия и противоречия, а также этнические, расовые, племенные и национальные различия — все это часто связано с серьезными аспектами дискриминации со стороны данного правительства. В то же время, как показали отчеты Всемирного банка, МВФ, ПРООН и арабского развития, они включают в себя управление от плохого до ужасного, несостоятельность верховенства закона, коррупцию, плохое развитие и низкий уровень доходов, а также демографическое давление и безработицу — часто все вместе та же страна или штат.

Афганистан Ирак, Сирия, Сомали, Пакистан, Ливия, Йемен, Судан — все это примеры несостоявшихся государств с широким спектром причин внутреннего несогласия и насилия. Хотя терроризм и крайнее насилие нельзя оправдать с этической или моральной точки зрения, ни одна стратегия борьбы с терроризмом не может быть успешной, если не признается природа и серьезность его причин. Решение этих проблем не входит в обязанности экспертов по борьбе с терроризмом в самом узком смысле этого слова, но ведение полувойны — хороший способ ее проиграть.США никогда не осознавали этот аспект угрозы. Как и во многих других государствах, это означает, что у них есть только половина стратегии, и в правительственном подходе к борьбе с терроризмом используется в значительной степени «дыра».

«Скажи мне, чем это закончилось?»

В то время как США изначально пытались создать объединенные военно-гражданские стратегии, чтобы заручиться поддержкой населения поддерживаемых ими правительств и добиться долгосрочной стабильности, США с тех пор практически отказались от своих усилий по «построению нации».»Теперь он в значительной степени полагается на усилия по реформированию и гуманитарную помощь, чтобы обеспечить гражданскую сторону победы.

США также все чаще стремились сократить свое присутствие на земле до минимума обучения и помощи личному составу при поддержке боевой авиации. Это ограничивало террористические и экстремистские достижения в тех случаях, когда США борются с крупным повстанческим движением, но конечным результатом стала серия войн на истощение. США показали, что такой подход к войне может отрицать победу экстремистских угроз и выигрывать в большинстве ключевых тактических сражений.Однако, как и во Вьетнаме, далеко не ясно, могут ли тактические победы США сохранить контроль над сельской местностью или достичь значимого мира — или даже что такие военные усилия позволят правительствам, поддерживаемым США, выжить.

Это привело к ситуации, когда все большее количество политиков США слишком осознают, что у США нет реальной стратегии, которая могла бы положить конец их войне, установив стабильный мир. Они все чаще ищут способы положить конец или резко сократить U.S. военная роль в войнах, таких как Афганистан, Ирак и Сирия — и начало определения «победы» с точки зрения способности победить несколько ключевых организованных террористических движений, таких как ИГИЛ (ИГИЛ / Даиш), вместо того, чтобы положить конец войне, создав стабильную состояние или стабильные регионы.

Практическая проблема, однако, заключается в том, что простое сокращение присутствия США — с косметическим мирным урегулированием или без него — не устраняет угрозу и не приводит к какой-либо форме прочной стабильности или свободы от экстремизма и терроризма.То же самое можно сказать даже о самом серьезном дефекте данного террористического или экстремистского движения, такого как ИГИЛ, Аль-Каида или Талибан. Даже полный военный успех не устраняет причины экстремизма и внутреннего насилия, не предотвращает рост или возобновление насилия или терроризма и не обеспечивает прочный мир в любой форме. Проигрыш от ухода также неизбежно ухудшит положение — по крайней мере, в соответствующей стране.

Исследование ООН показало, что уровень рецидивизма составляет около 50% в течение пяти лет даже для успешных случаев миротворческой деятельности ООН.Этот показатель может быть намного выше для мирных поселений в странах, где террористическое движение, как представляется, сдерживается или разгромлено, но все причины внутреннего насилия остаются.

Военные США неоднократно предупреждали, что нет военного решения таких войн, если правительство продолжает не служить своему народу, является коррумпированным и эффективным, нет реальной безопасности или верховенства закона, а экономика не развивается, не предлагает достойный доход и создание необходимых рабочих мест. То же самое верно и в отношении оставления массовых разногласий и напряженности по религиозным, этническим, племенным и региональным признакам, которые почти неизбежно усугубляются прошлыми боевыми действиями, неудачными усилиями по восстановлению и восстановлению, а также спадом в развитии в годы крупного терроризма или войны.

В начале 2003 года, когда он все еще был командиром 101-й -й воздушно-десантной дивизии и все еще готовился к вторжению в Ирак, генерал Дэвид Петреус задал ключевой вопрос: «Чем закончится эта война?» Как видно на следующих рисунках, ни в одной из войн с экстремизмом, в которые США сейчас воюют или в которые вмешиваются США, еще не появилось четкого ответа на этот вопрос. Более того, вопрос Петреуса необходимо изменить следующим образом: «Почему эта война заканчивается? ? »

Приведенные ниже данные о линиях тенденций глобального и регионального терроризма и экстремизма показывают, что наши нынешние войны в значительной степени затрагивают три ключевых движения в трех странах мира, где это составляет небольшую часть от общего уровня терроризма и экстремизма.Данные по Афганистану после семнадцати лет войны совсем не обнадеживают. Пятнадцать лет спустя мы не ближе к ответу, чем были тогда в Ираке, и, похоже, мы способствовали нестабильной «победе» государственного терроризма Асада в Сирии.

Цель войны никогда не состоит в том, чтобы просто одержать военные победы. Великая стратегическая цель любой формы войны должна заключаться в формировании мира, который служит долгосрочным стратегическим целям страны, которая с ним борется. Нам не удавалось сосредоточиться на этой цели ни в одной из наших «войн».Не только Ирак и Сирия, но и Афганистан, Ливия, Йемен и другие, гораздо более мелкие, борются с терроризмом и экстремизмом в Западной и Восточной Африке.

В данном анализе рассматриваются эти проблемы, показывая растущие глобальные масштабы терроризма, его развитие по регионам, распространение террористического насилия в мусульманском мире, несмотря на текущие «войны» с терроризмом, тот факт, что угрозы выходят далеко за пределы несколько текущих угроз, таких как ИГИЛ, «Аль-Каида» и «Талибан», а также взаимодействие между контртерроризмом, противоповстанческими действиями и ключевыми виновниками нынешних войн Америки.

