Дети против войны рисунки: Картинки d0 bf d1 80 d0 be d1 82 d0 b8 d0 b2 d0 b2 d0 be d0 b9 d0 bd d1 8b, Стоковые Фотографии и Роялти-Фри Изображения d0 bf d1 80 d0 be d1 82 d0 b8 d0 b2 d0 b2 d0 be d0 b9 d0 bd d1 8b

Содержание

Дети Донбасса против войны


В ночь на 19 мая несколько районов Донецка подверглись массированному артиллерийскому обстрелу со стороны укрокарателей. От мощных ударов содрогались окна даже в домах, расположенных в центре. Многие жители города взволнованно сообщали друг другу, что, на всякий случай, встали с постелей и оделись, чтобы можно было быстро убежать в бомбоубежище. «Таких обстрелов не было с самой зимы», — отмечали люди.

По иронии судьбы, от киевской хунты больше всего страдает Киевский район Донецка. Попадания зафиксированы также в Куйбышевском районе. На улице Листопрокатчиков в Киевском районе повреждены жилые дома. Из-под обломков одного из них извлекли разорванное тело пожилого мужчины. Пострадала женщина – жительница этого же дома. Ее, раненую, также достали из-под развалин.

На месте трагедии побывали представители ОБСЕ, холодно зафиксировали факт обстрела. Отметили, что он произведен со стороны Авдеевки и Опытного – мест, находящихся под контролем украинских «военных» (то бишь, палачей). Произошедшее осудил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, назвав это нарушением Минских соглашений.

Все чаще и чаще со стороны хунты происходят нарушения этих самых договоренностей – «перемирие» громко бабахает за окнами домов Донбасса… Те, кто растоптал Великую Победу и превратил 9 Мая в унизительный для ветеранов спектакль, жаждут реванша и крови.

Одним из ответов жителей Донбасса на войну является духовное сопротивление, в котором принимают участие даже дети. Свидетельство тому – выставка детских рисунков «Жизнь глазами детей Донбасса», состоявшаяся в Донецкой республиканской научной библиотеке имени Н.К.Крупской при поддержке волонтерской организации «Мы».

Юные жители Донецка и прилегающих городов слишком отчетливо для своего возраста видят связь между тем, что было в годы Великой Отечественной войны, и тем, что происходит в эти дни. Страшное словосочетание «дети войны» сегодня – и про них… Многие из них насиделись в подвалах, терпели голод и лишения. Но они, как и взрослые, не сломлены, о чем прямо говорят их рисунки.

Многие произведения посвящены Великой Отечественной войне, про которую ребята читали в книжках и смотрели в фильмах.

На одном из рисунков – красный ангел с серпом и молотом, летящий защитить город от вражеских полчищ.

И внезапно то, о чем они читали в книжках, смотрели в фильмах и слушали на школьных уроках, чему посвящали школьные вечера и о чем говорили взрослые в памятные даты — стало повседневной реальностью…

Большинство работ – это буквально детский крик: «Мир! Нет войне!»

Кто бы мог подумать, что автору этого пронзительного, недетского плаката — всего 8 лет?

А вот — маленький художник сравнил здание аэропорта Донецка до войны с теми развалинами, которые остались от него сейчас.

Нынешние дети войны мудры не по годам.

У каждого из этих ребят теперь — своя война.

Но в их рисунках просматривается и надежда на лучшее будущее Новороссии.

«Мы каждый раз плачем, когда смотрим на эти рисунки», — так сказала мне одна из сотрудниц библиотеки.

Никто не знает, когда хунта в очередной раз нарушит перемирие и кто станет ее новой жертвой. Но после обстрелов жители Донецка собираются на концерты и поэтические вечера. А дети рисуют мир и протестуют против укронасилия.

И кто мог бы предположить, что старый советский лозунг «Миру — мир» вновь приобретет такую актуальность и наполнится такой болью?

И лично мне очень хотелось бы, чтобы эти рисунки детей с искореженным детством увидели господа Порошенко, Яценюк, Тимошенко, Аваков, а также их внешние покровители — Обама, Нуланд, Маккейн и многие другие. Пусть бы они увидели эти трагические работы прямо сейчас или же потом — в зале трибунала, где над ними состоится справедливый суд за военные преступления на Донбассе.

(Специально для «Военного обозрения»)

Конкурс детских рисунков Дети не хотят войны провели в Приморье

Дети мира против войны (Елизавета Зубоирова). Фото: предоставлено организаторами

Региональный этап международного конкурса детских рисунков «Дети не хотят войны» прошел в Приморье с 20 марта по 20 мая. Участие в конкурсе приняли учащиеся образовательных учреждений в возрасте от 6 до 17 лет. Работы победителей направят для участия в международном этапе конкурса, сообщает ИА PrimaMedia.

Организаторами конкурса выступили департамент образования и науки Приморского края и ГОАУ ДОД «Детско-юношеский центр Приморского края», при поддержке военного комиссариата Приморского края и регионального отделения ДОСААФ.

Конкурс проводился с целью воспитания у молодого поколения общечеловеческих ценностей, чувства патриотизма, веры в будущее планеты без конфликтов и войн и привития интереса к родной и мировой истории; способствовал повышению культурного уровня подрастающего поколения, развитию творческих способностей детей, побуждению детей к изучению исторических событий.

Голуби мира (Ольга Юшкова). Фото: предоставлено организаторами

Дети против войны (Мария Русских). Фото: предоставлено организаторами

Мы за мир (София Розенко). Фото: предоставлено организаторами

Не допусти этого (Маргарита Казакова). Фото: предоставлено организаторами

Нет войне (Полина Приходько). Фото: предоставлено организаторами

Танк так огромен… (Валерий Плешкей). Фото: предоставлено организаторами

Победители и призеры получат грамоты и дипломы организаторов конкурса. Работы победителей в каждой возрастной категории направят для участия в Международном конкурсе детских рисунков «Дети не хотят войны» во Франции.

С итоговым протоколом можно ознакомиться на сайте ГОАУ ДОД «Детско-юношеский центр Приморского края».

Напомним, в Приморском крае продолжается активная работа по развитию и популяризации культуры и проводятся мероприятия для жителей во всех городах и районах края.

Рисунки казанских детей 1941-1942 гг. Фонд детского рисунка ресурсного центра ГМИИ РТ

Рисунки казанских детей 1941-1942 гг. Фонд детского рисунка ресурсного центра ГМИИ РТ

В ГМИИ РТ хранятся около 300 рисунков казанских детей военного времени. Все они были переданы из Государственного музея ТАССР, ныне НМ РТ, при создании нашего музея в 1960 – х гг. Эти рисунки собраны сотрудниками музея в суровые военные годы, как непосредственные свидетельства военного времени. Одновременно собирались военная техника, плакаты, вещи. Авторами рисунков являются дошкольники и ребята младшего школьного возраста. Дети рисовали в детском саду, школах. Главной темой рисунков является война: битвы, спасение раненых, трагедия людей военного лихолетья. Сюжеты рисунков взяты детьми из громких чтений газет, сводок военных действий. В самое тяжкое время мальчишки и девчонки неизменно рисовали победу.  Верили, что солдаты, среди которых были их отцы, защитят страну от фашистов. Рисуя, совершали своеобразное магическое действие, внося свой вклад в нашу Победу.