Мировые тенденции в террористических инцидентах и ​​жертвах

Рисунки с первого по шестой. предоставляют ряд представлений об общих тенденциях глобального терроризма с использованием данных СНВ и оценок из The Global Terrorism Data Base . Все они помогают подготовить почву для рассмотрения тенденций в данном движении, стране или регионе в перспективе, но каждый также дает некоторые дополнительные сведения:

  • Рисунок 1: Мировые тенденции терроризма 1970-2017: инциденты СНВ . Эти цифры показывают тенденцию к терроризму с момента создания базы данных СНВ. Он показывает длительный период роста терроризма между 1976-1991 годами, спад, который длился до 2004 года, а затем массовый рост, который, похоже, снизился в 2013 году, но в такой же степени является результатом резкого роста уровня боевых действий экстремистские группы в мятежах и настоящая война, как любое сокращение терроризма.
  • Рисунок 2: Мировая тенденция терроризма 2000-2017: инциденты START , На рисунке 2 показана недавняя тенденция в количестве террористических инцидентов в мире.Как будет показано ниже, резкий рост после 2004 г. в значительной степени обусловлен исламистским экстремизмом, а также этнической и межрелигиозной борьбой в преимущественно исламских странах.
  • Рисунок 3: Глобальная тенденция террористических атак: 1970-2016 гг. : Эта цифра не так актуальна, как на Рисунке 1, но она показывает, насколько глобальные тенденции в области терроризма значительнее, чем тенденции в любой зоне войны или конфликта. Это также показывает, насколько велика угроза в странах конфликта, чем на Западе.Несмотря на то, что США и Европа сосредоточены на терроризме, все основные угрозы возникли в других регионах.
  • Рисунок 4: Глобальная тенденция смертности от террористов: 1970-2016 : Тщательное сравнение рисунка 3 с рисунком 4 показывает очень реальные различия между схемами атак и инцидентов по странам, и что ни один эталонный тест или тенденция не выявляют закономерностей в терроризме. В то же время он показывает примерно одинаковые циклы общего насилия.
  • На рисунках 5 и 6 предпринята попытка отобразить закономерности в плотности и серьезности глобального терроризма в 2012 и 2017 годах .При более внимательном рассмотрении видно, что уровень терроризма резко вырос в период с 2012 по 2017 год, но мало что изменилось в тех областях, где он сконцентрирован. Однако по-прежнему наблюдается значительный рост терроризма в Европе и Соединенных Штатах.

Тенденции по регионам

Рисунки 7–9 используют те же источники для сравнения тенденций терроризма по регионам. Они подчеркивают тот факт, что самый крупный центр террористических актов происходит на Ближнем Востоке / в Северной Африке, за которыми следуют страны Африки к югу от Сахары и Южная Азия.Эти тенденции особенно важны, потому что оба региона в значительной степени являются мусульманами или имеют высокий процент мусульман — тенденции, которые более подробно рассматриваются в следующем разделе.

  • Рисунок 7: START — Террористические инциденты по регионам показывает, насколько быстро могут произойти массовые изменения в количестве инцидентов в данном регионе. Однако падение количества террористических актов после 2013 года гораздо более очевидное, чем реальное. На практике насилие, которое было идентифицировано как «террористическое», было компенсировано серьезным ростом серьезной борьбы с повстанцами.Последующие разделы этого анализа также показывают, что тенденция была бы резко возрастающей, если бы база данных признавала государственный терроризм, а не только негосударственных субъектов. Тот факт, что некоторые политики и военные представители называют такие тенденции «победами» в борьбе с терроризмом, полностью вводит в заблуждение — как и любая стратегия США, основанная на таких не победах.
  • Рисунок 8: Число погибших в результате террористических атак по регионам показывает аналогичные тенденции, но на этот раз на втором месте находится Африка к югу от Сахары, а не Южная Азия.Это подтверждает факт, который снова и снова появляется в данных. нет четкой корреляции между количеством инцидентов и реальным человеческим ущербом. (Следует отметить, что большинство сравнений в анализе касаются смертей, а не травм, потому что данные о травмах значительно более неопределенны и их очень трудно сравнивать.)
  • Рисунок 9: START — Тенденции инцидентов и насилия в странах Ближнего Востока и Северной Африки и Южной Азии: 2000–2017 гг.: На этой диаграмме показаны некоторые неопределенности в оценке потерь — будь то убитых или раненых. Однако следует также отметить, что данные об инцидентах используют самую высокую оценку, несмотря на сомнения.

Как и предыдущие карты, прослеживающие глобальные закономерности терроризма, эти рисунки, тем не менее, подчеркивают ключевую проблему в стратегии США. Подход США к борьбе с терроризмом в значительной степени ориентирован на поддержку ограниченного числа других государств в борьбе с терроризмом и повстанцами, и особенно на уничтожение или разгром ИГИЛ / ИГИЛ и Аль-Каиды в Афганистане, Ираке и Сирии.

Растущий уровень терроризма, однако, гораздо шире по масштабам, и нанесение поражений, в частности, движениям в определенных странах может достичь только полезных краткосрочных целей. Как становится ясно из этого отчета, абсурдно говорить даже о полном успехе в таких ограниченных боях, как как-то победить терроризм. Масштабы существующего терроризма слишком широки. Глубинные причины терроризма — какими бы разнообразными они ни казались — слишком велики. Как показывают отчеты ООН, Всемирного банка, МВФ и прав человека, эти причины также стали гораздо более серьезными после «11 сентября» — как показали такие события, как «арабская весна».

Столкновения внутри цивилизации: инциденты в мусульманских или преимущественно мусульманских государствах

Данные в Рис. 10 Рис. 1 — вместе с большей частью следующих данных — подчеркивает ключевую проблему в США и большую часть западного подхода к терроризму, который имеет свое зеркальное отражение в подходах большей части Мусульманский и арабский мир.

  • Рисунок 10: Карта ODNI с зонами деятельности воинствующих экстремистов в 2017 году : Нет никаких сомнений в том, что карта суннитского насильственного экстремизма на Рисунке 10, составленная DNI Daniel R.Коаст, опубликованный в его оценке угроз в мире за 2018 год, слишком верен. Сектантский гнев и экстремизм действительно движут терроризмом во многих основных центрах терроризма, о которых говорилось в предыдущем разделе.
  • Рисунок 11: Тенденции терроризма в мусульманских государствах или с большим мусульманским населением — 1970-2017 гг . : инциденты СНВ и Рисунок 12: Тенденции терроризма в мусульманских государствах или с большим мусульманским населением — 2001-2017 гг .: основные моменты инцидентов СНВ важность исламизма, экстремизма в более широком смысле.