Как вспоминает Дина Каримовна Валеева, кандидат искусствоведения, а в годы войны – юный художник Дина Яруллина, карандаши были самой любимой игрушкой. И самой ценной, потому что их не хватало. Среди девочек детского сада, в который она ходила, была придумана такая игра. Когда точили карандаши, девочки собирали стружки, заворачивали в бумагу и клали ночью под подушку с надеждой, что наутро там окажется новый карандаш. Конечно, этого не происходило, но девочки не разочаровывались и придумывали множество оправданий. И вот однажды у одной из подружек под подушкой все же появился новый карандаш. Такое «чудо», конечно, сотворили родители. Но оно должно было произойти – ведь дети в него верили.

Детские рисунки военных лет, благодаря непосредственным впечатлениям, дают нам возможность ощутить себя частью исторической нити.

 

Министерство культуры и ГМИИ РТ выпустили две книги с рисунками детей военного времени.

Издание «А были вместе-дети и война» (2015 год)

 

Альбом «Дети войны. Рисунки казанских детей военного времени (1942–1943 годы). Рисунки и сочинения детей нашего времени (2010 год)»

 

Конкурс детского рисунка «Дети рисуют войну»

Уральским следственным управлением на транспорте СК России организован и проведен

конкурс детского рисунка «Дети рисуют войну»

 

 В Уральском следственном управлении на транспорте Следственного комитета Российской Федерации с целью патриотического воспитания молодого состава и подрастающего поколения организован и проведен конкурс детского рисунка «Дети рисуют войну», посвященный 71-летию Победы в Великой Отечественной войне. 

В конкурсе приняли участие  воспитанники Березовского детского дома № 1, а также дети сотрудников следственного управления.

В ходе конкурса, комиссия рассматривала поступившие рисунки, проводила их оценку. Все выполненные рисунки – просто восхитительны!

После обсуждения конкурсная комиссия подвела итоги и определила победителей и лауреатов.  

В возрастной категории до 8 лет признана победителем конкурса:

дочь руководителя Пермского следственного отдела на транспорте Питиримова Соня, 7 лет;

лауреатом конкурса:

дочь следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел

Лимонова Алена, 6 лет. 

В возрастной категории от 9 до 13 лет признана победителем конкурса:

дочь руководителя Нижнетагильского следственного отдела на транспорте Казанцева Арина, 11 лет; 

лауреатом конкурса:

дочь руководителя Магнитогорского следственного отдела на транспорте Лебедева Вероника, 10 лет. 

В возрастной категории от 14 до 17 лет признана победителем конкурса:

воспитанница Березовского детского дома № 1 Пономарева Елена, 16 лет;

лауреатом конкурса:

воспитанник Березовского детского дома № 1 Малышкин Николай, 17 лет. 

Победители и лауреаты конкурса будут награждены Почетными грамотами, а участникам конкурса будут вручены поощрительные призы.

Фотоконкурс «Дети рисуют Победу. Номинация от 7 до 10 лет» в Орле: правила конкурса, участники конкурса, лидеры конкурса, принять участие в конкурсе

Организатором конкурса является ИА vRossii.ru (учредитель – ООО «Регион центр»)

Сроки проведения:

  1. Общий срок проведения конкурса с 3 по 30 апреля 2017 года.
  2. Детские рисунки для участия в конкурсе принимаются и размещаются с 3 апреля по 16 апреля 2017 года. Прием рисунков заканчивается в 23:59 16 апреля 2017 года.
  3. Голосование: с 17 по 30 апреля. Прием голосов заканчивается в 23:59 30 апреля 2017 года.
  4. Размещение информации об итогах конкурса: 2 мая 2017 года.
  5. Награждение победителей состоится в период с 3 по 12 мая 2017 года. Редакция портала свяжется с победителями и сообщит дату, время и место награждения.
  6. Конкурс проводится в городах Орел, Курск, Липецк.

Участники конкурса:

В конкурсе «Дети рисуют Победу» могут принять участие дети от 3 до 15 лет. Все участники делятся на три возрастные группы (номинации):

  • От 3 до 6 лет;
  • От 7 до 10 лет;
  • От 11 до 15 лет.

Порядок участия в конкурсе:

Чтобы стать участником конкурса «Дети рисуют Победу», необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться на городском портале, загрузить в форму отправки работу, удовлетворяющую условиям конкурса, либо предоставить в редакцию городского портала работы с указанием авторства, возраста ребенка, выполнившего работу, и контактным номером телефона (нигде не публикуется, нужен для связи с победителем). Сотрудники редакции обязуются отсканировать предоставленные работы и разместить их на сайте конкурса самостоятельно.

Адреса в городах: 

Курск — ул. ул. Сосновская, д. 1-3, оф. 306.

Липецк — ул. Балмочных, 11, оф. 501.

Орел — ул. Салтыкова-Щедрина, 34, оф. 12.

Требования к творческим работам, участвующим к конкурсам:

  1. Рисунок может быть выполнен в любой художественной технике: красками, карандашами, фломастерами, маслом и т.д. 
  2. Работа должна быть выполнена на листе форматом не менее А4.
  3. Один участник может предоставить только одну творческую работу. Коллективные работы не принимаются.
  4. В случае, если работа предоставляется в редакцию городского портала, на ней обязательно должны быть указаны: фамилия и имя конкурсанта, возраст, контактный номер телефона (нигде не публикуется и нужен только для связи с победителем).
  5. Размер отсканированной или сфотографированной работы для загрузки на портал не должен превышать 5 Мб.
  6. Участник конкурса, присылающий рисунок, гарантирует, что, принимая участие в Конкурсе, не нарушает прав интеллектуальной собственности третьих лиц.
  7. Организатор оставляет за собой права удалить работы, не соответствующие условиям конкурса.

Критерии выбора победителя

  • Каждая работа, загруженная на сайт конкурса, участвует в голосовании.
  • Зарегистрированный и/или авторизованный пользователь может проголосовать за неограниченное количество участников. За одного участника конкурса можно проголосовать один раз в сутки с одного IP-адреса.
  • Также есть возможность получить платные голоса с помощью платежной онлайн-системы «Робокасса». Вы можете выбрать любой удобный способ оплаты.  (Безопасность совершения оплаты обеспечивается с помощью надежной системы идентификации платежа). 
  • В каждой возрастной номинации побеждает работа, набравшая наибольшее количество голосов.
  • Если несколько участников набирают одинаковое количество баллов, то победитель выбирается конкурсной комиссией из состава редакции и партнеров.

Порядок вручения призов:

Организатор конкурса после подведения итогов свяжется с победителями и сообщит дату, время и место награждения.

Каждый победитель получит диплом от организатора конкурса и ценные призы от спонсоров конкурса.

Участники имеют права и несут обязанности, установленные действующим законодательством Российской Федерации, а также определенные настоящими Правилами Конкурса.

Участие в Конкурсе автоматически подразумевает обязательное ознакомление и полное согласие его Участников с настоящими Правилами.

Принимая Правила, участники тем самым дают разрешение в соответствии с законом «О защите персональных данных» на обработку и проверку оператором ФИО и мобильного телефона, указанных в форме заявки. Редакция, в соответствии со статьей 13.11 КоАП РФ, обязуется не распространять личные данные участников третьим лицам.

Работы участников в дальнейшем могут быть использованы в рекламных кампаниях ООО «Регион центра».
 

Проект | DOBRO.RU

МАОУ «СОШ №10» г. Реутов уже второй год подряд проводит социальную акцию «Мы, дети мира, против войны» 

Социальная значимость проекта:

В истории Великой Отечественной войны важнейшую роль сыграла Московская область. В ходе оборонительного этапа Московской битвы советские войска вели бои с противником на его «истощение» (когда в бой бросается последний батальон,часто именно он должен был решить исход сражения). Битва за Москву является одной из самых масштабных битв за время войны по количеству участвовавших войск и по понесенным потерям. 

Мы должны достоверно и ярко показать подрастающему поколению события Великой Отечественной войны, подбирая материал, основанный на подвиге обычного русского солдата. Учащиеся, знакомясь с фактами о войне, понимают, что это страшно для детей и для всего человечества, и хотят донести до жителей своего города, что они, дети, Против Войны!

Для реализации акции был составлен план мероприятий на апрель — май, по которому работали педагоги в школе. Мероприятия проводились для всех учащихся,на которых могли присутствовать родители и жители микрорайона. Разрабатывались и проводились тематические классные часы, создавались презентации, в которых были отражены все тяготы войны. Ребята рисовали рисунки, читали и сочиняли стихи, участвовали в конкурсах. Все это помогло прийти к тому, что дети смогли понять самое главное: они не хотят, чтобы была война! Дети хотят жить и живут в мирное время! И нельзя по-другому! 
Во втором полугодии мы приступили к разработке листовки. Подготовили Георгиевские ленты. 
4 мая дети, педагоги и родители вышли на улицы своего города к людям: маленьким и большим, молодым и пожилым, занятым и свободным. Вышли для того, чтобы привлечь внимание, сказать: «Мы не хотим ,чтобы это повторилось!». Дети живут в мирное время и хотят только мира. И вот уже второй год ребята не встречают ни одного равнодушного человека. Все благодарят ребят, а те поздравляют прохожих с Великой Победой!!! 
В следующем году планируется привлечение еще большего числа участников.

как школьникам Подмосковья принять участие в акции

В России проходит конкурс творческих работ «Письмо солдату. О детях войны», посвященный детям и подросткам, видевшим ужасы Великой Отечественной войны (ВОВ) своими глазами. До середины апреля к участию могут присоединиться подмосковные школьники 7–17 лет. О цели акции и регламенте участия читайте в материале портала mosreg.ru.

«Перезагрузка библиотек» в Подмосковье: электронные технологии и современные пространства>>

Всероссийский конкурс

Источник: Фотобанк Московской области

Конкурс «Письмо солдату. О детях войны» проводится на территории России с 2017 года. Его инициаторы – уполномоченный по правам ребенка в Российской Федерации и руководство военно-патриотической организации «Юнармия».

Участие предполагает создание творческих работ на основе исследованного исторического материала.

Цель – дать возможность молодежи узнать о страницах истории России, сохранить память о героях и их подвигах, сформировать у подрастающего поколения чувство сопричастности прошлому страны, укрепить связь между поколениями.

Проект #Прогероя: как жителям Подмосковья принять участие в акции памяти>>

Конкурсные номинации

Источник: Министерство строительного комплекса Московской области

В конкурсе участвуют творческие работы по тематике детства в период войны. В программе три номинации: «Письмо», «Рисунок», «Видео».

Школьники могут отправить эссе, стихи, рисунки и видеоролики, адресованные или посвященные детям периода ВОВ, «сынам полка», детям-героям, работавшим в тылу.

«Вахта памяти-2019»: в каких экспедициях участвовали подмосковные поисковики>>

Как принять участие

Источник: Фотобанк Московской области

Прием работ осуществляется дистанционно. Для участия в конкурсе нужно подать заявку и прикрепить творческое задание на сайте.

Культурный гид по Подмосковью онлайн: (не)сыгранные спектакли и виртуальные туры>>

Региональный этап

Источник: Министерство энергетики Московской области

Конкурс проходит в два этапа, первый проводится на уровне регионов.

Участники из Подмосковья могут отправить свои работы до 6 апреля. После окончания приема работ региональное жюри выбирает по одной лучшей в каждой номинации. Общее количество победителей на этом этапе – 3.

Акция «Диалоги с Героями» в Подмосковье: патриотическая память и возрождение наставничества>>

Победители

Источник: РИАМО, Николай Корешков

Данные о региональных победителях передают центральной конкурсной комиссии. До 26 апреля она отбирает финальных победителей, по 25 человек в номинации, всего 75 призеров.

Победителей конкурса наградят дипломами, а их работы опубликуют в сборнике «Письмо солдату. О детях войны».

Какие дети могут стать воспитанниками воинских частей — разъяснения прокуратуры Подмосковья>>

Детские рисунки как доказательства военных преступлений

Книга «Дефлаграции: детские рисунки и войны взрослых», изданная Anamosa, повествует о войне в 150 детских рисунках. Книгу сопровождает выставка до 16 декабря в André Malraux médiathèque в Страсбурге. Это красивая книга, призывающая к миру.

Бесцветные трупы, горящие хижины, колонны беженцев, бомбежки, страх и печаль. 150 рисунков, составленных Зераном Жирардо, рассказывают о войне глазами детей.В книге «Déflagrations, dessins d’enfants, guerre d’adultes», изданной Anamosa, воспроизводятся вековые рисунки детей во время войны, работы молодых свидетелей от Первой мировой войны до конфликта в Сирии. «Эти рисунки позволяют нам на мгновение расположиться вне недифференцированного потока образов вокруг нас», — пишет координатор проекта Зеран Жирардо. «Это как противоядие от безразличия привычки, которое в конечном итоге превращает ужасы в фоновый шум или далекую выдумку.Это помогает нам держать глаза открытыми, не забывать, продолжать осознавать и не обезболивать эмоции ».