Они показывают количество террористических актов в мусульманских государствах и государствах, где исламское сектантство и исламистский экстремизм являются непреодолимой причиной терроризма. В результате процент происшествий составил 51% от всех происшествий в мире за период 1970-2017 гг. Их влияние резко возросло после 2000 года, и на них приходилось 73% всех инцидентов с 2001 по 2017 год.

Как показано в следующем разделе, этот рост исламистского экстремизма действительно привел к «11 сентября» и ограниченному увеличению числа серьезных террористических атак в США.С. и Европа. Экстремистские движения активно использовали Интернет и другие средства для вербовки и идеологической обработки на Западе. Однако договор СНВ и другие данные о терроризме никоим образом не оправдывают называть рост исламского сектантства и исламистского экстремизма «столкновением цивилизаций» и обвинения в том, что ислам — или исламистский экстремизм — каким-то образом сосредоточился на Западе как на своей главной цели. абсурдны.

Любое изучение полной базы данных по СНВ или любой оценки потерь, произведенных либо в отдельных террористических атаках, перечисленных в СНВ или других источниках, либо в данных ООН и НПО о потерях и человеческих потерях в связи с соответствующими мятежами и гражданскими войнами, показывает, что фактически каждое вовлеченное движение было сосредоточено на захвате власти на местном уровне и контроле над данным государством или узким регионом.

В более общем плане, около 85-90% пострадавших — а также тех, кто стал беженцами или внутренне перемещенными лицами (ВПЛ) — были мусульманами, подвергшимися нападению со стороны своих собратьев-мусульман. Небольшие немусульманские меньшинства действительно пострадали, и многие были убиты, перемещены и стали беженцами. Однако, как и христианская Реформация до него, сегодняшний религиозный терроризм и войны в подавляющем большинстве состоят из нападения одной религии на себя.

Официальная стратегия США и большинства европейских государств признает уровень невежества и паранойи, связанные с демонизацией ислама за действия его экстремистов, и реальный характер этой борьбы. Он понимает необходимость борьбы с угрозой на месте и важную роль, которую мусульманское правительство играет в качестве стратегических партнеров в этой борьбе. Однако среди некоторых фракций на Западе достаточно ксенофобии и фанатизма, чтобы превратить обоснованные опасения Хантингтона по поводу «столкновения цивилизаций» в еще одну форму экстремизма. Последнее, что нужно Западу, — это встречать невежество и ненависть невежеством и ненавистью

В то же время мусульманские правительства и аналитики, которые пытаются отрицать рост исламистского экстремизма или настаивают на том, чтобы скрыть его в той или иной форме «политически корректной» риторики, отрицающей его религиозное происхождение и природу.Независимо от любых других мер, которые необходимо принять для уменьшения причин терроризма, с идеологическими движениями необходимо бороться на идеологических условиях. Исламистский экстремизм необходимо обозначить как таковой, а его отклонение от реальных исламских священных писаний, ценностей и истории необходимо объяснить и прояснить. Тот факт, что такие движения поддерживают подходы к законам, экономическим и социальным обычаям, которые делают невозможным выживание и конкуренцию мусульманским государствам в современном мире, требует открытого и постоянного внимания.

Тенденции угроз для США и Европы

Каждая жизнь имеет значение, и основное внимание правительства США — как и каждого штата — должно быть направлено на защиту своих граждан. В то же время, Рисунок 14 Рисунок 27 показывает, что вполне реальная угроза, которую терроризм представляет для Запада, очень ограничена по масштабу, а затем резко варьируется от страны к точке, где ни один подход к борьбе с терроризмом не может быть правильным.

  • Рисунок 13: Прямые атаки ИГИЛ, «Аль-Каиды» и «Талибана» на Соединенные Штаты и Европу: 2000-2017 гг .: Данные СНВ на этом рисунке спорны в деталях, но они подкрепляют анализ, сделанный в предыдущем разделе, и делают ключевой момент.Ключевые террористические движения, с которыми борются США и европейские государства, вдохновляют волков-одиночек и самоиндоктринированных террористов, используя свои материалы. Они обучают западных граждан в своих учреждениях за пределами Запада, их иностранные добровольцы возвращаются на Запад, и они иногда могут влиять на мечети и религиозные учения. Однако им не удалось создать крупные ячейки или провести серьезные операции за пределами своих базовых стран в мусульманских государствах.
  • Рисунок 14: Инциденты и жертвы в США: 1990-2017: Эти цифры показывают, насколько низко количество атак и жертв в США.С. был с «11 сентября». Это все еще мрачное предупреждение относительно того, как быстро может возрасти угроза терроризма, но ясно, что настоящий терроризм в США привел к очень небольшому количеству инцидентов и жертв с 2001 года. Учитывая тот факт, что США потратили несколько триллионов долларов на борьбу с терроризмом и связанных войн с 2001 года, это также поднимает вопрос о том, насколько эффективно США использовали свои ресурсы. (Для сравнения риска терроризма в США с другими причинами смерти на основе данных ODNI см. Сравнительную угрозу терроризма по сравнению с отравлением наркотиками, самоубийством, дорожно-транспортными происшествиями и убийствами: 1999-2016, https: // www. csis.org/analysis/comparative-threat-terrorism-compared-drug-poisoning-suicide-traffic-accidents-and-murder.)
  • Рисунок 15: Происшествия и несчастные случаи в Западной Европе: 1990-2017 гг. и Рисунок 17: Происшествия и несчастные случаи в России, Украине, Беларуси, Восточной Европе: 1990-2017 годы . Эти две цифры показывают, что террористическая угроза в Европе была намного выше, но все же составляла очень низкий процент от общего числа инцидентов в мире в обоих регионах.
  • На рисунках 16–22 представлены различные способы демонстрации общего риска для конкретных европейских членов НАТО. : они снова показывают, как крупное нападение может вызвать внезапный серьезный всплеск воздействия терроризма, а также опасности, связанные с использованием образец сравнительной безопасности.В то же время они показывают, насколько резко данные НАТО по Европе были искажены из-за возобновления Тьюки своей борьбы с курдами. Понятно, что НАТО стоит перед серьезной террористической угрозой. Также очевидно, что один и тот же подход к борьбе с терроризмом не удовлетворит потребности стран с такими разными уровнями угрозы.