За этими рисунками, а иногда и с подписями скрываются эмоции, как, например, чеченский ребенок, который спрашивает: «Дед Мороз доберется до нас или его остановят на блок-посту?» Эти рисунки детей от 5 до 17 лет раскрывают сотни рассказов об одной и той же истории, дополненных вкладом художников, психологов, журналистов и юристов. Франсуаза Эритье, антрополог, умершая 15 ноября в Париже, написала один из своих последних текстов.Она говорит об «оглушительной тишине», изображенной на этих рисунках. «Они видели, они бежали, они прятались, и они пытались молчать, чтобы не привлекать внимания, но они слышали весь шум» войны, — пишет она. Прошлый век дал нам Устав ООН, Женевские конвенции и Конвенцию о защите детей в вооруженных конфликтах. Но обещание «никогда больше» не было выполнено, и эти рисунки напоминают нам об этом. По словам Франсуа Эритье, они олицетворяют «всеобщее насилие», и «в этих свидетельствах ничего не предполагается».

Один из детских рисунков

В 2007 году организация «Ведение мира» направила в прокуратуру Международного уголовного суда (МУС) 500 детских рисунков, которые были включены в качестве контекстуальных доказательств в дело Дарфура. Юрист Оливье Берко, профессор Университета Сан-Франциско и бывший следователь группы по чрезвычайным ситуациям Human Rights Watch (HRW), рассказал JusticeInfo, как в 2005 году он был поражен убедительностью рисунков суданских детей-беженцев в лагерях Чада. .

Оливье Берко: Я пошел с доктором Хьюман Райтс Вотч собрать свидетельства того, что происходило в Дарфуре. Детей было много, и они были рады видеть гостей. Так что это был своего рода праздник, но у нас возникли проблемы с разговором со взрослыми. Чтобы дети успокоились, мы дали им бумагу и мелки. Мы их ни о чем не просили, но они начали рисовать самые потрясающие, очень точные изображения войны. В них мы могли видеть нападения на города, прибытие формирований «Джанджавид» [проправительственное ополчение в Дарфуре], взрывы бомб, убийства и даже изображения изнасилований.Мы повторили этот эксперимент в других лагерях беженцев и собрали сотни рисунков. Затем мы спросили учителей — дарфурских учителей, работающих в школах ЮНИСЕФ в лагерях беженцев, — есть ли у них еще такие рисунки. Они показали нам школьные учебники, полные ими. Они сказали: «Возьми их и расскажи миру, через что мы прошли». Это было совсем не то, что мы намеревались сделать, но внезапно мы почувствовали себя преданными этим детям.

JusticeInfo: Вы сразу же подумали, что эти рисунки могут служить доказательствами в суде?

Изначально я не думал о судебном аспекте, но этот первый рисунок запомню на всю жизнь.Я видел, как этот ребенок рисует джанджавид, и был полностью очарован. Это было именно то, что я знал о «джанджавид». Фото и видео этого ополчения очень мало. Вначале я не думал, что этот рисунок может быть использован судом. Я не думал так далеко, я только подумал, что это хорошо согласуется с тем, что я знал. Я проработал несколько лет в Дарфуре и хорошо понимал, что происходит. Мы уже опросили сотни пострадавших, у нас также были аэрофотоснимки, но не было визуальных изображений.Мы можем быть там до или после события, но никого нет, когда происходят преступления. И внезапно у нас появилось это визуальное представление преступлений. И только потом мы подумали, что рисунки могут быть доказательствами в суде. А потом пришло решение Международного уголовного суда.

Чему мы учимся из этих детских рисунков?

Работа такой организации, как HRW, состоит в том, чтобы установить методы работы. Днями и месяцами мы слушаем жертв.Если в конце моей миссии у меня есть свидетельства, показывающие, что в тот день деревни были атакованы, авиация начала бомбить, солдаты прибыли пешком, а за ними следовали джанджавид, если у меня есть от 80 до 100 свидетельств, которые говорят то же самое, тогда я могу начать устанавливать факты. В Дарфуре все дети говорят карандашами одно и то же. Их рисунки, очевидно, не совпадают, но они показывают одинаковый способ работы. И оттуда, да, они могут стать доказательствами.

Сложно ли собирать такие свидетельства?

Когда вы собираете свидетельства взрослых, людей, подвергшихся пыткам или чьи родственники были убиты, иногда бывает сложно.Они описывают очень сложные ситуации, иногда начинают кричать или плакать. С детьми дело обстоит иначе. Дети веселые или спокойные, но травма в прошлом. Я помню девочку, очень юную, наверное, не старше шести лет. Она нарисовала женщину с красным лицом, лежащую на земле. Она сказала мне, что эта женщина мертва. Я спросил ее, почему лицо было красным, и она посмотрела на меня, как на глупца. «Потому что они выстрелили ей в голову», — сказала она. Ей было шесть лет, и она сказала это естественно и спокойно.Я не знаю, с какой травмой она выросла.

Детские рисунки

Когда смотришь эту книгу, поражаешься четкости сцен войны и выражения чувств. Вы можете объяснить?

Некоторые рисунки из Дарфура очень просты, но отражают множество ситуаций. Бегство и паника представлены растопыренными пальцами, волосами, вставшими дыбом, ртами, застывшими в выражениях ужаса. На многих рисунках Дарфура изображены бесцветные люди, которые умерли.Мертвые окрашены в серый цвет, а живые — в цвете. Некоторые рисунки играют на пропорциях, чтобы что-то выразить. Эти рисунки поражают своей точностью. Если вы сравните детские рисунки оружия с фотографиями этого оружия, вы увидите это. Дети рисуют по-разному Туполев, используемый суданской армией, и истребитель МИГ. Рисуют вертолеты в военном камуфляже. Они не рисуют М16 американского производства, как Калачников, это очень ясно. В «Калачникове» есть магазин в форме запятой.У вооруженной машины и танка не одинаковые гусеницы и не одинаковое количество колес, что очевидно на детском рисунке. Они запечатлевают эти вещи своими глазами, и точность потрясающая.

«Дефлаграции» — это сборник, охватывающий более ста лет войны. Видите ли вы что-то общее во всех этих рисунках?

Есть сходство в способе рисования солдат и оружия, а также в атаках. Это наиболее поразительно с атаками с воздуха, без сомнения, потому что они самые ужасающие, особенно когда вы в детстве.Но образование тоже играет роль. Есть страны, где художественное образование не было приоритетом. Есть очень хорошие рисунки, но в них нет ни перспективы, ни плотности. Если вы посмотрите на рисунки времен Второй мировой войны во Франции, то почувствуете, что эти дети имели художественное образование. Я думаю, что есть культурное сходство. Если брать рисунки из Алжира или Ирана, они очень красочные и плотные. Рисунки из Африки намного светлее, места намного больше. В европейских рисунках используется перспектива, за ними стоит целая школа обучения.В стилях есть согласованность.

Как сирийские дети рисуют и используют арт-терапию для лечения травм, нанесенных войной

В престижном районе в центре Бейрута два подростка читали рэп на арабском языке во время выставки, демонстрирующей работы сирийских детей-беженцев. Рамзи, 12-летний мальчик из Дараа, Сирия, битбоксил, как его друг Айхам, также из Дараа, плевал рифмами. Гости смотрели тихо, впечатленные, как два мальчика вспоминали жизнь до того, как восстание превратилось в гражданскую войну, которая нанесла ущерб их стране.

Это было частью выставки под названием «Свет против тьмы», результатом трехмесячной художественной мастерской, нацеленной на то, чтобы помочь детям преодолеть травму войны посредством творческого самовыражения. Сорок три ребенка создали около 166 произведений рисунков и скульптур из глины, многие из которых изображали красочные изображения школ, детей, играющих вместе, и семейных связей.

Остальные были не такими веселыми. Суха Ванус, молодая девушка из Латакии, нарисовала дочь, держащую за руку матери, а к ее голове приставлен пистолет.На заднем плане картины идет дождь, вертолет открывает огонь по дому, в то время как двое маленьких детей лежат на траве, истекая кровью, предположительно мертвые. Организаторы выставки рассказали, как Суха в Сирии ежедневно проезжал армейский блокпост перед тем, как пойти в школу. Она приветствовала солдат assalamu alaykum (что означает «мир вам» на арабском языке).

Сеансы арт-терапии сначала начались как реакция на скетчи, подобные «Сухе», — сказал Али Эльших Хайдар, представитель Najda Now, сирийской неправительственной организации, которая организовала семинар совместно с посольством Норвегии в Бейруте.«Мы хотим, чтобы все видели, что дети могут победить войну… Если у них нет голоса, у них есть цвет, чтобы каждый мог увидеть то, что они видели», — сказал он.

Для некоторых детей выразить этот голос на бумаге было непростой задачей. Вот тут-то и появляется центр «Наджа сейчас» в Шатиле. Лагерь палестинских беженцев в южных пригородах Бейрута все чаще становится домом для сирийцев, спасающихся от войны. Сидя вместе в центре, Али показал мне десятки набросков, которые были закрашены сплошным черным цветом от страха.«Сначала они были очень напряжены. Сирия сильно шокировала их, и они думали, что никогда больше не увидят ничего красочного », — сказал он.

Однако с тех пор, как начались занятия, настроение детей, похоже, улучшилось. Дети больше не чернеют из-за своей работы, и большинство из них рисуют красочные изображения, в том числе зеленые и суровые сирийские пейзажи. «Это помогло нам забыть то, что мы видели в Сирии», — отметила одна из девушек, участвовавших в семинаре.

Иногда, признает Али, дети воссоздают сцены войны, особенно если они слышат плохие новости из Сирии.Но, как объяснил Ясир Моалла, психотерапевт Najda Now, «цель не в том, чтобы забыть травму войны, а в том, чтобы ее преодолеть». Многие иллюстрации, изображающие битву, смерть или разрушение, все еще можно увидеть на стенах центра в Шатиле.

Несмотря на то, что семинар Najda Now помог детям-беженцам справиться с травмами войны, гуманитарные работники говорят, что для сирийских детей необходимо сделать больше. На совместной пресс-конференции, проведенной руководителями крупнейших мировых агентств по оказанию помощи — Mercy Corps, УВКБ ООН, ЮНИСЕФ, Save the Children и World Vision International, — четко заявлено в Бейруте 15 марта, в третью годовщину сирийского восстания, целое поколение детей «рискует потеряться навсегда» из-за конфликта.

Сирия, повторили они, разваливается в клочья. По самым скромным оценкам, в результате войны погибло не менее 10 000 детей, а условия жизни тех, кому удается найти убежище в соседних странах, ужасны. Ливан, страна с населением 4,4 миллиона человек, принял почти 1 миллион беженцев из-за конфликта. Из них 435 000 детей школьного возраста — это больше, чем общее число ливанских детей, которые в настоящее время учатся в государственных школах, и почти 300 000, около 70 процентов, остаются вне класса.

Агентства по оказанию помощи, тем временем, изо всех сил стараются не отставать от глубины конфликта. Недостаток бюджета — проблема; Например, планы ЮНИСЕФ на 2014 год профинансированы всего на 8 процентов. Даже в том редком случае, когда финансовые проблемы отсутствуют, другие препятствия мешают образовательным программам и психологической поддержке. В Ливане, например, сирийские дети не сдают вступительные экзамены в государственные школы из-за существенных различий между учебными программами двух стран, особенно с точки зрения языковых требований.«Мы стараемся, чтобы многие из них продолжали учиться в школе, изучая английский язык», — сказал Али. «Это сложная ситуация».

Андреа Коппел, вице-президент по глобальному взаимодействию и политике Mercy Corps, сказала на пресс-конференции 15 марта: «Если мы собираемся реагировать на потребности детей здесь, в Ливане, в Иордании, в Ираке, в Турции, пусть в одиночку внутри Сирии, нам нужны средства для этого ». Корпус Милосердия за три недели собрал средства для тайфуна Хайян на Филиппинах, что у него есть за три года для сирийской войны.

Один редактор американской газеты прекрасно выразился, когда мы пили пиво в Бейруте: «Мы больше не публикуем много историй о сирийских беженцах. Он устарел. Люди теперь все больше и больше теряют чувствительность к войне ». При этом, как он правильно заметил, конфликт становится все хуже. По прогнозам, к концу 2014 года количество сирийских беженцев в Ливане превысит 1,5 миллиона человек. Это почти 35 процентов довоенного населения страны.

Для таких людей, как Али, которые непосредственно участвуют в гуманитарной работе на местах, вопрос не в финансировании или осведомленности, а в основных правах человека.«Мы не просим благотворительности, — сказал он. — Мы просим их права на образование, их право на жизнь и их право на детство. Многие люди в международном сообществе забыли об этом».

Дети войны: видения конфликта невинными глазами

Архив

24 февраля 2005 г.

Тони Гейст был занят другим делом, когда впервые увидел рисунки, но сразу понял, что они должны привлечь внимание всего мира.

«Гражданская война в Испании была моей страстью на протяжении многих лет», — сказал Гейст, профессор UW, возглавляющий отдел испанских и португальских исследований.По его словам, конфликт стал своего рода темной вехой в развитии войны: «Это была первая механизированная война и первая война, в которой гражданское население подвергалось систематическим нападениям».

Гейст сказал, что он был приглашенным профессором Калифорнийского университета в Сан-Диего в 1998 году, читал курс по искусству и литературе времен гражданской войны в Испании, когда он осмотрел архив печати университета. Его профессиональная жизнь изменилась в тот день, когда заведующий специальными коллекциями архива показал ему ящик для документов, содержащий около 600 рисунков эпохи той войны.

«Я был просто ошеломлен этими вещами», — взволнованно сказал Гейст.

На фотографиях изображен хаос, причиненный войной кварталам, наполненный резней и дымом, ужасом воздушных атак и обломками разрушенных домов, но они были созданы не профессиональными художниками. Сцены были нарисованы детьми, вынужденными стать свидетелями военных действий, которые ни один ребенок не должен видеть.