Тренд майора «Война»

Рисунок 23: Терроризм при основных мятежах и гражданских войнах: 2001-2017, и Рисунок 24: Мировые тенденции терроризма 2000-2016: Смерти , дают приблизительное представление о последствиях того, что происходит, когда воинствующее террористическое или исламистское экстремистское движение переходит в повстанческое движение.Данные часто недостоверны по причинам, указанным ранее, но ясно показывают влияние первоначального перехода.

В то же время они также выявляют две ключевые проблемы с данными. После 2014 года количество инцидентов и смертей резко снизилось, поскольку уровень конфликта в нескольких ключевых государствах достиг точки масштабной противоповстанческой войны. Это может быть точным способом различения терроризма и войны, но это далеко не ясно и не иллюстрирует реальных мировых тенденций в уровне насилия.

Тенденции также в значительной степени обусловлены тем фактом, что борьба Турции против курдов рассматривается как борьба с терроризмом, в то время как гражданская война в Сирии в значительной степени игнорируется, поскольку действия режима Асада резко недооцениваются, поскольку они рассматриваются как обычная война, а не как государственная война. терроризм.

Ограниченное влияние Аль-Каиды, ИГИЛ и Талибана

Иногда кажется, что США одержимы двумя главными террористическими группировками: ИГИЛ / ИГИЛ и Аль-Каидой.Он боролся с третьей группировкой — Талибаном — около семнадцати лет, хотя исторически это была скорее группа повстанцев, чем террористов. По-прежнему далеко не ясно, могут ли США победить какую-либо из этих групп, хотя они могут лишить их основного убежища или контроля над крупным населенным центром.

Однако уже ясно, насколько ограничена роль ИГИЛ и Аль-Каиды в терроризме по сравнению с глобальными и региональными моделями терроризма, и что даже полное поражение обоих оставит нетронутыми самые современные терроризм и мало что даст. или ничего, что могло бы повлиять на причины терроризма, которые могут породить новые движения.

  • Рисунок 25: Мировой терроризм: ИГИЛ, Аль-Каида и общее количество инцидентов: 2000-2017: Эти цифры показывают, что на Аль-Каиду приходилось только 1,9% от общего количества террористических инцидентов в мире с 2000 по 2017 год. на 5,3%.
  • Рисунок 26: Терроризм в мире: Талибан, ИГИЛ и Аль-Каида в% от общего числа атак и смертей в 2017 г. показывает последнее влияние каждого движения. За год боевых действий стаи, который привел к потере большей части своего «халифата», ИГИЛ вызвало 12 боевиков.1% нападений во всем мире и 26,9% смертей террористов ».« Аль-Каида »не вошла в топ-15 рейтинга СНВ. Талибан стал причиной 8,3% мировых атак и 18,6% смертей террористов

Ничто из этого не делает сдерживание и ослабление движений менее важным. Однако любой политический деятель или представители вооруженных сил / правительства, которые объединяют их поражение с победой над терроризмом в более широком смысле, несут полную чушь.

Тенденции в Сирии, Ираке и их соседях

Данные о последствиях террористической войны в Ираке и Сирии дают некоторое представление о прогрессе в боевых действиях, которые фактически представляют собой одну войну против ИГИЛ, но также иллюстрируют основные проблемы в привязке данных о терроризме к данным (или их отсутствии) о кампании по борьбе с повстанцами и о проблемах оценки Сирии, где в большинстве боевых действий преобладает эквивалент государственного терроризма.

  • Рисунок 27: Терроризм в Сирии и Ираке: ИГИЛ, «Аль-Каида» в сравнении с мировыми инцидентами: 2000-2017: Этот рисунок сильно усиливает предостережения из предыдущего раздела о том, что слишком много внимания уделяется ИГИЛ / ИГИЛ. Даже если игнорировать тот факт, что большая часть террористических действий режима Асада не считается таковыми, на ИГИЛ приходится только 21,1% террористических инцидентов в 2000-2017 годах, а на «Аль-Каиду» — только 2,4%. «Победа» ИГИЛ в этих двух странах в лучшем случае лишит его способности удерживать любую территорию, а уровень другого насилия и терроризма фактически гарантирует появление новых форм терроризма, даже если ИГИЛ будет формально расформировано.
  • Рисунок 28: Террористические инциденты в Ираке, Сирии, Турции, Ливане, Иране и Иордании: 1970-2016 гг .: На этом рисунке показаны тенденции в инцидентах в Ираке с 1970 года. Он охватывает период ирано-иракской войны в США. 1980-1988, война в Персидском заливе в 1990-1991 годах и период после вторжения США в 2003 году. Данные о тенденциях снова иллюстрируют проблемы в определении терроризма и войны. Они, очевидно, не считают нападения курдов или проиранские, иракские шиитские атаки терроризмом и резко недооценивают террористическую деятельность режима Асада.Приписывание терроризма наиболее радикальным элементам сирийских повстанческих сил неясно. Интересно, что Турция, лидировавшая в подсчете террористических инцидентов НАТО, практически не учитывается по сравнению с инцидентами в Ираке, но фактически лидирует в Сирии в 2016 году.
  • Рисунок 29: Смертность от террористов в Ираке, Сирии, Турции, Ливане, Иране и Иордании: 1970-2016: Этот рисунок иллюстрирует те же общие тенденции смертности в Ираке. Однако он меняет рейтинг Турции и Сирии и дает удивительно высокий уровень смертности в 2015 году, за которым следует снижение в 2016 году, несмотря на значительный рост интенсивности боевых действий.
  • Диаграмма 30: Инциденты и жертвы в Ираке: 1970-2016 гг. : Данные по Ираку показывают значительный рост терроризма до 2015 года, за которым последовал спад в 2016 году, несмотря на значительное увеличение темпов боевых действий . Иллюстрирует проблемы оценки терроризма в период активных боевых действий.
  • Рисунок 31: Инциденты и жертвы в Сирии: 1970-2016: Данные на этом рисунке подчеркивают проблемы, поднятые в отношении Рисунок 28. Факторы, определяющие эти закономерности, неясны.
  • Рисунок 32: Смерть гражданского населения в результате террористических повстанческих действий: Ирак: На этом рисунке показаны предполагаемые жертвы среди гражданского населения в ходе боевых действий в Ираке с 2003 года и далее, а также влияние двух циклов террористических повстанческих действий. Источники в «Счетчике тел Ирака», наиболее уважаемом источнике таких оценок. Тенденции на этом рисунке показывают очень разные уровни потерь от рисунка 30.
  • Рисунок 34: Гуманитарный кризис в Ираке: 2018: На этом рисунке показаны некоторые из более широких издержек терроризма и его перерастания в крупный конфликт.Однако он дает лишь снимок боев в самом последнем раунде боевых действий. он показывает, насколько широко повлияла война, несмотря на то, что она была сконцентрирована в Западном Ираке, и не делает попытки оценить стоимость восстановления или ущерб, нанесенный боевыми действиями развитию Ирака.
  • Рисунок 35: Смерть гражданского населения в результате террористических повстанческих действий: Сирия: Этот рисунок показывает гораздо более резкую разницу в размерах и характере жертв в Сирии. Следует отметить, что цифра ООН сокращается в начале 2016 года, и это означает, что верхний предел оценки SOHR на март 2018 года может быть правильным.Если это так, вполне может быть правдой, что в период с 2001 по 2017 год режим Асада и его сторонники со стороны убили больше мирных жителей в процессе государственного терроризма, используя такое оружие, как бочковые бомбы и отравляющий газ, чем все террористы из числа других государств в мире за тот же период. .
  • Диаграмма 36: Гуманитарный кризис в Сирии: май 2018 г .: На этом рисунке представлена ​​оценка, возможно, наихудших гуманитарных издержек войны за последнее время. Он иллюстрирует, насколько разрушительным может быть переход от терроризма к гражданской войне / мятежу с точки зрения человека, и опять же включает любую оценку стоимости восстановления и конфликта, который, как указывает Всемирный банк, мог стоить Сирии стоимости, эквивалентной поколению экономических развитие.