Рисунки были сделаны молодыми людьми, живущими в детских колониях, или детских колониях, в Испании во время гражданской войны, которая длилась с 1936 по 1939 год.Около 600 000 беженцев бежали в восточную Испанию, спасаясь от фашистского правительства генералиссимуса Франсиско Франко во время той войны, около 200 000 из них — дети. Они жили и получали образование в таких колониях, которые часто занимали поместья и загородные дома, брошенные их фашистскими хозяевами. Гейст, отец двух дочерей, был глубоко тронут.








Филомена Торроэлла, 14 лет, Centro Español Cerbére (Франция).«На этом рисунке изображен один из взорванных фашистами домов в Порт-Боу».

«Я сказал библиотекарю:« Это необычно, и тебе следует что-то с этим сделать », — объяснил Гейст. «И она сказала:« Давай, сделай это. Это твое ». И я так и сделал».

С этого момента проект, казалось, зажил собственной жизнью. Работая с Питером Н. Кэрроллом, председателем правления Архивов бригады Авраама Линкольна — бригада была именем, под которым почти 3000 американских добровольцев сражались против Франко на войне — Гейст создал «Они все еще рисуют картинки: детское искусство во время войны» из Гражданская война в Испании в Косово, , выставка и сопроводительная книга, выпущенные в 2002 году.

В основе проекта — избранные детские рисунки времен Гражданской войны в Испании, а также произведения искусства последующих войн. Включены изображения из японо-американского лагеря для интернированных во время Второй мировой войны, а также из Польши непосредственно перед этой войной, а также из более поздних конфликтов в Косово, Шри-Ланке и Бирме, среди других стран. По словам Гейста, одна иллюстрация — из войны во Вьетнаме, а другая — из Ирана 1980-х годов. К иллюстрациям прилагаются старинные фотографии военного времени, сделанные известным фотографом-документалистом Робертом Капой.

Детские художественные изображения разделены на пять категорий, сказал Гейст: до войны, во время войны, перемещение, жизнь в лагерях и, наконец, видение мира.

Выставка была показана на шести площадках по всей стране, в том числе в Дартмутском университете и университете Южного Иллинойса, а также в галерее Axa в Нью-Йорке. Его показ в галерее Джейкоба Лоуренса в UW со 2 марта по 1 апреля будет последним. В UW выставке предшествовал цикл фильмов под названием El Ojo Herido (Раненый глаз), , который завершился во вторник.Книга Гейста и Кэрролла будет доступна в галерее.








Луиза Родригес, 11 лет, Бильбао, Колония Инфантил де Байона (Франция). «На этом рисунке изображена эвакуация моей матери, моего брата и меня, когда мы уезжали в Сантандер. И пушки стреляли снарядами, которые установили Mt. Арраиз в огне.

Выставку в UW будет сопровождать симпозиум под названием «Дети войны» в пятницу и субботу, 4 и 5 марта, в 102 Smith.Гейст соберет ветеранов и выживших в гражданской войне в Испании вместе с художниками, архивариусами, учеными и активистами по защите прав детей, чтобы «исследовать», как отмечается в его продвижении, «трансформацию травмы и памяти в искусство и самовыражение». Как и в Калифорнийском университете в Сан-Диего, Гейст в этом квартале преподает сопутствующий курс поэзии и политики времен гражданской войны в Испании.

Гейст сказал, что он приложил усилия, чтобы связаться с создателями вызывающих воспоминания рисунков, и разыскал около 12 из них.Он вспомнил случай, когда он позвонил одному из художников, который уже достиг старшего возраста, и сказал: «Я смотрю на рисунок, который вы сделали 60 лет назад». По его словам, этот опыт был «очень эмоциональным, очень мощным».

Выставка и книга, по мнению Гейста, подчеркивают два основных момента. Во-первых, «я воспринял эту выставку как мощное антивоенное заявление — демонстрацию травм и насилия, нанесенных самым невинным жертвам войны». Во-вторых, он сказал: «Рисунки свидетельствуют о силе человеческого духа, позволяющем создавать прекрасные произведения из травм.«В каком-то смысле они похожи на рисунки, которые рисует любой ребенок, — сказал он, — и все же такие разные».

Спонсорами выставки являются Центр гуманитарных наук Симпсона, Отдел испанского и португальского языков, Галерея Джейкоба Лоуренса и Офис заместителя декана по гуманитарным наукам Университета штата Вашингтон.

О своем опыте Гейст сказал: «Во многих отношениях он превзошел мои ожидания. Это была самая важная работа — «удовлетворение» — не совсем подходящее слово — я считаю, что это самая важная работа, которую я проделал.

И на протяжении всей своей работы он говорил, что часто думал о молодых жертвах нынешних мировых войн. «Что меня поразило, так это то, что это историческая проблема, но это также текущая, постоянная проблема». Он сказал, что дети раздираемого войной Ирака были «чрезвычайно» у него на уме, когда он работал.

Об этих детях Гейст сказал: «Я могу только надеяться, что у них будет достаточно бумаги и мелков».









Рафаэла Ховер Родгигес, 13 лет, Колония Эсколар Беллус (Валенсия), «Во время поездки.”

Детские рисунки времен гражданской войны в Испании

Детские рисунки времен гражданской войны в Испании 1936-1939 годов были созданы детьми, эвакуированными из зон боевых действий в «колонии» в других частях Испании и на юге Франции. На рисунках изображены такие предметы, как бомбардировки деревень, сцены сражений с танками и самолетами, события во время эвакуации и повседневная жизнь в колониях (или в прошлом). Совместными усилиями Испанского совета по образованию и Испанского института Карнеги удалось собрать большую коллекцию рисунков во время войны.Некоторые из этих рисунков были отправлены в Соединенные Штаты в 1938 году Джозефом А. Вайсбергером для поддержки кампании Американского комитета службы друзей по сбору средств для дальнейшей эвакуации. Организация Quaker опубликовала коллекцию из 60 рисунков под названием And They Still Draw Pictures! (около 1938 г.), с прологом Олдоса Хаксли. Впоследствии рисунки были разосланы по ряду учреждений, большинство (609) отправилось в Калифорнийский университет в Сан-Диего.153 рисунка, доступные на этом веб-сайте, были завещаны Колумбийскому университету в 1938 году благотворителем, который, как предполагается, приобрел их на выставке ранее в том же году. Позже они стали частью коллекции Архитектурной библиотеки и изящных искусств Эйвери. Так случилось, что бывший директор библиотеки Анджела Гирал сама эвакуировалась с гражданской войны. В личной заметке она процитировала описание рисунков Джозефом Вайсбергером как «автобиографические страницы несохраненных дневников».

Просмотреть коллекцию можно тремя способами: через всю коллекцию; имена детей; или провинции, в которых они проживали в качестве эвакуированных. Это полезно для членов семьи, пытающихся отследить работу родственников, но тематическая классификация могла бы быть более полезной для учителей и исследователей. Щелчок мыши позволяет браузеру видеть достаточно большую версию каждого рисунка с видимыми деталями и ярким воспроизведением цветов мелков, используемых детьми.Также есть подпись с именем и (если известно) возрастом ребенка, колонией, в которую он был перемещен, и кратким описанием содержания на испанском и английском языках. Так, в № 22 поясняется: «Эта сцена показывает день эвакуации, когда, когда мы собирались сесть в поезд, мы увидели самолет, который уже стрелял, и нам пришлось отправиться в укрытие поблизости». Рисунки, нарисованные детьми в возрасте от семи до четырнадцати лет, демонстрируют значительное несоответствие между неискушенным стилем большинства и относительно сложной техникой меньшинства.Например, № 107 «Сцена войны» изображает женщину, оплакивающую своего умершего мужа, в композиции Жана-Франсуа Милле в большом долгу перед « The Angelus ».

Есть небольшой раздел, озаглавленный «О коллекции», в котором содержится немного дополнительной информации о рисунках, помимо той, что вкратце изложена выше. Следовательно, нам не помогают понять контекст, в котором появляются рисунки, или связь между рисунками, обстоятельствами войны и мировоззрением детей.Тем не менее, можно, например, задать вопросы о реакции детей на бомбардировки, о том, как они были эвакуированы, об их новом опыте в колониях и о различиях в том, как мальчики и девочки воспринимали войну. Для сравнения, ученые могут посчитать полезным обратиться к более глубоким исследованиям детских рисунков в военное время, проведенным специалистом по нацистской оккупации Европы Николасом Старгардтом. 1

Короче говоря, это потенциально интересная коллекция, которая дает ребенку взгляд на войну, но с точки зрения учителя, очень мало помощи в том, как использовать ее в классе.

1 Николас Старгардт, «Детское искусство Холокоста», Прошлое и настоящее 161 (1998): 192–235; и Свидетели войны: жизни детей под нацистами (Лондон: Джонатан Кейп, 2005).

Интернет-выставки библиотек Колумбийского университета

Во время гражданской войны в Испании (1936-1939) детей были эвакуированы из зон боевых действий в «колонии» в свободных от войны районах Испании и на юге Франции. Рисунки этих детей — в основном в возрасте от семи до четырнадцати лет — были собраны со всей Испании совместными усилиями Испанского совета по образованию и Испанского института Карнеги.Большая группа была собрана Джозефом А. Вайсбергером в начале 1938 года и доставлена ​​в Соединенные Штаты от имени Испанской ассоциации защиты детей Американского комитета службы друзей (AFSC — «квакеры»). Они использовались AFSC как средство информирования о тяжелом положении детей и сбора средств для дальнейшей эвакуации и другой помощи. Более 850 этих рисунков были обнаружены в различных местах. Колумбия получила 153 изображения, представленные здесь в 1938 году, по наследству, и они стали частью коллекции Архитектурной и изобразительной библиотеки Эйвери в 1977 году.

Анджела Гирал, бывший директор библиотеки Эйвери, выступала за проект по размещению этих рисунков в Интернете и обращению к тем, кто мог пострадать в результате массовых переселений. Она объясняет свою личную связь с этими рисунками:

Я тоже был эвакуирован из зоны боевых действий примерно в то же время, когда эти рисунки были сделаны в детских колониях. Мне повезло: моя семья эвакуировала меня к бабушке и дедушке в Алжир.В то время едва исполнилось три года, если я делал какие-то рисунки, они не сохранились. То, что я помню из более поздних лет, — это истории об одержимости моего деда рассмешить меня … Я был вечно грустным ребенком.

Джозеф Вайсбергер, во введении к «И они все еще рисуют!» называет эти рисунки «автобиографическими страницами несохраненных дневников». Некоторые из этих детей больше никогда не видели своих родителей, другие вернулись в Испанию в конце войны, некоторые уехали в изгнание, как и я, и выросли в далеких странах.Я надеюсь, что многие еще живы и готовы добавить несколько страниц к этим неполным автобиографиям, обновив их. С разрешения тех, кто пишет, я хотел бы разместить сообщения на этой же веб-странице. В любом случае собранная таким образом информация будет храниться в качестве электронного компонента архива Эйвери по «испанским детским рисункам» и может когда-нибудь также быть депонирована в архивах гражданской войны, которые сейчас собираются в Испании.

Если вы один из тех детей или родственник, который может предоставить обновленную информацию о жизни или местонахождении любого из них, я был бы очень признателен, если бы вы получили известие.

Анджела Гирал, бывший директор
Библиотека архитектуры и изящных искусств Эйвери
Колумбийский университет, MC-0301
1172 Амстердам-авеню,
Нью-Йорк, Нью-Йорк, 10027
[email protected]

Интернет-выставки библиотек Колумбийского университета

Во время гражданской войны в Испании (1936-1939) дети были эвакуированы из зон боевых действий в колонии в свободных от войны районах Испании и на юге Франции. Рисунки этих детей были собраны со всей Испании совместными усилиями Испанского совета по образованию и Испанского института Карнеги.В начале 1938 года Джозеф А. Вайсбергер собрал большую группу и перевез ее в Соединенные Штаты от имени Испанской ассоциации защиты детей для Комитета службы американских друзей. Друзья использовали их как средство информирования о тяжелом положении детей и сбора средств для дальнейшей эвакуации и помощи уже созданным колониям. Более 850 этих рисунков были обнаружены в различных местах. «Друзья» опубликовали шестьдесят из них с прологом Олдоса Хаксли под названием «». И они до сих пор рисуют картинки! Несколько экземпляров были проданы за 1 доллар.00 каждый в тот же фонд

Большинство известных сегодня рисунков (609) были собраны Калифорнийским университетом в Сан-Диего и составляют часть коллекции Саутворта в их Специальных коллекциях Мандевилля (доступно в Интернете по адресу: http://libraries.ucsd.edu / speccoll / tsdp /). Еще 17 находятся в Гарвардском университете, еще 15-20 находятся в штаб-квартире Американского комитета службы друзей в Филадельфии.

Здесь представлены 153 коллекции, сделанные детьми от 7 до 14 лет.Они были завещаны кафедрой истории искусств и археологии Колумбийского университета Мартином Фогелем. К сожалению, об этом человеке известно очень мало, кроме того, что он был юристом, который умер 20 мая 1938 года в возрасте 59 лет. Он сделал несколько завещаний Колумбийскому университету в завещании от 16 марта 1938 года. воли и его смерти, кажется очевидным, что купленные им рисунки были выставлены в Lord & Taylor? s в феврале 1938 года. Его имя, однако, не фигурирует среди посетителей выставки.

В 1977 году покойный профессор Джордж Коллинз обнаружил эти рисунки при исследовании некоторых больших коробок, напоминающих фолианты, которые хранились в библиотеке слайдов Департамента истории искусств. Он перевел их в Библиотеку архитектуры и изящных искусств Эйвери, где они проживают.