Эти цифры предупреждают, насколько нынешние конфликты вышли за рамки данных террористических движений и насколько глубоко они раскололи и нанесли вред гражданскому обществу. В случае с Сирией, Асад, государственный терроризм, Хезболла, Иран и Россия, кажется, побеждают, но будут править искалеченным государством, наполненным людьми, у которых есть все основания бояться и ненавидеть режим. В Ираке ему грозят еще одни провальные выборы, вызывающие глубокие разногласия, продолжающееся неудачное и коррумпированное управление, глубокая напряженность в отношениях с курдским населением и риск религиозного раскола между суннитами и шиитами, подпитываемый внешним давлением Ирана.

Тенденции в Афганистане, Южной Азии и Центральной Азии

  • Рис. 36: Афганский терроризм: Талибан, ИГИЛ, Аль-Каида и общее количество инцидентов: 2000–2017 гг .: И снова данные основных преступников иллюстрируют риск «демонизации» нескольких ключевых преступников в глубоко разделенной стране. Однако отсутствие данных об ИГИЛ вызывает удивление, и это тот случай, когда один преступник — Талибан — действительно доминирует в войне с точки зрения как инцидентов, так и жертв среди гражданского населения.
  • Рисунок 37: Террористические инциденты в Афганистане, Центральной Азии и Южной Азии: 1970-2016: На этом рисунке тенденции в нападениях в Афганистане показаны в более широком контексте боевых действий и терроризма в регионе. Данные по Пакистану показывают опасность, если предположить, что Афганистан представляет собой главную угрозу превращения в убежище экстремистов или террористов, учитывая нестабильность в Пакистане. Растущая тенденция в Индии включает в себя как мусульманский, так и индуистский терроризм.
  • Рисунок 38: Смертность террористов в Афганистане Центральная и Южная Азия: 1970-2016: Данные о погибших на этом рисунке показывают, что боевые действия — будь то терроризм или война — были гораздо более смертоносными в Афганистане, чем в Пакистане или Индии.Это еще раз показывает, что ни одна метрика не может охарактеризовать закономерности терроризма.
  • Рисунок 39: Происшествия и потери в Афганистане: 1970-2016: Этот рисунок еще раз иллюстрирует очень высокое соотношение потерь и инцидентов в афганском конфликте.
  • Рисунок 40: Смертность гражданского населения в результате террористических повстанцев: Афганистан: Данные ООН на этом рисунке еще раз иллюстрируют проблемы при оценке военного времени. Обычно они считаются наиболее надежными общими оценками, но более свежие оценки числа смертей, причиненных всеми антиправительственными элементами во всех террористических актах и ​​войнах, составляют менее половины общих показателей на Рисунке 39.
  • Рисунок 41: Происшествия и жертвы в Пакистане: 1970-2016: Этот рисунок иллюстрирует основные колебания терроризма в Пакистане и показывает очень высокое соотношение раненых, смертей и инцидентов в афганском конфликте.
  • Рисунок 42: Гуманитарный кризис в Афганистане в 2018 г .: На этом рисунке представлена ​​еще одна оценка гуманитарных издержек войны. Подобно аналогичным данным по Сирии и Ираку, он показывает, насколько разрушительным может быть переход от терроризма к гражданской войне / мятежам с человеческой точки зрения.и опять же, включает любую оценку затрат на восстановление или более широкое влияние на развитие Афганистана.

Эти цифры предупреждают, что Афганистан по-прежнему охвачен войной на истощение, которой не видно конца. Они показывают, что Пакистан не только является государством-спонсором терроризма, но по-прежнему сталкивается с серьезными внутренними террористическими угрозами. Данные Всемирного банка и отчеты Специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана показывают, что Талибан продолжает расширять свое влияние и что Афганистан по-прежнему страдает от коррупции и плохого управления, глубоких политических разногласий и наркоэкономики, в которой уровень бедности снизился. стабильно растет с 2008 года.Похоже, что США склоняются к попыткам найти какую-либо форму мирного урегулирования с Талибаном или разделить страну, чтобы оставить или прекратить войну, но далеко не ясно, может ли любое такое решение обеспечить прочную стабильность или мир.

Тенденции в других войнах

Последний набор рисунков в этом анализе суммирует оценки тенденций в других крупных «войнах» и снова насколько различаются их масштабы. сроки и летальность может быть.

  • Рисунок 43: Инциденты и жертвы в Йемене: 1990-2017: Похоже, что нет никаких достоверных оценок тенденций в Йеменской войне.Источники средств массовой информации часто используют очень неопределенные цифры и уделяют гораздо больше внимания потерям в результате воздушных атак, чем общему влиянию боевых действий и терроризма. Однако очевидно, что этот конфликт несет в себе даже больший потенциал для серьезных человеческих страданий, чем война в Сирии.
  • Рисунок 44: Инциденты и жертвы в Ливии 1990-2017: Любая оценка для Ливии должна быть приблизительной, особенно для любых действий за пределами крупных прибрежных городов.
  • Диаграмма 45: Инциденты и жертвы в Сомали 1990-2017: Источники резко различаются, возможно, из-за проблем с отчетностью, но также из-за трудностей в определении того, что такое терроризм против гражданской войны.
  • Рисунок 46: Инциденты и жертвы на Филиппинах 1990-2017: Эта тенденция представляет собой один из самых продолжительных периодов последовательного терроризма и боевых действий по оценкам различных стран.
  • Рисунок 47: Инциденты и жертвы в Мали: 1990-2017: Данные по Мали типичны для растущего уровня исламистского экстремистского насилия в Африке к югу от Сахары
  • Рисунок 48: Инциденты и жертвы в Турции: 1990-2017: Данные показывают продолжающееся влияние войн Турции против своих курдов и поднимают ключевые вопросы о том, в какой степени это насилие действительно является результатом борьбы с террористами. — государственный деятель, или оппортунистическая борьба Эрдогана за использование государственного терроризма в своих целях продвинулась вперед, возобновив борьбу с курдами Турции.

Единственное, что объединяет все эти войны, — это отсутствие четких усилий по устранению причин насилия на гражданском уровне. И снова ключевой вопрос: почему эти войны заканчиваются?

ДРУГИЕ ОТЧЕТЫ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ БЕРКА О ТЕРРОРИЗМЕ

Энтони Х. Кордесман занимает должность руководителя отдела стратегии Арли А. Берка в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия.Он работал консультантом по Афганистану в Министерстве обороны США и США.С. Государственный департамент.

Понимание терроризма

Определить, что толкает людей к терроризму, — непростая задача. Во-первых, террористы вряд ли станут добровольцами в качестве подопытных, а изучение их действий издалека может привести к ошибочным выводам. Более того, террорист одной группы является борцом за свободу другой группы, что подтвердят миллионы арабов, поддерживающих палестинских террористов-смертников.

Принимая во внимание эти сложности, психология терроризма более отмечена теориями и мнениями, чем хорошей наукой, признают исследователи.Но ряд психологов начинают собирать достоверные данные. Они считают, что в целом более полезно рассматривать терроризм с точки зрения политической и групповой динамики и процессов, а не индивидуальных, и что универсальные психологические принципы, такие как наш подсознательный страх смерти и наше стремление к значению и личной значимости, могут помочь объяснять некоторые аспекты террористических действий и нашу реакцию на них.

В конце концов, такая информация может помочь в сложных поисках предотвращения терроризма.Выводы психологов показывают, что, например, ослабление страха людей перед культурным уничтожением, демонстрация нашей общей человечности или демонстрация несоответствия между мечтой и реальностью причастности к террористам может удержать потенциальных террористов от обращения к насилию.

На самом деле, представление о том, что террористов можно отговорить от совершения насилия с помощью мирного диалога и протянув руку помощи, больше не является несбыточной мечтой идеалиста, а фактически является целью растущего числа программ «дерадикализации» во всем мире, говорит социальный психолог. Арье Круглански, доктор философии, содиректор Национального консорциума по изучению терроризма и мер реагирования на терроризм, или START, одного из нескольких университетских центров передового опыта, созданных в соответствии с Законом о внутренней безопасности 2002 года.

«Хотя по-прежнему существует большая потребность в оценке этих программ, — говорит Круглански, изучающий некоторые из этих программ, — в некоторых случаях, кажется, есть некоторые подлинные успехи».

Приманка ужаса

В течение многих лет психологи изучали индивидуальные особенности террористов, выискивая улики, которые могли бы объяснить их готовность к насилию. Хотя теперь исследователи согласны с тем, что большинство террористов не являются «патологами» в любом традиционном смысле, несколько важных выводов были почерпнуты из интервью с примерно 60 бывшими террористами, проведенными психологом Джоном Хорганом, доктором философии, который руководит Международным центром изучения болезней Университета штата Пенсильвания. Терроризм.

Хорган обнаружил, что люди, которые более открыты для вербовки и радикализации террористов, обычно:

  • Почувствуйте злость, отчужденность или бесправие.

  • Считают, что их нынешнее политическое участие не дает им силы для реальных изменений.

  • Отождествляйте себя с предполагаемыми жертвами социальной несправедливости, с которой они борются.

  • Почувствуйте необходимость действовать, а не просто говорить о проблеме.

  • Считаю, что насилие над государством не аморально.

  • Пусть к делу сочувствуют друзья или родственники.

  • Считайте, что присоединение к движению дает социальные и психологические награды, такие как приключения, дух товарищества и обострение чувства идентичности.

Помимо индивидуальных характеристик террористов, Хорган понял, что более плодотворно исследовать, как люди меняются в результате участия террористов, чем просто спрашивать, почему они вообще входят. Он обнаружил, что это потому, что вопрос «почему» имеет тенденцию приводить к стандартным, идеологическим ответам, а вопрос о том, как раскрывается важная информация о процессах входа, участия и выхода из организаций. Потенциальные области, к которым можно обратиться, включают изучение бесчисленных способов присоединения людей к организациям, будь то набор персонала или личное решение; как лидеры влияют на решение людей взять на себя определенные роли, например, прославляя роль террориста-смертника; и факторы, побуждающие людей уйти.

В свою очередь, такие данные могут помочь создать правдоподобные вмешательства, — говорит он.Например, исходя из того, что он узнал о том, почему люди уходят из организаций, особенно многообещающая стратегия может заключаться в том, чтобы подчеркнуть, что обещанный гламурный образ жизни никогда не сбывается — опыт, горько описанный бывшим террористом, ныне скрывающимся. Мужчина сказал Хоргану, что в подростковом возрасте его заманили в движение, когда вербовщики романтизировали это дело. Но вскоре он обнаружил, что его товарищи придерживаются сектантских ценностей, а не идеалистических, которые у него были, и он был в ужасе, когда убил свою первую жертву в упор.