Права, разрешения и воспроизведение

Колумбийский университет предоставил доступ к этим материалам только в образовательных и исследовательских целях. Университет не разрешает любое использование или воспроизведение в коммерческих целях.Материалы предоставляются на условиях «как есть» и без каких-либо гарантий, явных или подразумеваемых, включая любые гарантии правового титула, ненарушения авторских или других прав. Дополнительная информация ….

Размышления о миграции и войне

482  ОЗТАБАК / Детские рисунки беженцев: отражения миграции и войны

Беженцы, спасающиеся от войн, конфликтов и пыток, часто переживают тяжелые времена, потому что им трудно адаптироваться

к изменениям в повседневной жизни (Бирман, 2002).Во-первых, они должны подать заявление о предоставлении убежища для получения статуса беженца вскоре после того, как

покинут свое место жительства. Во-вторых, они должны адаптироваться к социальным, культурным и языковым различиям в новом жилом районе

, что может быть довольно сложной задачей для беженцев (Berry, 1987; Feijen, 2008).

Потеря членов семьи, культурная и языковая изоляция на новом месте, этническая деформация и отсутствие

физического сходства с новым поселением могут привести к восприятию преследуемой принадлежности (Garrett, 2006; Goodkind et

al., 2014), что может быть напрямую связано с плохим физическим здоровьем и связанным с ним психологическим риском. Эллис и др. (2015)

утверждают, что нездоровье у обоих полов неизменно ассоциируется с воспринимаемой несостоятельной принадлежностью и

воспринимаемой обременительностью. Отсутствие доступа к медицинским услугам, включая консультации и общее медицинское обслуживание, составляет

, что связано с высоким уровнем воспринимаемой обременительности и недопустимой принадлежности.

В исследовании, проведенном с косовскими беженцами, проживающими в США.SA, самооценка травматических переживаний беженцев

была заказана на основании их серьезности, которые проживают в лагерях беженцев, недостатка наркотиков и недоедания,

разлучение с любимыми, одиночное заключение, потеря члена семьи, свидетели насилия , подверглись

насилию, телесным повреждениям, стали свидетелями смерти и сексуального насилия (Bisson & Andrew, 2007). В дополнение к этому травмирующему опыту

беженцы подвергаются контекстуальным стрессорам, включая социально-экономические трудности, бедность, трудности

в доступе к образованию, враждебность и расизм, культурные различия и изоляцию (Porter & Haslam, 2005; Miller &

Rasmussen, 2010 ).Этот вид стресса может иметь пагубные последствия для людей, ищущих убежища, например, посттравматическое стрессовое расстройство

(Buz, цит. По Seker & Aslan, 2015). Тяжесть посттравматического стрессового расстройства часто связана с

индивидуальными переживаниями, пережитыми вдали от дома (Geltman et al., 2005). Прямое или косвенное воздействие

потенциальных травматических инцидентов по прибытии в принимающую страну является одной из основных причин посттравматического стрессового расстройства

(Berthold, Montgomery, Sujoldzic et al., как цитируется в Fazel et al. 2012). Таким образом, беженцы, которые сталкиваются с

различных трудностей вдали от дома, с большей вероятностью страдают посттравматическим стрессовым расстройством.

Детство, которое является наиболее критическим периодом в жизни человека, также является временем, когда человек наиболее подвержен влиянию социального контекста

(Arslan et al., 2009). Дети являются наиболее уязвимой группой к негативным последствиям социально-экономических проблем, войн и иммиграции, что оставляет их потребности неудовлетворенными (Mutlu & Kirimsoy, 2016).Война имеет

пагубных последствий для детей, потому что дети не обладают физическими и когнитивными навыками, чтобы защитить себя в

таких случаях (Юрдакок, 2008). Миллионы детей, которые не могут найти достаточную пищу, воду, энергию и лекарства,

борются с голодом, болезнями и бедностью. Давление таких условий или политики вынуждают детей жить вдали

от своих домов и семей в лагерях беженцев, где они чувствуют себя одинокими, имея дело с неопределенным будущим в поисках убежища

(Erden & Gurdil, 2009).Сегодня половина беженцев во всем мире — это перемещенные и несопровождаемые дети

(Харуногуллари, 2016). Следовательно, последствия войны для детей следует исследовать с большой осторожностью.

Как и взрослые, дети-беженцы сталкиваются с различными трудностями в своем новом поселении. Расизм, этнокультурные травмы

, неспособность адаптироваться к принимающей культуре и образу жизни, проблемы идентичности, ограниченный доступ к услугам, социальной поддержке

и образованию — вот некоторые из проблем, с которыми сталкиваются дети-беженцы (Katz & Redmond, 2010 ).Кроме того, низкий доход,

необразованных родителей и языковые препятствия могут привести к задержкам в развитии и плохой успеваемости (Tienda

& Haskins, 2011). В результате дети-беженцы с большей вероятностью будут чувствовать себя изолированными и потерять чувство принадлежности (Sayin

et al., 2016). С другой стороны, они с большей вероятностью станут жертвами эксплуатации, включая сексуальное насилие и вербовку, поскольку они

— одна из самых уязвимых групп в мире (Hodgkin & Newell, 2003).Право этих детей на жизнь нарушается в

лагерях беженцев и других местах из-за голода, болезней, жестокого обращения, убийств, несчастных случаев на работе, психологических

расстройств, детских браков, вооруженных групп и миграции в другие страны (Turkish Medical Association [TMA ], 2014;

Детский фонд ООН [ЮНИСЕФ], 2016).

Физические и социальные проблемы, с которыми приходится сталкиваться детям-беженцам, чтобы выжить, являются одними из негативных результатов войны и иммиграции

.Кроме того, у детей, которые были непосредственными свидетелями войны, могут развиться психологические проблемы, такие как

фобий, беспокойство и беспомощность, потому что выживание в таких условиях оставляет глубокий след в их внутреннем мире. Их опыт

может заставить их думать, что они пройдут через те же травмы, что их родители или они сами будут убиты

, что они будут одинокими и беззащитными и что они будут наказаны за свои ошибки, и они могут винить

сами за то, что произошло (Американская психиатрическая ассоциация, 2000; Дырегров и др., 2002; Гоклер, 2001;

Коплевич. et al., 2002; Pat-Horenczyk et al., 2007; Табет и Востанис, 2000; Табет, Абед и Востанис, 2004; Yule,

2002). У детей с таким травматическим опытом чаще развиваются поведенческие расстройства, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) после

, языковые проблемы, низкая успеваемость и ночное недержание мочи (Alverez, 1998;

Aronowitz, 1984; Boneva et al., 1998). Поэтому крайне важно анализировать психологические,

социальные и академические проблемы детей-беженцев с разных точек зрения и оказывать им поддержку в улучшении качества их жизни.

Чтобы улучшить условия жизни детей-беженцев, необходим многомерный анализ, так как

они обычно стесняются рассказывать о своих чувствах и мыслях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.