«Эти дети не могут поверить в реальность участия», — говорит Хорган. «Разговор с раскаивающимися бывшими террористами, у многих из которых есть кровь на руках, дает исключительную возможность использовать собственные слова и действия террористов против них».

Некоторые психологи считают, что терроризм наиболее точно рассматривается через политическую призму. Психолог Кларк Макколи, доктор философии, со-исследователь в СТАРТ и директор Центра изучения этнополитических конфликтов Соломона Эша в колледже Брин-Мор, пришел к выводу, что терроризм — это «война слабых» — средство, с помощью которого группы, которым не хватает материальная или политическая власть борется с тем, что они считают репрессивными силами.По сути, он считает, что террористические действия и реакция правительства на них представляют собой динамическое взаимодействие, при котором действия одной группы влияют на действия другой. В качестве одного примера, если террористы совершают нападение, а государство использует крайнюю силу, чтобы послать наказывающий сигнал, террористы могут использовать это действие для разжигания антигосударственных настроений среди граждан, оправдывая свои следующие действия. Тем не менее, по его словам, исследования сосредоточены почти исключительно на террористических действиях и не учитывают другую важную сторону уравнения.«Если вы не можете следить за тем, что мы делаем в ответ, как вы можете надеяться выяснить, что работает лучше или хуже?» — говорит Макколи.

Роль культурных ценностей

Как ни парадоксально, бессознательный страх смерти может лежать в основе большей части мотивации терроризма и реакции на терроризм, утверждает психолог Том Пищински, доктор философии из Университета Колорадо в Колорадо-Спрингс. Вместе с коллегами Джеффом Гринбергом, доктором философии, и Шелдоном Соломоном, доктором философии, Пищински разработал «теорию управления террором», согласно которой люди используют культуру и религию, чтобы защитить себя от страха смерти, который лежит на периферии осознания.

В десятках исследований команда вызывала мысли о смерти, подсознательно предъявляя людям стимулы, связанные со смертью, или вставляя задание на задержку и отвлечение между напоминанием о смерти и оценкой людьми ее последствий. Это подсознательное побуждение побуждает людей психологически защищаться от смерти способами, которые имеют мало поверхностного отношения к проблеме смерти, как выяснила команда Пищинского. К ним относятся прижимаясь к их культурной самобытности, прилагают все усилия, чтобы жить до значений их культуры и собираются в большие длины, чтобы защитить эти ценности.(И наоборот, исследователи показали, что побуждение людей к сознательному размышлению о своей смертности увеличивает их намерение участвовать в улучшающих жизнь образах поведения, таких как упражнения.)

Чтобы проверить, применима ли теория к конфликту между Ближним Востоком и Западом, команда Пищинского провела ряд исследований в США, Иране и Израиле. Во всех трех странах люди, которым тонко напомнили об их смертности и, таким образом, были настроены сильнее цепляться за свою групповую идентичность, с большей вероятностью поддерживали насилие против чужой группы. Иранцы были более склонны поддерживать теракты смертников против жителей Запада. Американцы были более склонны выступать за использование военной силы для борьбы с исламскими экстремистами, даже если это означало убийство тысяч мирных жителей. Израильтяне более склонны мириться с насилием в отношении палестинцев. Результаты исследований обобщены в статье в журнале Behavioral Sciences of Terrorism & Polit Aggression (Vol. 1, No. 1).

Дальнейшее исследование, проведенное содиректором СНВ Круглански, проливает свет на роль «коллективистского мышления» в терроризме.Его опросы тысяч людей в 15 арабских и других странах показали, что мусульмане с более коллективистским менталитетом с большей вероятностью поддержат террористические атаки против американцев, чем мусульмане с более индивидуалистическими взглядами. Исследование, представленное в «Политическая психология», также показало, что чем ниже люди сообщают о личном успехе в жизни, тем сильнее их склонность поддерживать коллективистские идеи и поддерживать нападения на американцев. Полученные данные свидетельствуют о том, что присоединение к террористическим группам может дать чувство безопасности и означать, что люди не чувствуют себя индивидуально, говорит Круглански.

«Причастность к коллективистскому делу всегда была отличительной чертой людей, готовых пойти на личные жертвы», — говорит он.

В более глобальном смысле страх культурного уничтожения может способствовать разжиганию террористических настроений, говорит психолог и эксперт по терроризму Фатали Могхаддам, доктор философии с факультета психологии Джорджтаунского университета. В статье «Как глобализация стимулирует терроризм: односторонние преимущества единого мира и почему это способствует насилию» (Praeger, 2008) Могаддам утверждает, что быстрая глобализация вынудила разрозненные культуры вступить в контакт друг с другом и угрожает господством или исчезновением некоторых групп — культурная версия «выживания сильнейшего».«

«Исламский терроризм можно истолковать как одну из форм реакции на восприятие фундаменталистского образа жизни, который подвергается нападкам и вот-вот исчезнет», — говорит он.

Из-за таких убеждений психологи отслеживают общественное мнение, чтобы определить, как лучше всего способствовать миру. Пищинки, например, провел еще неопубликованное исследование, показывающее, что отношение людей к насилию вне группы можно изменить, если им напомнить об общей человеческой проблеме.В двух недавних исследованиях его команды американцы, справляющиеся с «войной с террором», и палестинцы в разгар израильских бомбардировок были настроены думать либо о локальной катастрофе, либо о глобальном потеплении. Некоторые также получили напоминания о собственной смертности. В обоих исследованиях только те, кто был озабочен мыслями о смерти и глобальном потеплении, увеличили свою поддержку миротворческой деятельности.

«По-настоящему обнадеживает то, что даже в разгар конфликта, происходящего с вашим собственным народом, напоминания о смертности и общем деле уменьшают поддержку войны и увеличивают поддержку миротворчества», — говорит Пищинки.

Изучение дерадикализации

В реальном мире психологи также изучают эффективность инициатив, реализуемых в таких странах, как Египет, Ирак, Саудовская Аравия, Сингапур и Соединенное Королевство, которые стремятся смягчить сердца и умы задержанных террористов. В предварительном исследовании Круглански и его коллеги отмечают, что многие из этих программ имеют:

  • Интеллектуальная составляющая, часто включает умеренных мусульманских священнослужителей, которые ведут диалоги с заключенными в тюрьмы об истинных учениях Корана о насилии и джихаде.

  • Эмоциональный компонент , который ослабляет гнев и разочарование заключенных, проявляя искреннюю заботу о своих семьях, используя такие средства, как финансирование образования их детей или предложение профессионального обучения их женам. Этот аспект также основан на том факте, что задержанные устали от своего образа жизни и тюремного заключения.

  • Социальный компонент , который обращается к реальности того, что заключенные часто возвращаются в общества, которые могут возродить их радикальные убеждения.Программа в Индонезии, например, использует бывших боевиков, которые теперь являются законопослушными гражданами, чтобы убедить бывших террористов в том, что насилие против гражданских лиц ставит под угрозу имидж ислама.

Некоторые из этих усилий уже показали многообещающие, — говорит Круглански. Например, крупнейшая радикальная исламская группировка Египта Аль-Гамаа аль-Исламия отказалась от кровопролития в 2003 году в результате сделки, заключенной при посредничестве мусульманского поверенного между группой и египетским правительством, и программы, в которой мусульманские ученые обсуждали с заключенными лидеры группы об истинном значении ислама.В результате лидеры написали 25 томов, призывающих к ненасилию, и с тех пор группа не совершала новых террористических актов, говорит Круглански. Вторая крупная египетская группировка, «Аль-Джихад», отказалась от насилия в 2007 году на основе аналогичной программы.

Пять других подобных инициатив в Северной Ирландии, Йемене, Саудовской Аравии, Индонезии и Колумбии изучаются Хорганом из Университета штата Пенсильвания. Его еще не опубликованное исследование предлагает структуру, которую политики могут использовать для оценки этих программ, включая изучение того, как каждое усилие концептуализирует и измеряет успех, а также оценку реальности и практического значения этих заявлений об успехе.

Учитывая свой собственный опыт общения с бывшими террористами, Хорган осторожно оценивает, чего ожидать от этих программ. В своем недавнем исследовании он обнаружил, что некоторые из этих усилий не только не имеют четких критериев для определения того, что составляет «успех», но и что фактическая дерадикализация редко является особенностью таких программ — бывшие террористы могут воссоединиться с обществом и удержаться от участия в террористических актах, но сохраняют свои радикальные убеждения.

«Нет никаких доказательств того, что отказ от терроризма обязательно приводит к дерадикализации», — утверждает он.

Команда Круглански обещает пролить больше света на проблему с помощью инструмента оценки, который они разрабатывают, который будет определять изменение отношения у тех, кто прошел такие программы, включая измерение неявного изменения отношения, которое более точно отражает их истинные чувства, чем просто то, что они утверждают, является кейс.

Из-за большого разнообразия типов программ и культурных и социальных условий, в которых они реализуются, необходимо, чтобы успешные усилия разрабатывали каждую программу на индивидуальной основе, добавляет исследователь терроризма Макс Тейлор, доктор философии из Университета. Св.Эндрюс и соредактор с Хорганом книги «Будущее терроризма» (Routledge, 2000).

«Одна большая проблема с политикой терроризма в целом состоит в том, что она имеет тенденцию интерпретировать вещи с нашей точки зрения, основываясь на том, что имеет для нас смысл», — говорит Тейлор. «Проблема не в этом: проблема в том, что имеет смысл для людей на местах».


Тори ДеАнгелис — писатель из Сиракуз, штат Нью-Йорк

История

История

В обращении к Союзу 28 января 2003 г. тогдашний президент Джордж У.Буш заявил: «Сегодня вечером я поручаю руководителям ФБР, Центральной разведки, внутренней безопасности и Министерства обороны создать Центр интеграции террористических угроз, чтобы объединить и проанализировать всю информацию об угрозах в одном месте».


1 мая 2003 года Центр интеграции террористической угрозы (TTIC) открыл свои двери. Под руководством своего первого директора Джона Бреннана TTIC пополнила свои ряды примерно тремя дюжинами сотрудников со всего правительства США (USG) и получила мандат на интеграцию возможностей и задач CT по всему правительству.


До создания TTIC отдельные федеральные департаменты и агентства (в основном ЦРУ и ФБР) предоставляли президенту свои собственные оценки террористической угрозы. Фактически, Белый дом был вынужден синтезировать отчеты Сообщества и делать собственные выводы. Это одна из первых системных проблем, которые TTIC будет решать, и будет иметь решающее значение, учитывая необходимость организации продемонстрировать добавленную стоимость. С появлением TTIC обмен информацией, ведение списков наблюдения и ситуационная осведомленность стали рассматриваться как мероприятия в масштабах всего правительства США, которые по-прежнему имеют решающее значение.


В августе 2004 года по рекомендации Комиссии по терактам 11 сентября TTIC был включен в Национальный контртеррористический центр (NCTC) на основании исполнительного указа (EO) 13354, который стал основой для кодификации полномочий NCTC по реформе разведки и терроризму. Закон о предотвращении (IRTPA) 2004 года. Через EO 13354 и впоследствии IRTPA на NCTC была возложена ответственность не только за интеграцию анализа и координации обмена информацией и ситуационной осведомленности, но и за стратегическое оперативное планирование при прямой поддержке президента.


В 2005 году миссия NCTC была расширена, поскольку Комиссия по оружию массового уничтожения призвала к управлению миссией, и NCTC был создан как то, что теперь известно как Национальный менеджер разведки по борьбе с терроризмом (NIM-CT). Попытка взорвать американский авиалайнер в Рождество 2009 года привела к последнему добавлению функций и обязанностей NCTC, приоритизируя и тщательно отслеживая угрозы терроризма.


Сегодня NCTC проводит анализ, ведет авторитетную базу данных об известных и подозреваемых террористах, обменивается информацией и осуществляет стратегическое оперативное планирование.NCTC укомплектован более чем 1000 сотрудников из разных стран, федерального правительства и федеральных подрядчиков. Сорок процентов сотрудников NCTC представляют примерно 20 различных департаментов и агентств — дань признанию разведкой, национальной безопасностью и правоохранительными органами роли NCTC в защите нации от террористических угроз. Центр играет жизненно важную роль в защите интересов Родины и США во всем мире от угрозы терроризма.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.